www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Среда, 22 февраля 2017, 13:56

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Золотая Орда / Абзалов Л.Ф. Ханские писцы
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани. 1223–1556  •  Арсланова А.А. Остались книги от времен былых...  •  Миргалеев И.М. Политическая история Золотой Орды периода правления Токтамыш-хана  •  Кульпин Э.С. Золотая Орда: судьбы поколений  •  Восточная Европа Средневековья и раннего Нового времени глазами французских исследователей  •  Костюков В.П. Улус Шибана Золотой Орды в XIII–XIV вв.  •  Веселовский Н.И. Труды по истории Золотой Орды  •  Мамай. Опыт историографической антологии  •  Абзалов Л.Ф. Ханские писцы  •  Почекаев Р.Ю. Право Золотой Орды  •  Варваровский Ю.Е. Улус Джучи в 60–70-е годы XIV века  •  Исхаков Д.М. Исторические очерки  •  Военное дело Золотой Орды: проблемы и перспективы изучения  •  Ислам и власть в Золотой Орде  •  Ускенбай К.З. Восточный Дашт-и Кыпчак в XIII – начале XV века

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Абзалов Л.Ф. Ханские писцы
    Из истории становления и развития канцелярской службы ханов Золотой Орды. Сер. «История и культура Золотой Орды». Вып. 14. – Казань: Изд-во «ЯЗ», 2011. – 252 с. + 4 с. вкл.
     

    Абзалов Л.Ф. Ханские писцы. Из истории становления и развития канцелярской службы ханов Золотой Орды. Сер. «История и культура Золотой Орды». Вып. 14. – Казань: Изд-во «ЯЗ», 2011. – 252 с. + 4 с. вкл.

     

    ISBN 978-5-904449-05-6

     

    Научный редактор:

    доктор исторических наук, профессор КФУ  М.А. Усманов

     

    Ответственный редактор:

    кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИИ АН РТ И.М. Миргалеев

     

    Рецензенты:

    доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИРИ РАН В.В. Трепавлов

    кандидат исторических наук, доцент КФУ М.С. Гатин

    кандидат юридических наук, доцент СПбФ ГУ–ВШЭ Р.Ю. Почекаев

     

    В исследовании предпринята попытка определения роли, значения и уровня развития делопроизводственной коммуникации в системе государственного управления Золотой Орды.

    Книга предназначена для историков-медиевистов, преподавателей, студентов и широкого круга читателей.

     

    Содержание

     

    ВВЕДЕНИЕ

     

    Глава I. СПОСОБЫ И ЯЗЫК ДЕЛОПРОИЗВОДСТВЕННОЙ КОММУНИКАЦИИ В УЛУСЕ ДЖУЧИ

    § 1. Становление канцелярской службы в Монгольской империи

    Принятие письменности

    Генезис и развитие канцелярской службы

    Официальный письменный язык

    § 2. Языки делопроизводственной документации в Улусе Джучи

    Этноязыковая ситуация в Улусе Джучи

    Тюркский официальный письменный язык Улуса Джучи

    Терминологическое обозначение тюркского

    официального языка Улуса Джучи

    Монгольский и тюркский языки в официальном делопроизводстве Улуса Джучи

    Прочие языки

    Уйгурская письменность

    Графика арабописьменной документации

     

    ГЛАВА II. СИСТЕМА И ПРАКТИКА ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА В УЛУСЕ ДЖУЧИ

    § 1. Канцелярская служба в государственном аппарате Улуса Джучи

    Состав и функции ханской канцелярской службы

    Основные функции писцов-битикчи

    Проведение учета населения

    Хранение документов

    Служба переводчиков и дипломатическая переписка

    Социальный статус и происхождение писцов

    Оплата труда писцов и переводчиков

    Упадок делопроизводственной службы

    § 2. Официальная документация Улуса Джучи

    Документация и процесс ее оформления

    § 3. Материалы и инструменты письма

    Материалы письма

    Письменные принадлежности

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Список использованных источников и литературы

