www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Среда, 23 августа 2017, 16:48

Татароведение


Вы находитесь: / Татароведение / Образование / Учебники и учебные пособия / Р.Г.Фахрутдинов. История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье) / Раздел IV. Волжская Булгария
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Образование  •  Культура  •  Общество и государство  •  Религия  •  Исследовательские центры  •  Ученые  •  Заполнение анкеты  •  Научный совет по татароведению  •  Археологические исследования в Татарстане (Archeological research in Tatarstan)
Преподавание истории татар  •  Учебники и учебные пособия  •  FAQ по истории татар  •  Дистанционное образование  •  Высшее образование и аспирантура  •  Концепция государственной этнонациональной образовательной политики РФ
Р.Г.Фахрутдинов. История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)  •  Атлас истории Татарстана и татарского народа  •  Этнография татарского народа
Введение  •  Раздел I. Первобытное общество на территории Татарстана  •  Раздел II. Ранние тюрки и тюркские племена Евразии  •  Раздел III. Первые раннесредневековые государства татарского народа  •  Раздел IV. Волжская Булгария  •  Раздел V. Золотая Орда  •  Раздел VI. Казанское ханство  •  Хронологическая таблица

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Раздел IV. Волжская Булгария
    § 15-18
     

    РАЗДЕЛ IV. ВОЛЖСКАЯ БУЛГАРИЯ

     

    § 15. РАННИЕ БОЛГАРЫ НА ВОЛГЕ. ОБРАЗОВАНИЕ НОВОГО БОЛГАРСКОГО ГОСУДАРСТВА – ВОЛЖСКОЙ БУЛГАРИИ

    Итак, часть болгар появилась на Средней Волге. Сколько их было, кто был их предводителем, появились ли они все вместе или отдельными группами – к сожалению, исторические источники об этом молчат. Остается лишь строить догадки на этот счет.

    А вот что побудило их переселиться, подняться вверх по Волге и сменить свои прежние степные пространства на северную лесостепь – по этому вопросу имеются интересные предположения. Так, С.А.Плетнева считает, что переселение болгар можно связать с принятием иудейства и возникшей из-за этого смутой в Хазарском каганате. Такая причина действительно могла иметь место.

    Болгары пришли на Среднюю Волгу в составе целого конгломерата племен. Иными словами, вместе с собственно болгарами были и барсилы, и беленджеры, и савиры. Только в исторических источниках Х века эти племена на новой земле названы уже несколько по-другому: берсула, баранджары и сувары. Относительно последних, т. е. сувар, есть разные мнения: большинство исследователей считает их именно переселившимися савирами, некоторые. же историки полагают, что отождествлять их нельзя и что сувары были другими племенами. Конечно, нельзя сказать, что на Среднюю Волгу переселились названные племена в полном их составе, все без исключения. Большинство савир, барсилов, беленджеров остались на своей родине, составляя солидную часть населения Хазарского каганата.

    Приход болгар на Среднюю Волгу подтверждается археологическими данными. Те остатки материальной культуры, которые исследованы в Татарстане и в прилегающих районах, например, Ульяновской области, очень похожи на материалы археологических памятников бывших болгарских земель Приазовско-Прикубанского юга. Это особенно ярко проявляется в материалах раннеболгарских могильников. Формы захоронений и вещи (сохранившиеся части одежды и вооружения, ритуальная посуда и др.), находимые в могилах обоих регионов – юго-западного протоболгарского мира и новых болгарских земель в Среднем Поволжье – повторяют друг друга или же очень похожи между собой.

    Раннеболгарскими на территории Татарстана являются могильники, расположенные у сел Большие Тарханы Тетюшского, Танкеевка Куйбышевского и Большие Тиганы Алексеевского районов, а также могильник у села Кайбелы Ульяновской области. Памятниками типично салтовскими при этом считаются Больше-Тарханский и Кайбелский могильники, тогда как Танкеевский, помимо собственно раннеболгарских, содержит еще вещи восточных и северо-восточных районов. Эти вещи характерны для угорской группы населения Уральской зоны. Вообще, угры заметно вклинились в тюркский мир в период нашествия гуннов. Именно гунны в своем движении на запад увлекли за собой угорские племена Западной Сибири и Южного Урала. Поэтому угры как в составе гуннской орды, так и в период последующего проживания среди ранних тюрков, осевших в Волго-Уральском регионе, оказались сильно тюркизированными. Их след в формировании населения нового болгарского государства на севере оказался достаточно заметным. Это и отражается в материалах Танкеевского, а также Больше-Тиганского могильников.

