www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Вторник, 24 октября 2017, 08:30

Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ


Вы находитесь: / Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ / Центр исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А.Усманова / Сборник «Золотоордынская цивилизация» / Второй выпуск сборника «Золотоордынская цивилизация»
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Об Институте истории АН РТ  •  Администрация  •  Отдел новой истории  •  Отдел новейшей истории  •  Отдел этнологических исследований  •  Отдел истории общественной мысли и исламоведения  •  Центр истории и теории национального образования им. Х.Фаезханова  •  Центр исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А.Усманова  •  Центр иранистики  •  Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков  •  Отдел информационных технологий  •  Крымский научный центр  •  Северо-Западный научный центр им. Л.Н. Гумилева  •  Центр этносоциологических исследований  •  Аспирантура Института истории АН РТ  •  Территориальные отделения  •  Архив
Миргалеев Ильнур Мидхатович  •  Сайфетдинова Эльмира Гаделзяновна  •  Байбулатова Лилия Фаритовна  •  Сборник «Золотоордынская цивилизация»  •  Издания Центра исследований истории Золотой Орды  •  Круглый стол «Цивилизационный подход к изучению Золотой Орды», 27.02.2008 г.  •  Серия «Золотоордынское наследие»  •  Серия «Нумизматика Золотой Орды»  •  Публикации сотрудников на сайте
Первый выпуск сборника «Золотоордынская цивилизация»  •  Второй выпуск сборника «Золотоордынская цивилизация»  •  Третий выпуск сборника «Золотоордынская цивилизация»  •  Четвертый выпуск сборника «Золотоордынская цивилизация»  •  Пятый выпуск сборника «Золотоордынская цивилизация»  •  Золотоордынская цивилизация. 2013. №. 6  •  Золотоордынская цивилизация. 2014. №. 7  •  Золотоордынская цивилизация. 2015. №. 8

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Второй выпуск сборника «Золотоордынская цивилизация»
    Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Выпуск 2. – Казань: Изд. «Фэн» АН РТ, 2009. – 262 с.
     

    Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Выпуск 2. – Казань: Изд. «Фэн» АН РТ, 2009. – 262 с.

     

    Редакционная коллегия

     

    Р.С. Хакимов – шеф редактор

    И.М. Миргалеев – главный редактор

    М.А. Усманов (Казань)

    Э.С. Кульпин-Губайдуллин (Москва)

    Д.М. Исхаков (Казань)

    Юлай Шамильоглу (Висконсин-Мэдисон, США)

    Г.Ф. Валеева-Сулейманова (Казань)

    М.Г. Крамаровский (Санкт-Петербург)

    В.В. Трепавлов (Москва)

    Иштван Вашари (Будапешт, Венгрия)

    Содномын Цолмон (Улан-Батор, Монголия)

    Н.Н. Крадин (Владивосток)

    В.А. Иванов (Уфа)

    Чхао Чху-ченг (Тайбей, Тайвань)

    И.Л. Измайлов (Казань)

    Мария Иванич (Сегед, Венгрия)

    Пламен Павлов (София, Болгария)

    Ильяс Камалов (Анкара, Турция)

    Н.Д. Руссев (Кишинев, Молдова)

    Канат Ускенбай (Алмата, Казахстан)

    А.А. Бурханов (Казань)

    Мелек Озйетгин (Анкара, Турция)

    А.Г. Мухамадиев (Казань)

    Г.В. Владимиров (София, Болгария)

     

    Редактор издания

    кандидат исторических наук И.М. Миргалеев

     

     

    Содержание

     

    Слово шеф-редактора (Р.С. Хакимов)

    Слово редактора (И.М. Миргалеев)

    Э.С. Кульпин. Экологические и экономические критерии цивилизованности Золотой Орды

    Г.Ф. Валеева-Сулейманова. Искусство Золотой Орды как часть исламской цивилизации

    Г.М. Давлетшин. Мусульманское богословие в Золотой Орде (исторический аспект)

    Р.Ю. Почекаев. К вопросу о переходе власти в государствах Чингизидов (4). Золотая Орда в 1358-1362 гг.: династический кризис и феномен самозванства

    А.К. Кушкумбаев. Облавная тактика в военном искусстве тюрко-монгольских армий XIIIXV вв.

    В.П. Костюков. Иранский поход Хулагу: предыстория

    Н.Д. Руссев. Золотая Орда на Нижнем Дунае

    А.Н. Иванов. К вопросу о причинах принятия ислама золотоордынским ханом Берке

    Ж.М. Сабитов. Таварих-и гузида-йи нусрат-нама как источник по генеалогии джучидов

    Д.М. Исхаков. Новые данные о клановой принадлежности «Сибирских князей» – Тайбугидов

    И.М. Миргалеев. Надпись Аксак Тимура: несколько замечаний по прочтению

    Р.М. Валеев. Хозяйственная и торговая деятельность населения средневолжского региона Золотой Орды в XIII – начале XV веков (к проблеме взаимодействия городского и сельского населения)

    Абызова Е.Н., Рябцева С.С. Изделия из цветных металлов и инструментарий ювелиров в контексте золотоордынских древностей Пруто-Днестровского междуречья

    Е.Н. Нарожный. Русско-ордынский поход против «славного ясского города Дедякова» в контексте политической обстановки на Северном Кавказе

    С.А. Ахмедов. Погребения монгольских воинов из Мингечаура и защитный вал Абага хана как неизученный аспект истории войн Золотой Орды и государства Ильханов

    Ю.С. Худяков. Вооружение кочевого населения северо-восточных районов Золотой Орды

    Ю.В. Селезнёв. Золотоордынские военачальники конца XIV – начала XV вв. и их родственные связи

    Т.Г. Алпаткина. Ганчевый декор золотоордынских городов Поволжья: история изучения и перспективы исследования

    Т.П. Нестерова. Золотоордынское парное захоронение из каменной церкви в Старом Орхее

    А.В. Пачкалов. Георг Якоб Кер (1692-1740), первый исследователь нумизматики Золотой Орды

    Чхао Чху-ченг. Китайские источники по истории Золотой Орды (на материале перевода книги «Синь Юань ши»)

    О.В. Лушников. Современная российская историография о наследии Великой Монгольской империи и причинах ее распада

    Заки Валиди Тоган. Военная компания Тимура 1395 года на Украине и северном Кавказе (перевод с английского языка Резиды Сафиной)

    Бертольд Шпулер. Мёнгкэ Темюр (перевод с немецкого языка Марата Гатина)

    Книги, изданные Центром исследований золотоордынской цивилизации

    Отзывы и рецензии

    И.М. Миргалеев. К вопросу о достоверности перевода на русский язык книги Ш. Марджани «Мустафад ал-ахбар»

    В.А. Иванов. «Новый взгляд» на этнический состав кочевников Золотой Орды

    В.П. Костюков. В защиту доброкачественности (О монографии Д.Н. Маслюженко Этнополитическая история лесостепного Притоболья в средние века. Курган: Изд-во Курганского гос.университета, 2008, 168 с.)