    Список сокращений

     

     

    Памяти профессора Миркасыма Абдулахатовича Усманова

     

    ВВЕДЕНИЕ

     

    Золотоордынское государство просуществовало на протяжении нескольких столетий, распространяя свою власть на обширных пространствах Восточной Европы и Азии, в течение многих лет, сохраняя свою силу и славу могущественной державы. Данное обстоятельство могло обеспечиваться лишь эффективной организацией его общественного и государственного устройства, которое должно было отвечать не только требованиям эпохи, но и превосходить их, только в этом случае можно было сохранять свое политическое господство.

    Следует отметить, что Чингисиды создали во многом уникальную систему управления, которая сохранялась на протяжении многих десятилетий, в том числе и в странах с развитыми управленческими традициями. В историографии существует мнение относительно быстрой ассимиляции чингисидских канонов управления в среде развитых бюрократических традиций Китая и Ирана. Но все же, мы полагаем, что указанные каноны были значительно более устойчивыми, чем принято считать, и имели известное единство во всех улусах огромной Монгольской империи.

    Особая популярность военно-политической истории предопределяет освещение всевозможных политических процессов и действий, внешнеполитических акций, военных побед и поражений, и т.д. т.п. Эта одна из причин того, почему внутреннее устройство рассматриваемого государства часто остается в тени масштабных завоеваний, в связи с чем, у многих складывается неверное представление о государственном устройстве Золотой Орды, в большинстве своем в направлении ее примитивизации. Выражаясь иными словами, монголо-татары сохраняли свое господство благодаря численному превосходству и неимоверной жестокости. В то время как эффективная структура управления не находит своего должного отражения.

    Между тем, успешное осуществление своей политической воли возможно лишь на основе хорошо налаженного ресурсного обеспечения, которая позволяет этому механизму обеспечивать свое воспроизводство. Итак, правящая династия Джучидов (можно также выразиться шире, Чингисидов) сумела установить эффективную и стабильную этнополитическую организацию, в условиях подавляющего большинства иноязычного и разнородного населения. Именно особенности организации системы государственного управления позволили Джучидам господствовать на огромных пространствах, населенных многочисленными народами, в течение достаточно долгого времени. Для того чтобы полнее представить причину такого положения дел необходимо особое внимание уделить рассмотрению процесса функционирования государственного аппарата.

    Известно, что создание новых властных структур управления подразумевало необходимость налаживания соответствующей делопроизводственной службы, которая должна была обеспечить эффективность новых имперских механизмов управления. Наряду с традиционными, характерными для большинства номадов схемами управления Чингисиды сумели внедрить новые властные структуры, сообразно условиям становления и развития государственности монголов.

    На наш взгляд деятельность канцелярской службы является одним из наиболее важных показателей цивилизационного развития общества. В этом отношении монголы сумели создать нечто особенное, отличающее указанную сферу от всех остальных политических культур, наиболее ярко это проявилось в Улусе Джучи. Поэтому очень важно определить роль, значение и уровень развития делопроизводственной коммуникации в системе государственного управления Улуса Джучи.

    Несмотря на то, что деятельность канцелярской службы золотоордынских ханов не становилась объектом специального исследования ее нельзя отнести к числу малоизученных. В связи с потребностями источниковедческого анализа сохранившихся золотоордынских документов, исследователи уделяли внимание делопроизводственной практике Золотой Орды. В рамках которой находились такие вопросы как этнолингвистическая принадлежность официального языка Улуса Джучи, лингвистический анализ языка документов, их форма и структура, проблема генезиса джучидской канцелярской культуры, рассмотрение графических систем, состав канцелярской службы. Таким образом, комплексное изучение джучидского актового материала естественным образом определяло внимание исследователей к делопроизводственной культуре Улуса Джучи.