    Об этих раннеболгарских могильниках мы чуть подробнее рассказали потому, дорогие ребята, что все вы должны иметь общее представление о новых достижениях археологической науки в нашей республике. Именно эти исследования открыли новые страницы нашей отдаленной, но чрезвычайно интересной истории. Помимо могильников, в последние десятилетия изучен целый ряд других ранних археологических памятников, среди них остатки открытых поселений и некоторые городища. Все эти памятники дали в руки археологов совершенно новые элементы материальной культуры раннесредневекового мира Средней Волги. Например, среди гончарной и лепной керамики появляются совершенно новые формы сосудов и их орнаментации. Они сильно отличаются от керамики юго-западных протоболгарских могильников и поселений. Эти новые формы характерны для памятников другого – юго-восточного культурного мира: мира огузов, печенегов и кипчаков. Таким образом, еще в этот ранний период на Средней Волге, кроме булгарских племен, появляются другие этнические массивы. Это – приуральские тюркизированные угры и чуть позднее зауральско-приаральские огузо-кипчакские племена.

    Но это еще не все. Мы уже с вами раньше говорили, что до прихода болгар жили в наших краях и другие тюркоязычные группы. Однако весьма важно то, что все эти племена объединяло одно общее – все они были раннетюркскими и почти все своим происхождением и появлением связаны с гуннами. Конечно, в древнем Татарстане и соседних районах, как мы уже видели выше, жили и местные, финские племена. Доболгарские и болгарские тюркоязычные народы, появившись здесь, вошли с ними в широкий этнический и культурный контакт.

    При всем этом надо учесть следующее. Все эти племена и народности еще не были объединены в один прочный союз с единым, сильным управлением. К тому же у них не было какой-либо единой веры. Все они оставались еще язычниками, пусть на высшем уровне развития язычества – “тенгрианства” у тюркских народов. Однако каждое племя по старой традиции продолжало почитать свой тотем. Конечно, появились уже первые зачатки ислама, принятого руководством болгарского общества из Средней Азии. Например, первый исторически известный болгарский князь Алмас был уже мусульманином. Какая-то часть болгар была знакома с этой новой религией еще в период проживания на юге среди хазар.

    Однако для укрепления власти создавшегося господствующего класса, для поднятия авторитета царя, наконец, для окончательного объединения болгарских и других племен в одно единое государство под общей классовой религией, под единой идеологией нужно было официально, всенародно принять ислам. А это можно было сделать, обратившись к главе всех мусульман мира. Это был багдадский халиф. К нему и обратился Алмас с просьбой прислать к нему факиха–мусульманского проповедника, чтобы тот помог ему установить в его стране законы ислама и обучил его людей мусульманской вере.

    Просьба болгарского князя была удовлетворена: из Багдада через Среднюю Азию в 922 году прибыло к болгарам посольство во главе с послом Сусаном ар-Расси и секретарем посольства Ахмедом ибн-Фадланом. Именно Ибн-Фадлан, который фактически выполнял основную миссию посольства, написал потом, уже после возвращения в Багдад, путевые заметки под названием “Записка”. Рукопись самого автора еще не найдена, но дошли до нас ее различные списки. И вот книга знаменитого арабского путешественника позволяет нам представить картину прибытия посольства на болгарскую землю, а также узнать весьма интересные факты из жизни болгар, с некоторыми из которых мы кратко ознакомимся в наших последующих рассказах. А пока вернемся к началу приезда Ибн-Фадлана и его спутников.

    Посольство прибыло в страну древних болгар 12 мухаррема 310 года по хиджри, что соответствует 12 мая 922 года по нашему летосчислению.

    Хиджри (хиджра) – в переводе с арабского “переселение”, “уход” – и действительно означает переселение пророка Мухаммеда из его родного города Мекки в другой город Медина в 622 году. Начало этого года является точкой отсчета мусульманского летосчисления, ведущегося до настоящего времени по восточному лунному календарю. Мусульманский лунный год на 11 дней короче христианского солнечного, ибо в нем нет месяцев из 31 дня, а месяцы состоят из 29 (нечетных) и 30 (четных) дней. Если перенести на европейский солнечный календарь, начало лунного года – первое мухаррема – ежегодно переносится на 11 дней вперед.