    Сведения об авторах

     

     

    Sh. Mardjani Institute of History of the Academy of Science of the Republic of Tatarstan

    The Golden Horde Civilization Research Centre

     

    Сollected articles «The Golden Horde Civilization». No 2

     

    Table of Contents

     

    Rafael Hakimov. Sef-Editor's word

    Ilnur Mirgaleyev. Editor's word

    Eduard Kulpin. Ecological and economic criteria in evaluating Golden Horde's civilization

    Guzel Valeyeva-Suleymanova. Art of the Golden Horde as integral part of the Islamic Civilization

    Davletshin G.M. Islamic theology in the Golden Horde (The history aspekt)

    R.Yu. Pochekayev. On transition of the power in the Genghis Khanids' states (4). The Golden Horde in 1358-1362: dynastic crisis and phenomenon of imposture

    А.К. Кushkumbayev. Tactics of a round-up in military art of the Turkish and Mongolian armies XIII – XV centuries

    V.P. Kostyukov. The Iranian campaign of Hülegü: prehistory

    N.D. Russev. Golden Horde on the Lower-Danube

    А.N. Ivanov. On the issue of reasons behind Golden Horde's Khan Berke's acceptance of Islam

    Z.M. Sabitov. Tavarihi guzidayi Nusrat-nameh as a genealogical source on dzhuchids

    D.М. Ishakov. New dates about clanian affiliation of Siberian Knjazes

    I.М. Мirgaleyev. Aksak Timur's scripture: a few notes on the reading

    R.M. Valeev. Economic and trade activities of the population of Middle Volga during the period of Golden Horde in XIII – beginning of XV centuries

    E.N. Abyzova, S.S. Ryabtseva. Articles of Non-ferrous Metals and Jeweller's Tools in the Context of the Golden Horde Antiquities from the Interfluve of Prut and Dniester

    E.N. Narozhnyi. Russian-ordynsky campaign against «the glorious jassky city of Dedjakov» in the cotext of political situation in the North Caucasus

    Sabuhi Akhmedov. The defensive barrage of Abaqa Khan and the burials of Mongolian warriors from Mingechaur as unexplored aspect of wars of the Golden Orda and Ilkhan State

    Yu. S. Khudjakov. Weapon nomad's of nortenast areas of the Gold Horde

    Yu.V. Seleznev. Golden Horde commanders of the end of 14th – beginning of 15th centuries and their relative bonds

    T.G. Alpatkina. The stucco decoration of the Golden Horde cities of the Volga region: history of research and perspectives of further investigations

    T.P. Nesterova. The Golden Horde burial from the stone church of Orheiul Vechi

    А.V. Pachkalov. Georg Jacob Kehr (1692-1740), the first researcher of Golden Horde numismatics

    Chkhao Chkhu-cheng. Chinese sources of the Golden Horde history (based on the translation of the book «Sin Yuan Shi»)

    O.V. Lushnikov. The Contemporary Russian Historiography About the Heritage of Great Mongolian Empire and the Reasons of its Decline

    Zeki Velidi Togan. Timurs campaign of 1395 in the Ukraine and North Caucasus

    B. Spuler. Mengu-Timur

    New book The Golden Horde Civilization Research Centre

    References and reviews

    I.М. Мirgaleyev. On the issue of correctness of the translation of Sh.Mardjani's book «Mustefadul-ahbar»

    V.A. Ivanov. The «new view» on the ethnic structure of the nomads of the Golden Horda

    V.P. Kostyukov. Witness for high quality

    Data on authors

     

    РЕЗЮМЕ СБОРНИКА

     

    Слово шеф-редактора (Р.С. Хакимов)

    Эпоха Золотой Орды – ключ к пониманию истории многих государств и народов. Последние годы были насыщены исследованиями по этой теме, а главное, наступило время непредвзятой переоценки роли этой грандиозной империи в судьбах Евразии вершины тюрко-татарской цивилизации.

    С 2008 года Центром исследований золотоордынской цивилизации при Институте истории АН РТ начато издание ежегодника «Золотоордынская цивилизация», посвященного истории и культуре Золотой Орды, что позволяет наладить серьезную дискуссию вокруг нерешенных проблем.

    В редколлегию ежегодника вошли ведущие в мире специалисты, авторы предыдущих и данного сборника являются известными историками, чье мнение во многом формирует взгляды на место Золотой Орды в мировой истории и задает направление для дальнейших исследований.

    Продолжая обсуждение проблем, поднятых на круглом столе «О цивилизационном подходе к изучению истории Золотой Орды» (27 февраля 2008 г.), редколлегией было принято решение о публикации в сборнике «Золотоордынская цивилизация» в первую очередь фундаментальных, концептуальных работ, а также увеличении научных рецензий и отзывов на труды по золотоордынской тематике.

    Надеемся, что материалы данного сборника будут содействовать расширению тематики, увеличению специалистов, интересующихся эпохой Золотой Орды, и более интенсивным научным связям.

     

    Слово редактора (И.М. Миргалеев)

    С 2008 года Центром исследований золотоордынской цивилизации при Институте истории АН РТ начато издание ежегодника сборника научных статей «Золотоордынская цивилизация», посвященного истории, культуре, источниковедению и историографии Золотой Орды.

    И это уже второй выпуск статей. Отрадно, что в сборнике представлены работы не только российских ученых, но и зарубежных исследователей золотоордынской истории.

    Благодаря этому сборнику ученые получают возможность наладить серьезную научно-дискуссионную связь на страницах ежегодника, а также и научную связь с Казанью, с Институтом истории имени Шихабутдина Марджани Академии наук Татарстана, одного из признанных научных центров по изучению средневековой Евразии, тюркского мира, Поволжья.

    Серьезность любого издания в первую очередь определяется его содержанием, в этом плане сборник «Золотоордынская цивилизация» выглядит более чем убедительным, так как прежде всего это коллективный труд, труд профессионалов, специалистов высокого класса в своей тематике.

    Сборник будет развиваться согласно своей концепции и будет решать задачи, которые стоят перед татароведами, занимающимися золотоордынским периодом. Как показывают отклики ведущих специалистов России и зарубежья, сборник занял свою нишу достойно, с большим прицелом на будущее: изучение тюрко-татарской цивилизации, вершиной который, несомненно, является золотоордынский период.

    Бесспорно, Золотая Орда занимала определенную цивилизационную нишу в историческом развитии Евразии и имела свою особую цивилизационную модель с целым рядом особенностей (политико-идеологических, культурно-хозяйственных, этнических и религиозных).

    Улус Джучи объединил многие народности средневековья и задал эту тенденцию для огромной части территории Евразии, привив ее народам стремление к объединительным процессам и в последующие века. Как отмечают ряд исследователей, эти объединительные процессы шли на нескольких уровнях: интеграции, консолидации и ассимиляции.

    Статьи этого выпуска достаточно интересны и с разных позиций раскрывают нам золотоордынский мир. В работе Э.С. Кульпина дана интересная оценка цивилизованности Золотой Орды с позиции экологических и экономических критериев. Такие работы весьма важны для понимания той исторической действительности, которая была в Золотой Орде. После известных работ Г.А. Федорова-Давыдова так открыто и научно еще Золотую Орду никто не оценивал. Сегодня, когда крен взят в сторону изучения материальной культуры и социально-политической истории, крайне важны и исследования такого плана.

    Отдельно хотелось бы высказаться и об археологических работах. Сегодня от археологов ждут не только новых раскопок и описаний своих находок. Сегодня более актуальны, на мой взгляд, исследования с привлечением последних археологических данных, нежели просто археологических статей-отчетов. Археология для средневекового периода является только вспомогательной дисциплиной, и не более того, так как средние века, в том числе и Золотая Орда, достаточно хорошо зафиксированы в письменных источниках, имеется огромная историография тематики. Нам нужны такие же работы от археологов, как работы Г.А. Федорова-Давыдова, В.Л. Егорова, В.А. Иванова, М.Г. Крамаровского, А.Г. Мухамадиева. Конечно, список можно продолжить, однако потребность в исторических исследованиях с большим привлечением археологических данных, где дается панорама событий глазами археолога, очевидна. К сожалению, археологи увлекаются написанием «чисто» археологических работ, а часто и заменяют свои статьи просто отчетами раскопок и описанием находок. Как сказал В.А. Иванов, расчет коллег-археологов на то, что эти «статьи» будут использоваться как источники, а значит, и не «устареют» и ссылаемость на такие работы будет на порядок выше, абсолютно не правилен. Сегодня историкам нужны исследования, опирающиеся в том числе на археологические данные, может быть, как основной источник работы, но все-таки работы с историческим анализом, выводами, подтверждением или опровержением устоявшихся мнений в историографии, мнений, подкрепленных письменными и иными источниками.