    Если по большинству выделенных выше аспектов канцелярской культуры исследователи сохраняют известное единство мнений, то проблема этнолингвистической принадлежности официального письменного языка до сих пор носит дискуссионный характер. Эта проблема выражается в следующих вопросах: На каком или на каких языках писались официальные документы в Золотой Орде? Когда прекращается практика применения монгольского языка в государственном делопроизводстве?

    Ответы на данные вопросы, как нам кажется, имеют принципиальный характер. Дело в том, что официальный статус того или иного языка отражает реалии этнополитической и этнокультурной обстановки в государстве. Особое значение это имеет для истории Улуса Джучи, так как монгольская правящая династия оказалась в окружении подавляющего большинства иноязычного населения. Также следует обратить внимание на то, каким образом были налажены социально-политические и культурные контакты между завоевателями и местным населением, на степень их интеграции и включенности в новые политические институты. Таким образом, правильно ответив на эти вопросы, мы сумеем раскрыть новые аспекты организации политической власти не только Джучидов, но и Чингисидов в целом.

    Практически все исследователи пишут о процессе вытеснения монгольского языка из официального делопроизводства, но имеющиеся в их распоряжении материалы не позволяют дать однозначного ответа на вопрос о том, когда и каким образом произошло вытеснение монгольского языка из ордынской канцелярии. Если одни исследователи выделяют особый статус монгольского языка, и, возможно, несколько преувеличивают его значение в канцелярии Джучидов, продлевая его функциональное применение[1], то другие, обоснованно подчеркивают значимость тюркского языка в государственном делопроизводстве Улуса Джучи[2].

    В XIX – первой половине ХХ вв. проблемами текстологического, палеографического и дипломатического анализа занималось множество ученых, среди которых можно выделить труды В.В. Григорьева[3], И.Н. Березина[4], Д.Банзарова[5], А.А. Бобровникова[6], В.В. Радлова[7], Н.И. Веселовского[8], А.Н. Самойловича[9], М.Д. Приселкова[10], А. Рахима и Г. Губайдуллина[11].

    Середина – вторая половина ХХ в. знаменуется значительными достижениями в изучении рассматриваемых нами вопросов. На общем фоне возрастающего интереса к истории Золотой Орды мы наблюдаем активизацию исследований в области золотоордынского источниковедения[12]. Наибольший вклад в изучение золотоордынской канцелярской культуры в указанный период внесли такие исследователи как М.А. Усманов[13], А.П. Григорьев[14], И. Вашари[15]. Среди них следует выделить М.А.Усманова, который на основе широкого круга джучидских актовых материалов провел всестороннее изучение канцелярской культуры Улуса Джучи. Другим крупным специалистом в области чингисидской канцелярской культуры является А.П. Григорьев. В целом работы указанных исследователей дополняют друг друга, создавая целостную картину развития канцелярских традиций Улуса Джучи. Концептуальные отличия трудов указанных исследователей связаны с определением роли и значимости тюркского компонента в становлении и развитии джучидской канцелярской культуры.

    Некоторые нормы дипломатической переписки Золотой Орды и мамлюкского Египта нашли свое отражение в трудах С.Закирова[16] и М.Фаверо[17]. Следует также выделить исследования С.Ф. Фаизова посвященные источниковедческому анализу крымско-татарских актовых материалов[18]. Для понимания общих тенденций развития канцелярской культуры Чингисидов первостепенное значение имеют исследования Ф.В. Кливза[19]. Среди трудов освещающих вопросы письменной культуры Улуса Джучи также следует выделить работу Г.М. Давлетшина[20].