    Булгарским царем Алмасом (как главу государства Ибн-Фадлан называет его “малик”, что в переводе с арабского означает царь) был устроен весьма торжественный прием посольства. Арабы преподнесли ему дорогие подарки и знамя халифата – символ покровительства халифа. Через несколько дней, в пятницу, было проведено торжественное богослужение: произнесли хутбу, т. е. пятничную молитву, что является чрезвычайно важным ритуалом в мусульманском вероисповедании. Через два месяца, собрав всеболгарский съезд, Алмас при тех же багдадских послах всенародно закрепил официальное принятие ислама (1).

    Таким образом, принятие ислама в качестве государственной религии явилось завершающим этапом объединения разрозненных болгарских и родственных племен и стало началом окончательного становления нового централизованного государства болгар на севере – Волжской Булгарии. Впредь мы будем писать название этого народа, его государства и главного города в формах “булгары”, “Булгария”, “Булгар” через “у”, что принято у археологов и историков, чтобы отличать их от приазовских, дунайских и в целом ранних болгар.

     

    (1) В 1989 году–в 1410 году по хиджри–было торжественно отмечено 1100-летие принятия ислама в Волжской Булгарии (1410–310=1100). Торжества прошли на развалинах древнего Булгара на Волге. Отмечать этот большой юбилей приехали из более чем 20 мусульманских стран Востока, а также из исламских общин ряда стран Западной Европы. Как и 1100 лет назад, при большом стечении народа после торжественного азана, т. е. призыва к молитве, была прочтена пятничная хутба. Это был большой праздник в духовной жизни Татарстана и соседних республик.

     

    § 16. ТЕРРИТОРИЯ, НАСЕЛЕНИЕ, СОСЕДИ

    Волжская Булгария занимала довольно большую для тех времен территорию. Ее северная граница в Х–XI веках проходила по правобережью Камы, западная – по Свияге с ее левыми притоками, восточная – по реке Шешме, а южные пределы доходили до Самарской Луки–большой излучины Волги в районе современных Жигулевских гор.

    В XII веке в результате социально-экономического и политического роста государства его границы расширились. Так, северные пределы дошли до бассейна реки Казанки – в ее бассейне поисками казанских археологов в последнее время обнаружен целый ряд поселений, возникших где-то к концу именно этого столетия. Примерно в это же время увеличились владения Волжской Булгарии в юго-восточном направлении. В сообщении Лаврентьевской, самой ранней русской летописи, говорится о сражении сторожевого отряда булгар с монголами в 1229 году на реке Яик (Урал). В некоторых поздних источниках, например, в “Казанской истории” русского автора XVI столетия, в татарском историческом повествовании “Дефтер-и Чингиз-намэ” (“Книга о Чингизе”) земли от Волги и Камы до Яика также названы булгарскими. Здесь, конечно, речь идет о землях, находившихся под контролем булгар, о государственных границах Булгарии. Этническая же территория, т. е. земли, заселенные самими булгарами, не выходили, как и до этого, за пределы Шешмы на востоке. На юго-востоке, со стороны степи, эта граница ограничивалась верховьем реки Большой Черемшан и далее на юг она шла неширокой полосой вдоль левобережья Волги на широтах Самарской Луки. Словом, эта территория сохранилась в пределах земель Х–XI веков. За пределами указанной территории археологами не выявлены места компактного проживания булгар. Лишь в золотоордынский период в нижнем течении Самары и реки Кинель возникли отдельные поселения. Вся степь южнее и юго-восточнее не принадлежала этнической территории Булгарии, хотя, как уже отметили, контролировалась ею с целью отражения нападения кочевников.

    Этнический состав населения Волжской Булгарии в начальный период существования этого государства, в Х–XI веках, был довольно пестрым. Помимо уже известных нам булгар, берсулы, сувар, баранджаров, в источниках Х века упоминаются еще и эсегелы, или эскелы (искилы). При этом сообщается, что и булгары, и берсула, и эсегелы относительно образа жизни все стоят на одной и той же ступени развития. С именами некоторых из этих основных племен связаны названия отдельных крупных городов, например, булгары – город Булгар, сувары – Сувар. Известный русский историк XVIII века В.Н.Татищев, пользовавшийся недошедшими до нас историческими источниками, но которые были тогда ему известны, назвал Буляр городом билиров. А билиры были известны еще по западноевропейским источникам: в конце Х века какая-то часть из них переселилась на территорию Венгрии во главе с князем Хасаном и основала там город Пешт, т. е. одну из двух половинок древнего Будапешта, столицы этой страны. Тот же Татищев писал о существовании также племени чалмата; название этого племени принято связывать с Чулманом – тогдашним названием реки Кама.