    Такими являются статьи наших авторов-археологов. В этом отношении у нас сложилось достаточно хорошее взаимопонимание со многими археологами, пишущими исторические статьи. Достаточно интересна статья известного историка-археолога из Молдовы Н.Д. Руссева. Его вывод, что «золотоордынское воздействие на Нижнем Дунае было длительным, разнообразным и глубоким» и является результатом его археологических работ.

    Достаточно интересна статья тайваньского исследователя Чхао Чху-ченга. Китайские источники по истории Золотой Орды являются малоинформированными, однако они важны как в фактическом плане, так и в характеристике взаимоотношений Улуса Джучи с Юаньской империей, которая на протяжении 70 лет своего существования пыталась позиционировать себя как продолжение империи Чингиз-хана и поэтому остальные чингизидские государства старалась представить своими подданными. Информация из «Синь Юань ши» о том, что Тукатимуриды имели земли «у берегов Волги» и что во время правления Менгу Тимура получили земли в Крыму и Киеве представляет особый интерес. Ход событий показывал, что Тукатимуриды не только имели улус на востоке страны, но и установили тесные связи на западе Улуса Джучи, но все же таких прямых указаний в источниках не было, особенно насчет Киева[1]. Также интересно, что, как утверждает Чхао Чху-ченг, в традиционной исторической науке Китая Золотую Орду называют «Кипчакским ханством». Как известно, А.Г. Мухамадиев также предложил использовать это название. И восточную часть Золотой Орды китайские источники называют Белой Ордой. Чхао Чху-ченг обещает продолжить свои поиски. Мы надеемся, что в дальнейших выпусках сборника «Золотоордынская цивилизация» еще увидим его интересные сообщения и исследования.

    Также мы решили дать перевод статьи Заки Валиди Тогана «Военная кампания Тимура 1395 года на Украине и Северном Кавказе». При написании книги «Политическая история Золотой Орды периода правления Токтамыш-хана» я не смог найти эту статью, так как она является раритетным изданием. Ее смогли найти наши коллеги из Турции (Хайрунниса Алан). Мы решили дать перевод этой статьи.

    Статья Заки Валиди Тогана – это доклад, прочитанный им на пленарной конференции Украинской Академии искусств и наук в США 27 апреля 1958 г. в г. Нью-Йорке. Мы по мере возможности сохранили авторское прочтение имен и названий.

    Заки Валиди Тоган многое спутал как в фактическом плане, так и оценочном. Поэтому данная статья требует серьезного научного анализа, а его источники должны быть тщательно перепроверены. Особенно «письмо» Тимура Баязиту, так как реконструированные события 1391–1394 гг. абсолютно не вписываются в современные видения данных событий. Его источники известны, однако письмо Тимура Баязиту, на которое ссылается Заки Валиди, практически не привлекалось исследователями[2], его мы планируем издать в следующем выпуске.

    Как нам сообщила Хайрунниса Алан, переписка между Тимуром и Баязитом известна турецким ученым, однако огромная коллекция рукописей писем «Mun'seat mecmualari», которая находится в библиотеке Стамбула, еще не исследована. В одном из таких сборников (Feridun Bey. Munseatu's- selatin, Cilt. I. Istanbul, 1274) имеются три письма Тимура (необходимо отметить, что эти письма на персидском языке, со сложным почерком), один из которых сегодня исследует сама Хайрунниса Алан. Надеемся увидеть ее статью по данной проблематике в следующем выпуске нашего сборника.

    Конечно, то, что в редколлегию этого издания вошли ведущие мировые специалисты, свидетельствует о высоком научном уровне данного ежегодника. Мы благодарим членов редколлегии за участие в рецензировании предложенных статей, за старание быть объективными в своих оценках и за большое желание превратить настоящий сборник в хорошее научное издание.

    Как отметил и наш шеф-редактор, директор Института истории им. Ш. Марджани АН РТ Рафаиль Сибгатович Хакимов, редколлегией было принято решение о том, чтобы в сборнике «Золотоордынская цивилизация» печатать в первую очередь фундаментальные, концептуальные работы, важно, чтобы специалисты писали именно для этого сборника. Также предполагается увеличить научные рецензии и отзывы на книги и статьи по золотоордынской тематике с целью продолжения здоровой научной дискуссии на уровне специалистов.

    Надеемся, что коллеги-специалисты будут активно участвовать своими статьями в следующих выпусках ежегодника, учитывая и высказанные нами мысли по сборнику.

     

    Э.С. Кульпин. Экологические и экономические критерии цивилизованности Золотой Орды

    В данной статье, известный ученый Э.С. Кульпин рассматривает экологические и экономические критерии цивилизованности Золотой Орды.

    Поскольку природа степей не была благоприятной для развития пашенного земледелия, чтобы понять, оценить по заслугам то, что смогли сделать элита и жители центральной части Золотой Орды, необходимо обратиться к экологическому критерию цивилизованности.

    До Нового времени в степях возникали отдельные города, но лишь однажды в истории человечества, а именно в Золотой Орде была создана система городов. В этих городах, как свидетельствуют археологические раскопки, были все мыслимые и немыслимые для того времени блага западноевропейской цивилизации.

    Грандиозная даже по современным представлениям нижневолжская городская агломерация функционировала в соответствии с закономерностями и с использованием всех основных экономических выгод, проявляющихся в современных городских агломерациях и в чем явственно проявились экономические критерии цивилизованности. Для создания городской агломерации Нижнее Поволжье отвечало почти всем необходимым условиям. Что и приводиться в статье.

    Оптимальное этническое соотношение тюркского и представителей других этносов стало предпосылкой процесса интенсивного усвоения достижений других стран и народов, развития этих достижений и создания уникальной цивилизации. Характерной особенностью этой цивилизации был высокий уровень глобализации, что характерно для XXI, но – не XIV века. Индикаторы цивилизованности Золотой Орды – экологические и экономические – оказались также не средневековыми, а современными.

     

    Г.Ф. Валеева-Сулейманова. Искусство Золотой Орды как часть исламской цивилизации

    Статья «Искусство Золотой Орды как часть исламской цивилизации» освещает развитие декоративного искусства и архитектуры данного имперского государства в контексте мусульманской культуры. Выявляются два основных аспекта в изучении проблемы. Первый, связан со значением исламской цивилизации для развития культуры Золотой Орды и раскрытием специфики мусульманской эстетики, его художественно-стилевой парадигмы. Второй, с выявлением вклада Золотой Орды, ее искусства в исламскую цивилизацию.

    Автор дает краткую историографию вопроса и отмечает, что в настоящее время перед исследователями стоит задача современного осмысления искусства Золотой Орды как составной части исламской цивилизации. Сравнительное изучение культуры разных улусов и территорий Золотой Орды позволило раскрыть общеимперский слой в искусстве и региональные, локальные традиции. Волжская Булгария сыграла ведущую роль в становлении золотоордынской мусульманской культуры. Ее искусство и архитектура развивались под влиянием стилевых тенденций, отражающих исламскую эстетическую доктрину. Под ее влиянием искусство Золотой Орды поднялось на новую ступень развития, было отмечено высокими достижениями в области архитектуры и ее декора, малой каменной пластики (каменные надгробия), ювелирного дела (украшения из золота и серебра), художественного металла (торевтика), керамики (поливная посуда, изразцы). Анализ данных видов искусства осуществляется в статье с точки зрения их тождественности мусульманской художественной традиции и выявления специфики ее освоения.