    Изучение официального письменного языка должно идти в тесной связи с изучением формирования и развития литературного языка Золотой Орды, поэтому важное значение для нашего исследования имеют труды по тюркской средневековой литературе и лингвистике. В плане тюркской филологии, в рассматриваемый нами период, можно выделить труды Н.А. Баскакова[21], Э.Н. Наджипа[22], Э.Р. Тенишева[23], В.Х. Хакова[24], Х.Ю. Миннегулова[25], Ф.Ш. Нуриевой[26], Ф.С. Фасеева[27], Ф.С. Хакимзянова[28]. Лингвистическому анализу известных науке джучидских актовых материалов посвящено исследование А.М. Озетгин[29]. Эти исследования стали теоретической основой в изучении языковых процессов имевших место в Золотой Орде. Наряду с вышеуказанными исследователями, следует отметить авторов, труды которых отражают развитие старотатарской деловой письменности в рамках Русского государства XVIXVIII вв. В этом направлении выделяются исследования: Ф.М. Хисамовой, А.Х. Маннаповой, И.А. Абдуллина[30].

    Рассматривая становление и развитие официального письменного языка Улуса Джучи мы не можем оставить в стороне подобные процессы в Монгольской империи, как на этапе ее формирования так и дальнейшего развития. Важные сведения подтверждающие тесные языковые и культурные контакты монголов и тюрков мы можем обнаружить в трудах Л.Л. Викторовой[31], Д.Кара[32], А.Ш. Кадырбаева[33]. Среди работ последних лет посвященных рассмотрению развития монгольского языка в эпоху средневековья можно выделить исследование Б.З. Базаровой, в которой особое внимание уделено изучению этимологии монгольских титулов и феодальной терминологии[34].

    Обзор источников. На основе типо-видовой классификации, для изучения данной темы, можно выделить три основных типа исторических источников: письменные, лингвистические и вещественные. Первую группу источников можно разделить на два основных вида: актовые и нарративные.

    Письменные источники. Актовые и делопроизводственные материалы. Решение выделенной нами проблемы осложняется ограниченностью источниковой базы. Прежде всего, мы сталкиваемся с малочисленностью или даже полным отсутствием документов джучидских канцелярий определенных этапов развития этого государства. Их на сегодняшний день единицы, а в подлиннике сохранились лишь ярлык Токтамыша Бек-Хаджи от 24 зулькаада 782 (781?) г.х. (19 февраля 1381 г. (2 марта 1380 г.)?)[35] и послания ордынских правителей Улуг-Мухаммада (от 14 марта 1428 г.)[36], Махмуда (10 апреля 1466 г.)[37] и Ахмада (от 1476/77 и от 25 мая – 3 июня 1477 г.)[38], сюда же можно отнести ярлык-послание хана Токтамыша королю польскому и великому князю литовскому Владиславу II Ягайле (датируемое 20 мая 1393 г.)[39]. Значительным дополнением служат актовые материалы тюрко-татарских государств, возникших после распада Улуса Джучи и ставших прямыми наследниками золотоордынских канцелярских традиций[40].

    Ограниченное количество собственно золотоордынских актовых материалов, определяет значимость переводных джучидских документов. На сегодняшний день известно около двух десятков латинских, итальянских и русских переводов документов джучидских канцелярий.

    Среди латинских синхронных переводов золотоордынских актов следует назвать: ярлыки ханов Узбека венецианским купцам Азака (Азова) (от 9 октября 1332 г.), Джанибека венецианским купцам Азака (от 30 сентября 1342 г.), послание и платежную ведомость Тайдуллы венецианскому дожу Джованни Дольфину (от 4 марта 1359 г.). Переводы на венецианском диалекте итальянского языка представлены ярлыком хана Джанибека венецианским купцам Азака (от 26 декабря 1347 г.), письмом и уведомлением правителя Старого Крыма (Солхата) Рамадана венецианскому дожу Джованни Градениго (от 4 марта 1356 г.), ярлыком хана Бердибека венецианским купцам (от 13 сентября 1358 г.), уведомлением Кутлуг-Тимура венецианским купцам (от 20 сентября 1358 г.), предписанием хана Бердибека наместнику Крыма Кутлуг-Тимуру (от 26 сентября 1358 г.), грамотами правителей Старого Крыма Черкес-бека генуэзским купцам Кафы (от 27 ноября 1380 г.) и Ильяс-бека (от 24 февраля 1381 г.)[41].