    Такая пестрота населения Волжской Булгарии была в основном в начальный период существования государства. Более поздние путешественники, например, араб ал-Гарнати, побывавший в этой стране в XII веке, а также другие географы уже не отмечают среди булгар названных выше племен. В их рассказах отсутствуют также сведения о других, новых племенах. Принято считать, что в XII веке была создана единая народность с общим названием “булгары”.

    Помимо самого населения Волжской Булгарии были племена, которые оказались под ее политическим, экономическим и культурным воздействием. Прежде всего это непосредственные, ближайшие соседи булгар, племена финно-угорской языковой группы, более конкретно–финской подгруппы: предки современных марийцев, удмуртов и восточной мордвы-мокшы. В такой же зависимости от булгар оказались некоторые тюркоязычные племена. В первую очередь это маджары, кочевавшие восточнее Волжской Булгарии. По сообщению крупного арабского географа начала Х века ал-Балхи, одна группа маджаров, состоящая из двух тысяч человек (надо понимать как две тысячи воинов!), подвластна булгарам. На основе этого сообщения многие пишут о башкирах. Однако в названном источнике ясно пишется о племенах с названием “маджгары” (в некоторых источниках пишется о “бажджарах”, но здесь известная контаминация начальных “м” и “б”, т. е. замена этих букв, что характерно для целого ряда языков). Эти племена позднее, уже в период Золотой Орды, непосредственно участвовали в формировании татарского и башкирского народов.

    У булгар были и более далекие соседи. Они так же, как и ближние, зависели от них, также платили им дань. Так, например, на расстоянии от 20 дней до одного месяца пути (один день пути равнялся примерно 35 км) от булгарской земли на дальнем севере жили племена вису. О них сообщают многие восточные путешественники и географы начиная от Ибн-Русте и Ибн-Фадлана. Арабское название “вису” соответствует “веси” русских летописей. Часть этих племен позднее обрусела, часть же сохранила свое этническое лицо–это современные вепсы, относящиеся к прибалтийско-финской подгруппе финно-угорской группы языков. Другими словами, по своему языку они близки эстонцам, а также карелам и финнам. В настоящее время они составляют всего 8 тысяч населения, проживая в Карелии, частично в Ленинградской и Вологодской областях.

    И вот эти далекие северные племена, находившиеся еще на стадии первобытнообщинного строя, были зависимы от Волжской Булгарии – первого раннефеодального государства Северо-Восточной Европы. В таких же отношениях к булгарам находились и племена под названием “йура”, по арабским источникам, русские же летописи их называют “югра” или “угра”. Они находились еще дальше – примерно в трех месяцах пути от своих южных соседей. Йура – это предки современных хантов (остяков) и манси (вогулов).

    Помимо сбора десятипроцентной дани, булгары еще и просто торговали с этими северными племенами. Но торговля эта была несколько необычной – меновой, или даже немой. Дело в том, что у северных племен не было еще денежно-торговых отношений. Они просто производили натуральный обмен товаров, иными словами, меняли товар на товар, отсюда и название “меновая”. А немой ее называли потому, что эти племена из-за боязни перед иностранными купцами не сходились с ними лично, не общались, а торговали как бы на расстоянии. Вот как происходила эта торговля. Булгары приезжают в страну йура, оставляют привезенные ими товары на известном месте и удаляются на некоторое расстояние. Подходят люди йура, кладут свой товар и, если находят сделку приемлемой, берут вещи булгарских купцов и уходят, оставив свои на месте. Если же булгарские товары их не устраивают, то они не берут их, просто удаляются и ждут. Приходят купцы, что-то еще добавляют и снова удаляются. Появляются йура из своих укрытий и, если товар подходящий, забирают его, а свой оставляют...