     

    Г.М. Давлетшин. Мусульманское богословие в Золотой Орде (исторический аспект)

    Сохранение избранного ханафитского направления в связи с наплывом в центральные города Улуса Джучи религиозных деятелей с разных концов мусульманского мира стало проблематичным.

    Большинство религиозных сочинений, написанных в Улусе Джучи, было ханафитского толка. Но имелись и шафиитские сочинения. Одним из знаменитых ученых богословов Улуса Джучи был Ат-Тафтазани. Им написаны труды по различным наукам, но особенно знаменитым его сделали сочинения по богословию и каляму.

    Многие понимали, что преувеличение разницы в толках в целом вредно для ислама. Поэтому сторонники того или иного толка были довольно терпимы друг к другу. Некоторые даже пытались служить нескольким толкам одновременно; предпринимались и усилия к примирению этих течений. Вообще среди богословов Джучиева Улуса тема религиозных направлений ислама была весьма популярна (Бурханеддин Ибрагим ибн Хозыр ал-Ханафи «Начало исламских мазхабов» (1350 г.).

    С углублением исламизации, учащением социально-политических потрясений в Улусе Джучи, существенно укрепляется и приобретает влияние суфизм. Суфийские общества, ханаки, братства становятся обыденным явлением в золотоордынских городах. Туда тянутся бедные и обездоленные люди. Нередко власти, стремясь заручиться поддержкой руководителей братств и ханак, даравали им различные привилегии и даже субсидировали их деятельность. Нет сомнений в том, что ислам, а внутри исла­ма и суфизм, имели официальный статус. Они находились под покровительством властей. Возможно, в этом свою роль сыграло то, что с самого начала в Улусе Джучи распространялся ислам в духе суфизма. Захоронения суфийских «святых» становятся объектами паломничества. На погребениях ставятся мусульманские надгробные памятники, строятся мавзолеи.

    Суфизм широко распространяется и глубоко проникает в духовную жизнь населения золотоордынской Булгарии. Он был пантеистическим, близким к взгля­дам Ал-Газали (Р.М.Амирханов). Одним из представителей булгарского суфизма был Эш-шейх ал-имам Хасан ибн Омар ал-Булгари. В Булгарии распространяются также идеи Ал-Кубра, Ахмада Ясеави, Накышбанди и их последователей. Похоже, впоследствии Наджмеддин Кубра – основатель суфийского братства Кубравийа, становится духовным отцом всего мусульманства Булгарии.

    Золотоордынские богословы писали труды по усулу (Бурханеддин Булгари «Усул ал-Хосами», Ал-Кыртимани «Усуле имам Фахрелислам».), фатве («Ал-фатави ал-Баззасия»), каляму (Тафтазани). Некоторые золотоордынские богословы занимались выроботкой фатвы, руководили домами фатвы, преподавали в учебных заведениях не только в золотоордынских городах, но и в зарубежных центрах мусульманского мира.

    Таким образом, золотоордынские города стали одним из известных центров мусульманского богословия.

     

    Р.Ю. Почекаев. К вопросу о переходе власти в государствах Чингизидов (4).

    Золотая Орда в 1358-1362 гг.: династический кризис и феномен самозванства

    Статья посвящена анализу первого этапа междоусобной смуты в Золотой Орде (в русских летописях – «Великая замятня» 1358-1381 гг.). Автор рассматривает первый этап смуты 1358-1362 гг., когда правящее семейство потомков Бату (Батыя) было отстранено от власти, и в борьбу за трон вступили другие потомки Джучи – первого правителя Золотой Орды. Поводом для отрешения Батуидов от власти могли послужить истинные или мнимые преступления последних ханов из рода Бату (прямых потомков хана Узбека), причиной же – их преобразовательная деятельность, в результате которой права других членов правящего рода и ордынской аристократии были существенно урезаны. В результате на власть стали претендовать потомки других сыновей Джучи – Тангута (Наурус), Шибана (Хызр, Тимур-ходжа, Мюрид), Туга-Тимура (Орду-Мелик). Кульминацией смуты на данном этапе стал приход к власти самозванца – лже-Кильдибека, объявившего себя внуком хана Узбека. Автор выявляет основания для претензий на власть представителей других семейств Джучидов, рассматривает роль ордынской аристократии в возведении на трон тех или иных ханов. По мнению автора статьи первый этап смуты заканчивается с гибелью лже-Кильдибека и возведением на трон Абдаллаха – прямого потомка хана Узбека и ставленника эмира Мамая. Тем не менее факт нахождения на троне потомков Шибана и Туга-Тимура привел к тому, что члены этих родов еще почти 20 лет боролись за власть в Золотой Орде.

     

    А.К. Кушкумбаев. Облавная тактика в военном искусстве тюрко-монгольских армий XIIIXV вв.

    Изучение различных источников по военному делу древних и средневековых кочевников Евразии показывает, что многие военно-тактические приемы средневековых монгольских армий, составлявшие ядро их военного искусства, возникли задолго до появления монголов на мировой арене. Из всего многообразия стратегических и тактических способов ведения войны кочевых народов вызывает особый интерес т.н. «военно-облавные» методы проведения военных действий, которые возникли по моемому мнению, прежде всего, из опыта проведения коллективных (грандиозных по размахам облавных) охот в которых было задействован значительный контингент людей. В традиционной охоте отряды охотников, напоминали одновременно боевые подразделения армии кочевников на войне, применявшие соответствующую тактику. Тактические способы ведения боя кочевых народов время от времени обновлялись и все более совершенствовались. Военачальники выдвигали и осуществляли в военной практике все более сложные тактико-технические комбинации, требующие соответствующего оперативного мастерства и особой подготовки личного состава вооруженных сил для выполнения боевых задач. При приближении к противнику, монгольские отряды фактически обтекали его строй с одной или одновременно двух противоположных сторон, подвергая вражеских воинов беспрерывному многозалповому обстрелу из луков, заставляя их двигаться в середину, и, тем самым, полностью нарушая строевой режим и управление войска. Или же активизируя нападение по центру в качестве отвлекающего маневра, охватывали и обходили его тактическое построение, образуя фигуру полукольца, круга практически превращая противостоящую войсковую массу в форму шара. Обход флангов неприятельских боевых порядков в тактике кочевников Евразии был наиболее апробированным военно-операционным приемом и вкупе с массированным конно-лучным маневренно-мобильным боем давал доминирующее тактическое преимущество в полевых столкновениях. Такой специфический тактический прием был, безусловно, взят из многочисленных конфигуративных схем организации облавных охот, который стал эмпирически накопленной и успешно освоенной моделью проведения, как отдельных боев, так и широкомасштабных военных акций у кочевых народов Центральной Азии. Тем, самым облавные организационные способы являлись одним из стержневых стратегических принципов в военной агрессии монгольской армии. Причем наибольшее (высокорезультативное) применение облавных приемов (окружение, охват со всех сторон, одновременные удары с флангов, «втягивание в мешок» и т.д.) в войнах монгольской эпохи можно увидеть во время проведения отдельных войсковых операций. Если исходить из изложенных данных, то можно предварительно выделить, что в основе наиболее отработанных методов монгольского полевого боя лежал общий шаблон – окружение, охват боевых сил противника (более конкретнее – «нависание» – доминирование над флангами) или его наиболее дееспособных частей, что достигалось за счет полного контроля и господства над «рабочим полем» сражения.