    Русские переводы джучидских документов данных русскому духовенству представлены ярлыком хана Менгу-Тимура митрополиту Кириллу (от 10 августа 1267 г.), проезжей грамотой Тайдуллы епископу Иоанну (от 25 сентября 1347 г.) и ее же грамотами митрополиту Феогносту (от 4 февраля 1351 г.) и митрополиту Алексию (от 10 февраля 1354 г.), ярлыком хана Бердибека митрополиту Алексию (от 21 ноября 1357 г.) и ярлыком хана Мухаммада Бюлека митрополиту Михаилу (от 28 февраля 1379 г.)[42].

    Указанные документы, являются ценнейшим материалом не только для формулярного анализа золотоордынских актов, они несут в себе информацию об организации золотоордынского делопроизводства в ханской канцелярии, а также канцеляриях наместников хана.

    Специфика данного исследования предполагает привлечения документальных источников не только Улуса Джучи, но и других улусов входивших в состав некогда единой Монгольской империи, в частности, актовые материалы Хулагуидов и Чагатаидов, а также государства Тимуридов. Наиболее информативными здесь являются данные о языке этих документов, их внешние и внутренние формы и свойства, несущие в себе информацию о канцелярской культуре[43].

    Нарративные источники. Не менее ценными для нашего исследования являются нарративные источники, большинство из которых переведены на русский язык. Среди них особо следует выделить данные персидских и арабских авторов, но наибольшей информативностью отличаются персидские источники.

    В сочинении «История завоевателя мира» («Тарих-и джехангуша» около 1252/3–1260 гг.)[44] Ала ад-Дина Ата-Малика Джувайни (1226–1283 гг.) с молодых лет находившегося на службе у монгольских правителей Хорасана содержаться ценные указания на делопроизводственную деятельность монгольской администрации в завоеванных землях. Несмотря на то, что это сочинение посвящено в первую очередь описанию деяний Чингис-хана и его наследников, государственный деятель и современник рассматриваемых событий дает профессиональную оценку системы управления организованной Чингисидами.

    Другой известный персидский автор, также всю свою жизнь посвятивший политической карьере Рашид ад-Дин Фазлаллах Ибн Имад ад-Доуле Абу-л-Хайр Йахья ал-Хамадани (1247–1318 гг.), который в 1300/01 г. по повелению Махмуд Газан-хана во главе группы ученых приступил к написанию «Сборника летописей» («Джами ат-таварих»)[45]. Работа была завершена при султане Гийас ад-Дунйа ва-д-Дине Мухаммаде Худабандэ Олджейту в 1310/11 г. Содержательными здесь являются указания об организации управления в хулагуидском Иране, а также образцы делопроизводственных документов приводимых в тексте «Сборника летописей».

    Среди персидских сочинений также следует выделить «Руководство для писца при определении степеней» («Дастур ал-катиб фи та'йин ал-маратиб», завершен в 1366 г.), сановника финансового ведомства и правителя ряда областей в государстве Джалаиридов Мухаммада Хиндушаха Нахчивани (около 1292 г. – вторая половина XIV в.) выходца из семьи ученого Моулана Фахр ад-Дина Хиндушаха. Указанное сочинение представляет собой канцелярское руководство с подробным описанием навыков необходимых для писца-делопроизводителя[46].

    Монгольские завоевания способствовали возникновению широкого интереса арабских авторов проблемам взаимоотношений с Чингисидами. В большинстве своем необходимая нам информация содержится в трудах авторов несших государственную службу при дворе мамлюкских правителей, среди которых следует выделить сочинение ал-Муфаддала ибн Абу-л-Фадаиля (XIIIXIV вв.) озаглавленное «Прямой путь и единственная жемчужина в том, что случилось после летописи Ибн Амида» («Ан-Нахдж ас-садид ва-д-дур ал-фарид фи-ма бад Тарих Ибн Амид»)[47].