    Дальним соседом булгар на западе за финно-угорскими землями было население Киевской Руси. Взаимоотношения между этими двумя государствами в первый период дозолотоордынской эпохи – в Х–XI веках – были в основном добрососедскими, если исключить несколько походов: поход русских 985 года, окончившийся заключением мирного договора, и взятие булгарами города Мурома в 1088 году в ответ на ограбление их купцов на Волге и Оке. Более натянутые отношения между Волжской Булгарией и Древнерусским государством установятся чуть позднее.

     

    § 17. ХОЗЯЙСТВО, РЕМЕСЛО И ВОЕННОЕ ДЕЛО

    Основным видом хозяйства волжских булгар было развитое земледелие. Землю пахали тяжелыми плугами и легкими сохами. Сеяли пшеницу, ячмень, просо, чечевицу. Об этом писал еще в самом начале Х века Ибн-Русте: “Болгаре народ земледельческий и возделывает всякого рода зерновой хлеб, как то: пшеницу, ячмень, просо и другие”. Почти то же самое повторил чуть позднее и Ибн-Фадлан, говоря о продуктах булгарского земледелия и в целом об их питании: “Пища их – просо и мясо лошади, но и пшеница и ячмень [у них] в большом количестве, и каждый, кто что-либо посеял, берет это для самого себя”. Известный уже нам персидский географ и историк XI века ал-Гардизи к пшенице и ячменю добавил чечевицу, а также некоторые бахчевые культуры, например, тыкву и бобы. Вот таким довольно широким был ассортимент сельхозпродуктов в начальный период феодализма в Волжской Булгарии.

    Из слов Ибн-Фадлана мы узнаем, что булгарин оставлял весь урожай для себя. Может возникнуть такой вопрос: какую же подать или ренту он платил тогда государству, ведь его надо было поддерживать, ибо он жил в этом государстве и оно его защищало. На этот вопрос ответил тот же Ибн-Фадлан, сообщив, что “у царя нет на это (т. в. на посевы) никакого права, кроме лишь того, что они платят ему в каждом дому от каждого шкуру соболя”.

    Шкура соболя в качестве подати государству вызвала спор у ученых, ибо соболь не жил в тех лесостепных краях и, конечно, каждый булгарин никак не мог располагать шкурой этого таежного зверя. Тут дело, прежде всего, в разночтении некоторых арабских слов, переданных по-разному в различных рукописях. Арабское письмо является довольно своеобразным: там наличие или отсутствие характерных, т. н. диактрических точек над или под какой-либо буквой может менять значение слова. Так получилось и со словом “соболь”, которое передано в арабских рукописях разных периодов и переписчиков по-разному. Дело в том, что подлинная рукопись самого Ибн-Фадлана до сих пор не найдена, а его книга дошла до нас лишь в различных списках, копиях, в одной из которых данное слово читается, например, как “бык”.

    А вот обратимся по данному вопросу к Ибн-Русте, писавшему свое сочинение всего за каких-нибудь 10–15 лет до Ибн-Фадлана: “Подать царю своему платят они (булгары) лошадьми и другим”. Это так по первому переводу книги Ибн-Русте, сделанному еще в прошлом веке Д.А.Хвольсоном. Более поздний переводчик, ученый-арабист Б.Н.Заходер передал эту форму подати как “вьючное животное”. Если и быка, по Ибн-Фадлану, и лошадь, по Ибн-Русте, отнести к категории вьючных животных, то большой разницы мы не увидим. И, конечно, такая форма подати, в отличие от “соболя”, будет более близка к истине.

    Подать податью, но булгары, естественно, не оставляли казну без хлеба: просто свои излишки они продавали государству. В русских летописях сохранилось еще известие вот о таком событии: в 1229 году булгарский эмир, т. е. великий князь, послал великому князю Северо-Восточной Руси Юрию Всеволодовичу подарок в 30 речных судов (“насадов”), груженных пшеницей. Тогда на Руси был большой голод, и русские ходили за хлебом к булгарам, которые продали своим соседям много хлеба.

    Кстати, на Руси неурожаи бывали и раньше, тогда их также выручали восточные соседи. Так, под 1024 годом многие летописи передают известие о большом голоде на суздальской земле, в результате чего русские ездили к булгарам, купили у них хлеба и таким образом спаслись от верной смерти. Небезынтересно будет сообщение об этом Тверской летописи: “И бе (был) мятеж велик и глад (голод) по всей земле той, яки мужу своа жена даати, да кормят себе, челядином (т. е. были признаки людоедства). Идоша по Волзе (Волге) все люди в Болгары, и привезоша пшеницу и жито (хлеб, зерно) и тако ожиша”.