     

    В.П. Костюков. Иранский поход Хулагу: предыстория

    В статье анализируются отношения, сложившиеся между Толуидами и Джучидами после избрания Мункэ в 1251 г. главою Монгольской империи. Автор показывает, что намерение Мункэ изменить систему управления в покоренных земледельческих областях не отвечало интересам Джучидов. Сопротивление Джучидов планам Мункэ выразилось, в частности, в попытке блокировать введение в Иран имперской армии под руководством Хулагу.

     

    Н.Д. Руссев. Золотая Орда на Нижнем Дунае

    Вопросы о вкладе Золотой Орды в историю Нижнего Подунавья и ее роли в жизни оседлого и кочевого населения региона сложны. Границы и статус западных владений Улуса Джучи были изменчивыми, поэтому надо четко различать районы кочевий и зависимых от ханской власти территорий.

    Зависимость края от монголов оформилась уже после похода Бату, однако границы степных владений завоевателей продвигались к Дунаю постепенно. Появление Ногая ознаменовало крутой поворот в жизни Подунавья. Концентрация власти, событий и населения привела к социально-экономическому подъему, в том числе городской жизни с центром в Исакче.

    После ликвидации оппозиции Ногая низовья Дуная и Днестра остались в руках Золотой Орды, хотя ее власть уже не была безраздельной. Токта пожаловал своему болгарскому вассалу царю Феодору Святославу (1300-1321) право управления оседлым населением. Это положение сохранялось и при Узбеке, но при тотальной исламизации Улуса Джучи христианское население испытывало серьезные притеснения. Когда к власти пришел Джанибек военный натиск на балканские страны усилился, что привело к упадку торговли и оседлой жизни в целом.

    Со второй половины XIV в. районы Нижнего Дуная зависели уже не от центральной власти, а от местных степных аристократов. К концу века их политическая роль сводится к минимуму, хотя определенное значение степного этнического и демографического фактора сохраняется здесь даже после крушения золотоордынской государственности.

    Подчинив Нижнее Подунавье, монголы разорили многие города на древнем перекрестке культур, где переплелись традиции Византии, Западной Европы, влахов, тюрок и славян. Давняя вовлеченность района в международную торговлю и политику способствовали быстрой регенерации оседлой жизни, которая всегда формировалась здесь как городская или же ориентированная на города. Поэтому на Нижнем Дунае и развивались города либо освоенные Джучидским государством, либо испытавшие его влияние.

    Сельские жители края были втянуты в товарно-денежные отношения. Часть рыночной продукции изымали внеэкономическим путем, другую же – скупали мелкими партиями торговцы. Дань зачастую собирали не сами ордынцы, а их христианские вассалы.

    Кочевые владения и армия монголов складывались из покоренных кочевников-тюрок, организованных по принятому в государстве Чингизидов десятичному принципу. У дунайской Килии в 1360-1361 гг. отмечены «тысячи» Конакобея, Меглибуги и Кои. Тогда же Северо-Западным Причерноморьем управляли Хачибей, Кутлубуга и Дмитрий (Темир?), очевидно, являвшиеся «темниками». Владения двух из них подходили вплотную к низовьям Дуная.

    Таким образом, джучидское воздействие на историю нижнедунайских земель было длительным, разнообразным и глубоким. При этом Золотая Орда представляла в XIII-XIV вв. всего лишь один (пусть и очень весомый) вектор в развитии этой исторической области.

     

    А.Н. Иванов. К вопросу о причинах принятия ислама золотоордынским ханом Берке

    В статье рассматриваются сообщения источников XIII-XV вв. раскрывающие династические связи золотоордынского хана Берке с мусульманскими царствующими домами. Данные связи оказали определяющие влияние на конфессиональный выбор Берке, что в свою очередь, значительно ускорило процесс исламизации Улуса Джучи.

     

    Ж.М. Сабитов. Таварих-и гузида-йи нусрат-нама как источник по генеалогии джучидов

    Сочинение Таварих-и гузида-йи нусрат-наме было начато в ноябре 1502 года и закончено между 1504-1510 годами. Большинство ученных, таких как Семенов А.А., Мукминова Р.Г., Юдин В.П. считали, что оно написано самим Мухаммедом Шейбани или при активном его участии.

    Нусрат-наме является одним из важнейших источников по генеалогии джучидов 13-15 веков. Нусрат-наме вместе с Рашид аддином и Муизз ал Ансабом образуют три кита, на которых стоят все источники по генеалогии джучидов в 13-15 веках.

    Отвечая на поставленные в начале статьи вопросы, мы хотим резюмировать:

    1. При сравнительном анализе несоответствий в генеалогиях джучидов из Нусрат-наме и Муиз ал Ансаб, мы должны учитывать то, что в генеалогиях раннего периода Муизз ал Ансаб и Рашид аддин являются более точными. В то же время Нусрат-наме превосходит их в точности в генеалогиях более позднего периода.

    2. Версия Сафаргалиева о тождестве Хаджи-Мухаммеда и Махмуд-ходжи не подтверждается, Датировку начала правления Улуг-Мухаммеда следует перенести на более поздний срок. Версия Гаева А.Г. о правлении Абдуллы и Мухаммеда, дяди и кузена Чекре-хана, а также версии о тождестве Орда-Мелик-хана и Орда-Мелика (племянник Бектута) и Азиз-шейха и Азиз-Бабы (шибанид), не достаточно аргументирована, и не учитывают годы жизни, когда жили носители этих имен, а также источник появления этих генеалогий в Нусрат-наме.

    3. Структурно генеалогии Нусрат-наме состоят из трех компонентов.

    А. В корень всех генеалогий был положен Рашид ад-дин.

    Б. Вторым источником для Нусрат-наме стали данные, собранные во времена правления Абулхаира. Таким образом, были записаны генеалогии: кланов Балх-оглана, Мустафы маджара, Барат-Суфи беккута, Рустама, Хусейна Чимбая, Хайан-Суфи (?) Шункура, генеалогии ханов Чекре, Дервиша, Тохтамыша, Базарчи.

    В. Третьим источником для Нусрат-наме служили данные, собранные Мухаммедом Шейбани. Таким образом, были записаны генеалогии потомков Кичи Мухаммеда, Хаджи-Мухаммеда, Урус-хана, Улуг-Мухаммеда и Хаджи-Гирея.

    Нусрат-наме является одним из важнейших источников по генеалогии джучидов 13-15 веков. И если в генеалогиях раннего периода в Нусрат-наме встречаются некоторые ошибки, выявляемые путем сравнительного анализа Нусрат-наме с Муизз ал Ансаб и Рашид аддином, то в генеалогиях позднего периода Нусрат-наме является единственным источником, который столь полно описывает генеалогии джучидов.

     

    Д.М. Исхаков. Новые данные о клановой принадлежности «Сибирских князей» – Тайбугидов

    Статья посвящена сложной проблеме социально-политического устройства Сибирского ханства и определению места так называемых «Сибирских князей» – Тайбугидов в этой структуре. Имеется несколько гипотез о клановой принадлежности биев Тайбугидов – об их мангытской (ногайской), салджигутской и др. принадлежностях. По мнению автора, Тайбугиды были по племенной принадлежности баркутами (буркутами), первоначально имевшими тюркское происхождение, но затем монголизированные.