    Значительную информацию о делопроизводственной деятельности находим в сочинении египетского чиновника Шихаб ад-Дина Ахмада ибн Йахии ибн Фазлаллаха ал-Умари (ок. 1298–1349 гг.) «Определение по части высокой терминологии» («ат-Тариф фи-л-мусталах аш-шариф»)[48]. Сочинение Таки ад-Дина Абд ар-Рахмана ал-Кадави ал-Мухибби[49] (1326–1384 гг.) «Исправление «Определения по части высокой терминологии»» является дополнением к сочинению ал-Умари и содержит информацию о правилах переписки с правителями хулагуидского Ирана и государства Джучидов[50].

    Шихаб ад-Дин Абу-л-Аббас Ахмад ибн Али ал-Калкашанди (1355–1418 гг.) – известный средневековый египетский ученый, автор последней большой энциклопедии мамлюкской эпохи «Рассвет для слеповатого в искусстве писания» («Субх ал-аша фи синаат ал-инша», 1389–1412 гг.) которая по своей установке представляет собой руководство для канцеляристов. Автор резюмирует все сведения, которыми должен обладать катиб, начиная с технических указаний о чернилах, орудии письма, бумаге, каллиграфии и стилистике[51].

    Существенным дополнением к материалам персидских и арабских авторов служат сведения китайских («Мэн-да бэй-лу» (1221–1222 гг.)[52], «Хэй-да ши-люе» (1237 г.)[53], надгробная надпись на могиле Елюй Чу-цая выполненная Сун Цзы-чжэнем (первая половина 60-х гг. XIII в.)[54]) и армянских источников («История Армении» Киракоса Гандзакеци, начата в 1241 г.)[55], «История Стефана Орбелиани»[56]). Китайские и армянские авторы в своих сочинениях уделяют внимание вопросам организации управления в Китае и Армении, что позволяет полнее охарактеризовать канцелярскую практику Монгольской империи. Указанные источники более актуальны для истории становления и развития канцелярской службы монголов.

    Данные западноевропейских дипломатов и миссионеров, прежде всего, позволяют уточнить сведения об общей этнолингвистической обстановке в Улусе Джучи. Западноевропейские авторы, в первую очередь, Иоанн де Плано Карпини в «Книге о Тартарах» (1247 г.) и Вильгельм де Рубрук в «Путевых заметках» дают нам ценные сведения о государственном и общественном устройстве Монгольской империи в целом и Улуса Джучи в частности. Пристальное внимание средневековых авторов к письменной культуре государств Чингисидов объясняется в большинстве своем необходимостью налаживания дипломатических и иных контактов с этими странами[57].

    Данные нумизматических[58] и отчасти эпиграфических материалов[59], позволяют раскрыть отдельные аспекты происходивших в Улусе Джучи этнолингвистических процессов. Следует оговориться, что нумизматические данные (то есть язык монетных легенд) не могут стать определителем официального статуса того или иного языка, только лишь строгий учет общей этнополитической ситуации позволяет сделать соответствующие выводы по рассматриваемой нами проблеме.

    Лингвистические источники. Изучение языковой коммуникации в Улусе Джучи предполагает привлечение лингвистических материалов, содержащихся в исторических памятниках исследуемого периода. Среди которых можно выделить лексикографические материалы (Codex Cumanicus (конец XIII – первая треть XIV в.)[60], «Тарджуман-и тюркий ва 'арабий» (1245 г.), «Китаб ал-идрак ли-лисан ал-атрак» («Книга пояснений для тюркских языков», 1312 г.) и др.[61]), художественные и дидактико-назидательные произведения золотоордынских поэтов, писателей и мыслителей (Кутба «Хосров и Ширин» (вольный перевод на тюркский язык, 1341 г.), Саифа Сараи «Китабе Гулистан бит-тюрки» (1391 г.), Хорезми «Мухабет-намэ» (1354 г.), Рабгузи «Кыйссасель анбия» (1310 г.), Махмуда Болгари «Нахдж ал-фарадис» (1358 г.), Хисама Кятиба «Джумджума султан» (1396 г.), «Кисекбаш китабы» анонимного автора)[62], а также лексику современных языков, развитие которых происходило в рамках Золотоордынского государства.