    Словом, в Волжской Булгарии хлеба было достаточно. Развитию земледелия в этой стране способствовала и прежняя земледельческая культура добулгарских, местных племен. Принято считать, что в Волжской Булгарии существовала паровая система земледелия. Некоторые историки склонны полагать, что такой системы там еще не было, а был простой перелог.

    Паровая система земледелия–это такая система севооборота, при которой большая часть площади поля занята зерновыми культурами и плодородие почвы восстанавливается в так называемом паровом поле. Пар–это поле севооборота, которое не занимается посевами в течение всего периода роста и развития растений. В этот период пар содержится в рыхлом и чистом от сорняков состоянии. В целом пар–это средство повышения плодородия почвы и накопления в ней влаги.

    Перелогом называют более примитивную систему земледелия, когда после снятия нескольких урожаев землю оставляют без обработки примерно на десять лет для восстановления плодородия почвы.

    Хлеб убирали серпами, которые, кстати, время от времени обнаруживаются при археологических исследованиях. Раскопками выявлены также скопления различных сельскохозяйственных злаков–остатков зерен. При археологических изучениях отдельных городов и поселений открыты многочисленные зерновые ямы, обшитые дубовыми досками. Зерно хранили также в специальных корчагах-хумах, т. е. больших глиняных горшках.

    Хозяйством, подчиненным земледелию, было скотоводство: разводили лошадей, коров, мелкий рогатый скот. Занимались булгары и охотой, добывая куниц, белок, бобров и других зверей. Пушнины у них было много. Использовали ее булгары и для своих нужд, и для вывоза за границу. Хотя они получали значительную часть дорогих мехов от своих, в первую очередь северных соседей, но и сами булгары, надо полагать, являлись неплохими промысловиками. Занимались они также рыболовством и бортничеством, т. е. лесным, бортевым пчеловодством (от слова “борть” – дупло дерева). В волжских и камских водах, в их многочисленных притоках и прилегающих озерах было много рыбы, а в лесу – меда. Часть этой продукции также шла на продажу в другие страны.

    В Волжской Булгарии были широко развиты строительное дело и ремесло. Если на рубеже IX–Х веков сохранялись еще пережитки кочевничества, и люди в летнее время переходили жить в юрты, то вскоре, с возникновением городов, все быстрее стала развиваться архитектура, наладилось строительное дело. Сооружали из кирпича и белого камня дворцы, мечети, крепостные башни, общественные бани, жилые дома. Однако основная часть строений состояла из деревянных домов. Жили также в глинобитных и полуземляночных жилищах.

    Большое развитие получила металлургия, в первую очереди обработка железа. Из железа делали многочисленные орудие труда и различные бытовые предметы: топоры, пилы, молоты косы, серпы, зубила, долота, клещи, цепи, петли, гвозди, замки рыболовные крючки и многое другое. Особую категорию кузнецов составляли оружейники, которые изготовляли почти bcе виды оружия и вооружения, часть которых вывозилась даже на внешний рынок.

    Медный и костяной промыслы, обработка кожи, гончарное производство, прядение и ткачество, резьба по камню – эти важнейшие виды ремесел достигли у булгар довольно высокого уровня развития. Особо отличались ювелиры. Изделия золотых и серебряных дел мастеров славились даже за пределами государства. В Х веке в двух больших и известных городах, в Булгаре и Суваре, чеканились серебряные монеты. Вначале булгары пользовались привозными монетами–арабскими диргемами, которые начали чеканить позднее в своих городах, но вскоре наладили чеканку собственных монет от имени своих великих князей. Чеканились монеты в Волжской Булгарии в Х веке, но потом это прекратилось, и последующие XI–XII века называют даже безмонетными. Данное явление еще не нашло своего научного объяснения.

    В Волжской Булгарии уделялось особое внимание строительству оборонительных укреплений. Город и кремль ограждались мощными крепостными сооружениями в виде высоких земляных валов и глубоких рвов, по валу шла толстая двухрядная дубовая стена с высокими сторожевыми башнями. Об этом свидетельствуют материалы, полученные при археологических раскопках Сувара, Булгара, Буляра и некоторых других городов, а также сообщения русских летописей об оборонительных укреплениях городов Ошель и Буляр.