     

    И.М. Миргалеев. Надпись Аксак Тимура: несколько замечаний по прочтению

    В статье автором анализировано расшифровка «надписи Тимура» и его «поправок» и «новых» прочтений. В частности автором оспаривается прочтение Булгар как название золотоордынского государства. Отмечается, что кроме не разборчивости в надписи этого места такое прочтение не характерно для источников и в действительности оно не могло применяться.

     

    Р.М. Валеев. Хозяйственная и торговая деятельность населения средневолжского региона Золотой Орды

    в XIII – начале XV веков (к проблеме взаимодействия городского и сельского населения)

    Волжская Булгария и в золотоордынское время оставалась страной городов, и в них активно возрождается экономика, культура и торговля. Активное развитие ремесленных производств, стабильность, расширение политических границ в рамках Золотой Орды существенно изменили ситуацию. Ближнее пограничье и зарубежье Волжской Булгарии перестало существовать в рамках империи, а отдаленные страны стали настолько близкими, что пласт тысячелетней культуры Китая и Ирана коснулся и средневолжского региона.

    В городах и селах средневолжского региона Золотой Орды активно развиваются различные формы хозяйственной и торговой деятельности, свидетельством чего является широкое обращение монет, найденных в кладах, большое количество предметов торговли, ювелирных украшений и т.д. В статье проанализированы эти материалы на основе раскопок Булгарского, Билярского и Джукетаусского и ряда других городищ. Наиболее ярко это показывают денежно-вещевые клады, найденные в районе Джукетау в XIX-XX веках.

    Интересным явлением Среднего Поволжья в XIII – нач. XV века стало сочетание различных типов хозяйственной и торговой деятельности и своего рода экономическая интеграция городского и сельского населения, оседлого и пережитков кочевого укладов жизни внутри огромного государства Золотой Орды, что анализируется на основе могильников Песчаный остров, раскопанных в зоне строительства моста у Сорочьих Гор в Алексеевском районе, а также Балымерского курганного могильника и ряда других археологических памятников.

     

    Е.Н. Абызова, С.С. Рябцева. Изделия из цветных металлов и инструментарий ювелиров в контексте золотоордынских древностей Пруто-Днестровского междуречья

    При исследовании археологических памятников XIV в. в Пруто-Днестровском междуречье были выявлены древности, дающие представление о сложении в регионе сложной синкретической золотоордынской культуры. В данной работе исследуются наиболее показательных типы изделий из цветных металлов. Авторы выделяют основные этоно-культурных традиции, повлиявшие на формирование ювелирного производства в данном регионе в период золотоордынского господства. Рассмотренный материал дает общее представление о ювелирных изделиях, бытовавших в золотоордынских городах Пруто-Днестровского региона. в Х1У в. Анализ состава находок свидетельствует о том, что они были подвержены модным тенденциям той эпохи и, в то же время, отвечали запросам всех слоев населения: изготавливались как простые в исполнении бронзовые серьги в виде «знака вопроса», так и поясные наборы и изящные изделия, декорированные сканным узором. Анализ набора украшений, предметов торевтики и ювелирного инструментария, происходящих с злотоордынских памятников Пруто-Днестровского междуречья, позволил выделить несколько основных групп.

    Первая группа – вещи типично ордынского облика, в том числе и возникшие под влиянием ювелирного искусства Китая. В свою очередь эта группа делится на 2 подгруппы. Первая – изделия, характерные только татарских древностей. Вторая – вещи, распространившиеся под ордынским влиянием достаточно широко на территории Восточной и Юго-Восточной Европы. Формы изделий, а также ювелирные и декоративные приемы, характерные для данных украшений оказали заметное влияние на развитие ювелирного дела и торевтики и в последующий период. Отголоски подобных влияний могут быть прослежены еще достаточно долгое время и после распада Золотой Орды.

    Вторая группа – вещи, связанные с древностями кочевнического населения (салтовско-печенежского круга). К подобным изделиям относятся детали декорировки одежды и убранства коня.

    Третья группа – изделия, связанные с булгарской ремесленной традицией. К ним относятся металлические тисненые накладки и фигурные замочки.

    Четвертая группа – украшения и предметы христианского благочестия (кресты тельники и энколпионы) принадлежавшие местному населению и находимые на золотоордынских памятниках Пруто-Днестровсего региона.

    Таким образом, становление и развитие ювелирного дела в рассматриваемом регионе, происходило под влиянием разноэтничных компонентов, подтверждая тем самым тезис о синкретичности материальной культуры золотоордынских городов. Комплексное изучение ювелирного ремесла (мастерские, инструментарий, материал, способы его обработки, ювелирные изделия) представляет собой большой интерес, так как отражает быт, эстетические запросы и уровень экономического развития общества в это время.

     

    Е.Н. Нарожный. Русско-ордынский поход против «славного ясского города Дедякова»

    в контексте политической обстановки на Северном Кавказе

    Интерес к летописным свидетельствам о совместном, русско-ордынском походе 1278 года против «славного ясского града Дедякова», обозначившийся еще в ХVIII столетии, периодически возобновляется и в последние десятилетия. Основной причиной интереса к проблеме продолжают оставаться попытка определения основных причин и условий этого события. Поводом к статье стала давняя попытка увязать воедино перепись монголами населения подвластных территорий (50-е годы ХIII века) и несколько запоздалую реакцию на нее, якобы, в виде городского «восстания», вспыхнувшего в Дедякове в 1278 году. Опираясь на летописные свидетельства, рассказывающее о трагических событиях, и привлекая разрозненные данные иных источников, автор попытался представить интересующие события в ином, политическом ракурсе. Рашид-ад-Дин и грузинские источники, описывая политическую обстановку на Северном Кавказе и в Северо-Восточном Придарьялье, где исследователи и локализуют Дедяков, сообщают о сохранении здесь аланской элиты во главе с «удивительной женщиной Лимачав» с двумя ее малолетними царевичами и окружением, состоявшим из «множества князей». Эти данные заманчиво соотнести с фразой из ал-Омари о сохранении « у аланов и черкесов» после окончания монгольской завоевательной кампании 1230-х годов, «царей у аланов и черкесов». Лимачав. Вероятно, вплоть до начала 1260-х годов опосредовала в Придарьялье власть Золотой Орды, но при этом опиралась на давние и традиционные связи и отношения с соседней Грузией, несмотря на включение этого государства в систему политико-эконоимческого контроля Хулагуидов. Военное противостояние Золотой Орды и Хулагуидов в начале 1260-х годов приводит к уходу Лимачав на территорию Грузию, где аланские мигранты получают мест адля проживания. В Придарьтялье, вероятно, Джучидв назначают новую администрацию, которая, скорее всего, продолжает сохранять связи с Грузией. Вторжение через округу Дербента войск Хулагуидов накануне похода Менгу-Тимура на Дедяков, наверное, можно расценивать, как новую попытку в организации антизолотоордынского похода. Упреждая его, зимой 1278 года, когда Дарьяльский горный проход должен был быть закрыт снегами, Золотая Орда наносит удар по Дедякову, привлекая к нему и ряд русских дружин. Их участие, на наш взгляд, должно было продемонстрировать всем: кто и как был наказан в этой ситуации, а кто и как поощрен Золотой Ордой.

     

    С.А. Ахмедов. Погребения монгольских воинов из Мингечаура и защитный вал Абага хана

    как неизученный аспект истории войн Золотой Орды и государства Ильханов

    В статье рассматриваются два неизученных аспекта истории боев между войсками Золотой Орды и государства Ильханов на территории Азербайджана.

    Так, сотрудниками Мингечаурской археологической экспедиции 1946-1953 годов были обнаружены погребения монгольских воинов, однако материалы из этих погребений до сих пор не изучены. Материалы хранятся в археологическом фонде Музея Истории Азербайджана. В статье рассматриваются материалы из четырех погребений монгольских воинов (одно погребение на правом берегу реки Куры, три погребения – на левом берегу).