    Словарный состав указанных источников и ряда современных языков (татарский, монгольский, русский, арабский и др.) отражают этнолингвистические процессы, происходившие в Улусе Джучи в рассматриваемый период, а также свидетельствуют о степени распространенности того или иного языка в дипломатической переписке и в рамках самого государства Джучидов.

    Вещественные источники. В результате археологических изысканий золотоордынских городов было обнаружено значительное количество находок относящихся к письменной культуре Улуса Джучи, к которым следует отнести всевозможные письменные принадлежности[63]. Именно эти материалы позволяют раскрыть некоторые аспекты изучаемой проблемы, не нашедшие своего отражения в нарративных источниках. Здесь следует также отметить, что благодаря этим находкам мы имеем редкую возможность непосредственного, прямого контакта с проявлением собтвенно золотоордынской канцелярской культуры, без каких-либо посредников, часто искажавших в ту или иную сторону реальную историческую картину.

    Таким образом, источниковый обзор свидетельствует о малочисленности актовых и делопроизводственных материалов джучидских канцелярий, при этом имеющиеся документы представлены крайне неравномерно. На данный момент мы можем констатировать о полном отсутствии документов относящихся к ранним этапам развития Улуса Джучи (несмотря на то, что канцелярии Бату и Берке издавали огромное количество документов, до наших дней не сохранилось ни одного образца). Между тем именно этот период является одним из наиболее важных в понимании основ канцелярской культуры Джучидов. Поэтому основу нашего исследования составляют немногочисленные, но репрезентативные материалы золотоордынских канцелярий и государств, образовавшихся после распада Золотой Орды, а также нарративные источники различного происхождения, позволяющие восполнить недостающие сведения, полученные в результате анализа ограниченного количества джучидских актовых материалов. Следует также оговорится, что наше исследование в большинстве своем строится на данных представителей так называемых наблюдающих культур, что не может найти свое выражение на некоторых выводах автора.

    Основные понятия. Специфика нашего исследования предполагает использование значительного количества особой терминологии, большая часть которых представлена в тексте монографии. Прежде всего, нам хотелось бы остановиться на нескольких основополагающих понятиях.

    Можно выделить два основных подхода к определению понятия «официальный письменный язык». Первый, так называемый содержательный подход, характеризующийся выявлением содержательной основы определяемого явления, исходя из которого можно дать следующее определение:

    официальный письменный язык – это тот или иной язык, признаваемый официальной и легитимной властью в качестве основного языка используемого в государственном делопроизводстве.

    При этом следует отметить, что определяемый феномен может выражаться не только в единственном числе. Другой подход, именуемый нами формальным или династийным, характеризуется выражением официального статуса письменного языка исходя из этнолингвистической принадлежности правящей династии.

    В рамках нашего исследования под «тюркским языком» мы понимаем все лингвистическое многообразие тюркских языков эпохи существования Монгольской империи и Улуса Джучи. Термин «тюрки» также имеет свое историческое обоснование, в частности арабские и персидские авторы применяли указанный термин для определения всех тюркских языков и народов, наряду с применением локальных лингвонимов или этнонимов (уйгуры, кыпчаки, булгары, и др.). Также не менее важным является осознание средневековыми тюркскими авторами[64] своего этнолингвистического единства, который имел, несомненно, больше общего, нежели на современном этапе. Следует также отметить, что лингвисты подчеркивают смешанный характер тюркских языков рассматриваемой эпохи, что свидетельствует о тесных этнолингвистических контактах всех тюркских народов.

    Канцелярская культура охватывает все многообразие форм, методов, средств и норм делопроизводственной деятельности, принятых в том или ином государстве.

    Форма делопроизводственной деятельности – это способы существования и выражения процесса создания официальных документов (находят свое непосредственное выражение в подготовке и создании документа).