    На высоких берегах Волги и Камы, на пограничных рубежах и на пересечении караванных дорог располагались военные крепости-форпосты по охране этих зон и торгово-стратегических путей. В пограничных же районах и вблизи крупных городских центров воздвигались дополнительные укрепления в виде длинных валов и рвов протяженностью порой до десяти километров.

    Не менее развитым было и вооружение. Ибн-Русте писал, что булгары ездят верхом, носят кольчуги и имеют полное вооружение. При археологических исследованиях булгарских городов и селений находят почти все виды средневекового оружия и вооружения: мечи, сабли, боевые топоры, кистеня, наконечники стрел и копий, рогульки (железки с острыми шипами для подбрасывания под атакующую конницу противника), шпоры, кольчуги, шлемы.

     

    § 18. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ

    Волжская Булгария была типичным раннефеодальным государством. Высшая власть в стране принадлежала эмиру. В начальный период существования государства его глава назывался эльтебер – так же называли правителей союзов племен и военачальников еще в Тюркском каганате, позднее в Хазарии. Точное значение этого слова еще окончательно не выяснено, но его корень “эль” у древних тюрков означал общину, союз племен, государство или страну (современная его форма “ил” у тюркских народов также означает страну). Позднее, уже в период широкого распространения мусульманства, этот термин заменяется арабским словом “эмир”. В то же время некоторые авторы, прежде всего тот же Ибн-Фадлан, по общепринятой в арабском мире традиции называли правителя булгар общим термином “малик”, означающим царя.

    Подать или налог государству у булгар не ограничивались лишь лошадьми или другими вьючными животными.

    Ибн-Фадлан обратил внимание еще на такой факт: “Каждому, кто у себя устраивает свадьбу или созывает пир, необходимо сделать отчисление царю, в зависимости от размеров пиршества”. Это “отчисление” арабский путешественник конкретизирует как “сахрадж медового набиза”, т. е. ковш или кубок напитка из меда, кроме того, еще какое-то количество пшеницы. Все это отчислял царю в пользу государства любой член общества, будь он простолюдин или высокопоставленный князь. Женил сына или выдал замуж дочь – выдели долю своего состояния и государству. Честь по чести – живешь в государстве, оно тебя защищает, и ты его поддержи.

    Феодализм в Волжской Булгарии возник и получил свое начальное развитие в государственной форме. Это означает следующее: до вовлечения крестьян в поземельную зависимость от светских и духовных феодалов практиковалось обложение свободного населения разными государственными повинностями.

    Помимо вышеуказанных форм подати в пользу государства, свободное население страны обременялось различными публично-государственными повинностями. Так, например, они должны были участвовать в строительстве военных крепостей на важнейших стратегических путях, в возведении больших оборонительных линий на пограничных зонах, в целом в строительстве городов и иных важнейших поселений государственного значения. Бесспорно, в этих работах участвовали и военнопленные, но и на долю свободных общинников выпадало немало дел.

    Однако в Волжской Булгарии, как в любой другой феодальной стране, была и частнопомещичья форма подчинения. Хотя прямых указаний на этот счет в письменных источниках нет, существование феодалов и феодальных отношений подтверждается наличием большого числа городищ – остатков феодальных замков на всей основной территории Булгарского государства. Это – небольшие городища площадью в среднем 3–4 га, но с мощными укреплениями и несколькими окружающими селищами. Последние являются остатками деревень, в которых жило крепостное население, подчиненное феодалу, обитавшему со своей дружиной в укрепленном замке.

    Развитию феодализма в Волжской Булгарии способствовало принятие единой монотеистической религии–ислама–в самом начале зарождения государства (“монотеизм” означает единобожие). Период после 922 года характеризуется широким распространением мусульманства во всей стране. Обращение к первоисточникам, располагая их в хронологическом порядке, не оставляет сомнений в этом. Приведем всего несколько примеров. Современник Ибн-Фадлана, уже известный нам ал-Балхи писал: “Болгар имя страны, жители которой исповедуют ислам”. Выдающееся персидское сочинение конца Х века “Худуд ал-алам” (“Границы мира”) население Волжской Булгарии также назвало мусульманами.