    Изучение и сравнительный анализ материалов, в первую очередь оружия и снаряжения, из впускного погребения № 8 в кургане II на правом берегу реки Куры показали, что они относились к концу XIII – началу XIV веков, вероятно, погребенный был легковооруженным конным лучником.

    Изучение и сравнительный анализ материалов из трех погребений в поселении № 3 на левом берегу реки показали, что они также относились к концу XIII – началу XIV веков. Среди материалов данных погребений вызывают интерес относительно хорошо сохранившиеся монгольские халаты (полная реставрация проведена реставраторами Государственного Эрмитажа) и пайцза, а также оружие и снаряжение. По мнению автора, материалы погребений дают возможность предположить, что погребения принадлежали к гонцу и двум сопровождавшим его людям.

    На высотах вокруг переправы через Куру были обнаружены остатки сторожевых сооружений, следы сторожевых костров XIII-XIV веков. Все обнаруженное, а также следы пожарищ на поселении № 3 показывают серъезную военно- политическую напряженность в районе Мингечаурской переправы через реку Кура в конце XIII – начале XIV веков.

    Изучив письменные источники XIII-XIV веков, автор приходит к выводу, что бои в районе переправы связаны с походами войск Золотой Орды против государства Ильханов. В 1265 году правитель государства Ильханов Абага хан приказал построить защитную стену от Далан-ноура до Дешт-и Кардаман. Автор считает, что Далан-ноур – это район современного Сабирабада, а Дешт-и Кардаман – район реки Гирдиман-чай. Следовательно, вал Абага хана привел к закрытию переправ через Куру в 1265 году в Ширване. Это усилило напряженность на единственной крупной переправе через Куру – Мингечаурской переправе, свидетельством чего являются обнаруженные погребения и остатки сооружений.

     

    Ю.С. Худяков. Вооружение кочевого населения северо-восточных районов Золотой Орды

    В статье исследуются находки предметов вооружения из археологических памятников XIIIXIV вв., исследованных на территории Верхнего Приобья и степного Алтая, входивших в рассматриваемый период в состав Золотой Орды и восточного крыла этого государства – Кок-Орды. В трудах по истории войн и военного искусства кочевых народов степного пояса Евразии уделялось значительное внимание изучению военного дела монголов в период создания мировой империи Чингиз-хана и государств Чингизидов. Однако, особенности вооружения и военного искусства монгольских кочевников анализировались на основании сведений письменных источников. Изучение находок оружия и воинского снаряжения из раскопанных в Верхнем Приобье и степном Алтае археологических памятников золотоордынского времени позволило охарактеризовать предметы, относящиеся к вооружению дистанционного и ближнего боя и средствам защиты кочевых воинов, из которых были составлены военные отряды, дислоцированные на северо-восточных окраинах Улуса Джучи. На вооружении у них были луки «монгольского типа», стрелы с железными наконечниками, предназначенные для поражения незащищенных металлическими доспехами противников и бронебойными наконечниками, рассчитанными на пробивание панцирной брони и раздвижение колец кольчуги. Вероятно, железных стрел не всегда хватало, поэтому воины из Верхнего Приобья использовали для стрельбы по цели и стрелы с костяными наконечниками. Золотоордынские стрелки хранили и носили стрелы в берестяных колчанах, в которые стрелы помещались оперением вниз, внутрь приемника, а наконечниками вверх. Иногда внешняя поверхность приемника колчана украшалась резьбой. В ближнем бою золотоордынские воины из Верхнего Приобья и степного Алтая могли поражать врагов копьями с железными гранеными наконечниками и наносить удары саблями. Для защиты головы и тела воины применяли сферконические шлемы и ламеллярные панцири. Комплекс вооружения золотоордынских воинов, охранявших северо-восточные границы Золотой Орды, включал основные виды оружия, которые были на вооружении и кочевых тюркских и монгольских воинов в пределах всего степного пояса Евразии в эпоху существования Монгольской империи и других государств Чингизидов. Несмотря на периферийное положение северо-восточных районов Золотой Орды вооружение и военное искусство кочевого населения на этой территории находилось в русле общих имперских тенденций развития военного дела.

     

    Ю.В. Селезнев. Золотоордынские военачальники конца XIV – начала XV вв. и их родственные связи

    Статья посвящена выявлению родственных связей представителей ордынской элиты, что даёт возможность сделать заключения о составе политических группировок в Орде в конце XIV- начале XV столетий.

     

    Т.Г. Алпаткина. Ганчевый декор золотоордынских городов Поволжья: история изучения и перспективы исследования

    Архитектурный декор дворцов, жилых и общественных зданий городов Поволжья XIII-XIV вв. представлен мозаиками, майоликами, резной терракотой и резьбой по камню, а также резным и штампованным ганчем.

    Попытка классификации отдельных видов архитектурного декора была предпринята в 1972 г. в статье Л.М. Носковой «Терракотовый и ганчевый декор в городах Золотой Орды», которая до настоящего времени является единственной специальной работой, посвященной золотоордынскому ганчевому декору.

    За более чем три десятилетия, прошедшие со времени выхода в свет этой работы, в ходе археологических раскопок накоплен новый материал. Однако, как правило, исследователи ограничиваются лишь упоминанием о находках на различных городищах отдельных фрагментов ганчевого декора. В связи с этим, как нам представляется, появилась необходимость собрать воедино все сведения о подобных находках, которые имеются в научной литературе, в полевых отчетах и описях, и систематизировать собранный материал. На основании этого можно будет делать дальнейшие выводы о возникновении и развитии данного вида архитектурного декора в поволжских городах Золотой Орды.

     

    Т.П. Нестерова. Золотоордынское парное захоронение из каменной церкви в Старом Орхее

    В Старом Орхее, Республика Молдова, в золотоордынское время, были построены капитальные каменные сооружения, мечеть, караван сараи, бани, укрепленный двор с дворцом, и церковь. При археологическом исследовании церкви было найдено парное захоронение с сохранившимися аксессуарами из серебряных позолоченных металлических нитей. На одном из похороненных сохранились в области груди горизонтальные галуны, отрезанные из узкой тесьмы, с вязаными пуговицами на концах. К этому же захоронению относится и фрагмент от верхней одежды, окантованные тесьмой и застегивающиеся на три бронзовые застежки в форме дутых пуговиц, закрепленные за кольцевые проволочные петли. От этого же комплекса, по-видимому, сохранились металлические части пояса. Второе захоронение отличается сложной кружевной отделкой вокруг горловины и вдоль переднего разреза, окантованные тесьмой с множеством тесно расположенных вязаных пуговиц, и застегивающиеся шнуровидными удлиненными петлями. От верхней одежды сохранились 7 бронзовых удлиненных застежек в виде ажурных пластин, у которых один конец имеет округлую треугольную форму, а другой – боковые ветви. Под широкой частью пластины был закреплен крючок, загнутый из сдвоенной проволоки, а под узкой частью – круглые петли на концах той же проволоки для пришивания к ткани. Застегивались пластины аналогичными кольцевыми петлями, как у верхней одежды первого захоронения. Использование одинаковых материалов и техники изготовления деталей аксессуаров – одни и те же металлизированные нити, приемы застегивания костюмов бронзовыми застежками, свидетельство изготовления всех частей костюмов в одном и том же ремесленном центре. Обнаруженные фрагменты одежды имеют аналоги вещественного характера в золотоордынских и более поздних молдавских захоронениях, когда начиная со второй половины XVI века парадный костюм молдавской аристократии принимает некоторые элементы одежды характерные для Оттоманской Порты.