    О распространении у булгар ислама в качестве официальной, общегосударственной религии можно найти интересные сведения и в русских летописях в связи с историческим событием 986 года, когда к киевскому великому князю Владимиру прибыли булгарские послы с предложением принятия своей веры. На вопрос князя, что же собой представляет эта вера, булгары ответили, что они делают обрезание, не едят свинины, не пьют вина... По утверждениям летописцев, Владимир сказал, что обрезание и запрещение есть свиное мясо ему не нравится, а насчет вина сказал твердо: “Руси есть веселие пити, не можем без того быти”. После булгар приезжали в Киев немцы, иудеи из хазар, греки, и все они хвалили свою религию. Через год великий князь собрал у себя бояр и посоветовался с ними, как быть. Те предложили послать в эти страны людей, чтобы увидеть все своими глазами. Так и сделали. Приехали киевские послы в Булгарию, увидели, что мусульмане в своих храмах молятся, с их точки зрения, как-то странно кланяются, что “там нет веселья, только одна печаль”. Короче, не понравилось киевлянам у мусульман, приехали домой, доложили своему государю все как было, и ислам был отклонен. Еще через год, т. е. в 988 году, Русь была крещена.

    Авторы XI века также знают Волжскую Булгарию как страну мусульманскую. Именно так назвали булгарскую землю, а самих булгар – мусульманами великий Бируни из Средней Азии и выдающийся арабский ученый-естествовед рубежа XI– XII веков ал-Марвази. Известный испано-арабский путешественник XII века ал-Гарнати, посетив Волжскую Булгарию в 1135 и 1150-е годы, передает следующий рассказ, который прочитал там в книге местного историка Йакуба ибн-Нугмана “История Булгарии”. Согласно этому рассказу, один факих – проповедник мусульманства, приехавший из Бухары, хорошо знавший также медицину, взялся лечить булгарского царя и его жену при условии, что они примут его веру; “они поправились и приняли ислам, и принял ислам народ их страны”. Имя этого проповедника и годы его прибытия не указаны в этой книге (работа Ибн-Нугмана не сохранилась до нашего времени). Судя по тому, что речь идет о проповеднике, приехавшем из мусульманской страны, а также о принятии ислама всем народом вслед за своим царем, можно предположить, что этим факихом был Ибн-Фадлан; к тому же именно он приехал в Булгарию через Бухару. А период пребывания самого ал-Гарнати в Волжской Булгарии – это время еще более сильного распространения мусульманства в этой стране. Более того, сами булгары и жители Сувара даже держали в Саксине, городе на Нижней Волге, отдельные кварталы с соборными мечетями. В целом, ислам утвердился в Волжской Булгарии в качестве общегосударственной, господствующей идеологии.

    Однако в той же Булгарии, особенно в ее начальный период, сохранялось еще и язычество. С язычеством впервые встретился там Ибн-Фадлан, который запечатлел его в своих рассказах. Например, человека, который кого-то нечаянно убил, наказывают таким образом: его кладут в ящик, туда же помещают для него еду (“три лепешки и сосуд с водой”), заколачивают ящик и вешают его на столбы, где он медленно умирает. Или вот еще одна языческая форма похорон: умирает человек и его временно оставляют в его же юрте. К ее двери подходят мужчины и начинают громко и горько плакать. Ибн-Фадлан говорит, что это свободные люди, т. е. свободные от исламских канонов. Когда завершается их плач, являются рабы и начинают сильно бить себя кнутом. Потом у двери юрты умершего водружают знамя. После похорон вокруг могилы складывают его оружие и продолжают оплакивать умершего в течение двух лет. После окончания этого срока знамя снимают, и родственники “созывают званый пир” – устраивают поминки. Если у него была жена, то после этого она получает право вторично выйти замуж. Ибн-Фадлан замечает, что весь этот обряд совершается, если умерший был “из главарей”. Простолюдина же хоронят, соблюдая лишь часть обряда.

    Вопросы и задания

    1. Расскажите о появлении ранних болгар в Среднем Поволжье. Какие еще племена жили в этом крае?

    2. Что вы знаете о раннеболгарских могильниках в Среднем Поволжье?

    3. Расскажите о принятии волжскими булгарами ислама. Когда и при каких обстоятельствах произошло это событие?

    4. Как далеко простирались земли Волжской Булгарии?

    5. Расскажите о соседях булгар. Предками каких современных народов они были?

    6. Что собой представляло земледелие у булгар, какую подать они платили государству?

    7. Расскажите об общественно-политическое строе Булгарского государства. Чем он отличался, например, от такового Киевской Руси? Попробуйте это сравнить по учебнику “Отечественной истории”.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