    Поскольку, из-за родственного топонима, идентифицированного с первоначальным месторасположением современного города Орхей (Оргеев), вся материальная культура города была отнесена к молдавскому периоду, как и данное захоронение. Искусствоведческий анализ средневековых изображений исторического костюма – молдавского и тюркского, позволяет сделать вывод, что все детали одежды этих двух комплексов характерны для восточных стран, где преобладающим стал тюркский этнический компонент.

    Захоронение в притворе церкви указывает на христианское вероисповедание усопших, но строительство над разрушенным мавзолеем дворца, архитектура которого, вплоть до систем отопления и приготовления пищи, выдают хозяина с укладом быта характерного для Поволжья, Средней и Передней Азии.

    Неофит, который повернул религию населения города, ранее исламского вероисповедания, в русло христианства, был идентифицирован нами с «эмиром», который чеканил монеты в Старом Орхее в конце 60 гг. ХIV в. Известен «хан Дмитрий», имя которого выдают в нем крещенного во имя Святого Дмитрия. В 1362 после битвы у Синей воды, он вместе с Катлабугой и Хаджибеем, повернули к Юго-западу, а затем в 1368, к нему, «Domini Demetrii, principis Tartarorum», обращается венгерский король Людовик Первый. На Старый Орхей, как на одно из возможных резиденций эмира Дмитрия указывают историки. Археологическое исследование фундамента каменной церкви в Старом Орхее в 1993-1994 годах и анализ архитектуры позволяют отнести время ее строительства ко времени нахождения в Старом Орхее эмира Дмитрия, одежда которого, и возможно его жены, были найдены в притворе церкви, основанной ими.

     

    А.В. Пачкалов. Георг Якоб Кер (1692-1740), первый исследователь нумизматики Золотой Орды

    В статье рассматривается информация о биографии и научной деятельности Георга Якоба Кера (1692 – 1740), ориенталиста из Лейпцига, первого исследователя исламских монет. В соответствии с имеющимися данными, им была написана первая работа по мусульманской нумизматике. На основе неопубликованного архива Кера был сделан вывод, что он являлся также основоположником изучения монет Золотой Орды.

     

    Чхао Чху-ченг. Китайские источники по истории Золотой Орды (на материале перевода книги «Синь Юань ши»)

    В статье Чхао Чху-ченга приводятся сведения из китайского источника Кэ Шао-миня «Синь Юань ши» («Новая история династии Юань») по истории Золотой Орды. В книге «Синь Юань ши» представлена более полная картина важнейших событий из истории трех улусов – Дома Чагатая, Джучи и Хулагу. В статье приведены таблицы из второй части «Бяо», в которых представлена генеалогия потомков Джучи: Бату, Орды и Шейбана, которые были основателями Золотой, Белой и Синей Орды.

     

    О.В. Лушников. Современная российская историография о наследии Великой Монгольской империи и причинах ее распада

    Геополитическая предрасположенность Евразии к экономической и культурной интеграции, неоднократно приводила к попыткам политического объединения ее огромных просторов (скифы, хунну, тюрки). Однако самый масштабный евразийский проект, аккумулировавший весь опыт предыдущих эпох, был впервые реализован во времена Великой Монгольской империи. Сегодня в российской историографии в свете новых археологических и источниковедческих открытий подвергаются пересмотру концепции негативного восприятия Монгольской империи. В работе рассматриваются проблемы осмысления вклада в Монгольской империи в мировую историю, причины ее распада, и влияние ее наследия на формирование и политическую практику российского государства.

     

    Заки Валиди Тоган. Военная компания Тимура 1395 года на Украине и северном Кавказе

    Статья Заки Валиди Тогана о втором походе Тимура на территорию Золотую Орду дается в переводе на русский язык с английского оригинала.

     

    Бертольд Шпулер. Мёнгкэ Темюр

    В статье М.С. Гатина представлены научная биография Б.Шпулера и перевод с немецкого языка отрывка из его книги «Золотая Орда. Монголы в России», посвященный хану Менгу-Тимуру.

     

    Книги, изданные Центром исследований золотоордынской цивилизации

     

    В данном разделе дается краткая информация о книгах, изданных Центром исследований золотоордынской цивилизации в 2008 году.

    1. Варваровский Ю.Е. Улус Джучи в 60-70-е годы XIV века. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2007. – 128 с.

    2. Чхао Чху-ченг. Распад Монгольской империи. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2008. – 108 с.

    3. Марков А.К. Монеты джучидов: Золотая Орда, татарские ханства. Редактор издания И.М. Миргалеев. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2008. – 120 с.

     

    Отзывы и рецензии

     

    И.М. Миргалеев. К вопросу о достоверности перевода на русский язык книги Ш. Марджани «Мустафад ал-ахбар»

    В статье автор анализирует изданный в 2005 году перевод на русский язык первой части книги Ш. Марджани «Извлечение вестей о состоянии Казани и Булгара (Мустафад ал-ахбар фи ахвали Казан ва Булгар)». На конкретных примерах доказывается, что данное издание не может считаться качественным переводом.

     

    В.А. Иванов. «Новый взгляд» на этнический состав кочевников Золотой Орды

    В статье автор рассматривает историографию этнической истории кочевников степей Южного Урала в эпоху Золотой Орды последних 20 лет и на этом фоне подвергает критике концепцию культурогенеза урало-казахстанских степей в эпоху средневековья, предложенную С.Г. Боталовым.

     

    В.П. Костюков. В защиту доброкачественности

    В статье рассматриваются разделы книги Д.Н. Маслюженко «Этнополитическая история лесостепного Притоболья в средние века», посвященные золотоордынскому периоду. Произвольное обращение с данными первичных и вторичных источников, многочисленные примеры которого приводятся в статье, по мнению автора, не позволяют оценить рецензируемые разделы как научную публикацию.


     [1] Насколько мне известно, об этом есть только сообщение достаточно позднего источника Абуль-Гази, сообщающего, что Менгу Тимур-хан передал Кафу и Крым сыну Тука-Тимура Уран Тимуру (См.: Әбелгазый Бахадир хан. Шәҗәрәи төрек. Кереш мәкалә авторы М. Әхмәтҗанов. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2007. – Б. 128). Однако далее Абуль-Гази ничего о Тукатимуридах в Крыму не сообщает и появление будущих Крымских ханов связывает уже с потомками Токтамыша (Там же, б. 131–132). Версия, высказанная А.Г. Гаевым (См.: Гаев А.Г. Генеалогия и хронология Джучидов. К выяснению родословия нумизматически зафиксированных правителей Улуса Джучи // Древности Поволжья и других регионов. Нумизматический сборник. Вып. IV. Т. 3. – Нижний Новгород, 2002. – С. 20–26), что ханы «Мамаевой Орды» были также Тукатимуридами (также и о принадлежности Орду-Мелика к Тукатимуридам), поддержанная недавно В.П. Костюковым и Р.Ю. Почекаевым, требует серьезного анализа. Версия А.Г. Гаева опровергается и исследованиями по генеалогии джучидов (См. в этом же сборнике статью Ж.М. Сабитова «Таварих-и гузида-йи нусрат-нама как источник по генеалогии джучидов» // Золотоордынская цивилизация. Вып. 2. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2009).

    [2] Хотя еще в 1914 году В. Гатцук, не называя своего источника, писал, что «сохранилась переписка того времени между Тимуром и Баязетом» (См.: Гатцук В. Железный хромец // Тамерлан. – М.: Крафт+, 2003. – С. 120).

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