    Средства делопроизводственной деятельности – это совокупность орудий и приспособлений, необходимых для создания документа (перья, писала, нейкаты, и др.).

    Предметы делопроизводственной деятельности – это все многообразие материалов используемых в процессе создания документа (бумага, чернила и т.д.).

    Методы делопроизводственной деятельности – это совокупность способов и приемов воздействия определенными средствами письма на предметы делопроизводственной деятельности (например: методы подготовки бумаги, написания документа, нанесения оттиска печати и т.д.).

    Нормы делопроизводственной деятельности – это совокупность правил и предписаний, определяющих содержание и форму делопроизводственной деятельности.

    Объектом нашего изучения является организация государственного делопроизводства Улуса Джучи. Предметом исследования выступают средства, форма и практика коммуникаций государственной власти в Улусе Джучи.

    Целью данного исследования является выявление этнолингвистической принадлежности официального письменного языка Улуса Джучи и изучение джучидской канцелярской культуры.

    Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

    – выделить роль и значение тюркоязычных племен в становлении письменной культуры Монгольской империи;

    – рассмотреть этнолингвистические условия развития официального языка Улуса Джучи;

    – выявить сферу делопроизводственного обслуживания государственного аппарата Улуса Джучи;

    – рассмотреть канцелярские нормы и традиции Улуса Джучи.

    Хронологические рамки исследования обусловлены спецификой избранной темы. Основная часть работы посвящена изучению официального письменного языка и канцелярской культуры Улуса Джучи, хронологическими рамками существования которого являются 1207/08–1502 гг. Но для того, что представить целостную картину проблемы, мы будем вынуждены выходить за указанные рамки. По некоторым вопросам они будут охватывать исторический период от начала XIII столетия, а именно с момента принятия монголами уйгурской письменности и становления канцелярской культуры Чингисидов до образования и развития тюрко-татарских государств, продолживших делопроизводственные традиции Улуса Джучи.

    И в заключении, автор считает своим долгом выразить глубочайшую благодарность своему научному руководителю Миркасыму Абдулахатовичу Усманову. Можно без преувеличения сказать, что этот труд состоялся во многом благодаря его всемерной поддержке. С большим удовольствием выражаю благодарность своему другу и коллеге Марату Гатину, который оказал неоценимую помощь в публикации этой книги. Хочется также выразить признательность Р.Ю. Почекаеву, Г.М. Давлетшину, М.Г. Крамаровскому, В.В. Трепавлову, А.Г. Юрченко, Д.А. Мустафиной, И.М. Миргалееву, которые оказали всяческое содействие в процессе изучения рассматриваемой проблемы.



    [1] Закиров С. Дипломатические отношения Золотой Орды с Египтом (XIIIXIV вв.). – М., 1966; Егоров В.Л. Золотая Орда: мифы и реальность. – М., 1990; Григорьев А.П. Официальный язык Золотой Орды XIIIXIV вв. // ТС. – 1981; Григорьев А.П., Григорьев В.П. Коллекция золотоордынских документов XIV в. из Венеции: Источниковедческое исследование. – СПб., 2002.

    [2] Усманов М.А. Жалованные акты Джучиева Улуса XIVXVI вв. – Казань, 1979; Вашари И. Жалованные грамоты Джучиева Улуса данные итальянским городам Кафа и Тана // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани 1223–1556. – Казань, 2002; Зайцев И.В. Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (начало XV первая половина XVI вв.). – М., 2004.

    [3] Григорьев В.В. О достоверности ярлыков, данных ханами Золотой Орды русскому духовенству. – М., 1842. В дальнейшем эти ярлыки станут объектом специального изучения еще ряда поколений исследователей, см.: Боровков А.К. Опыт филологического анализа тарханных ярлыков выданных ханами Золотой Орды русским митрополитам // ИАН СССР. Сер. литературы и языка. – Т. XXV. – Вып. 1. – 1966.

    [4] Березин И.Н. Тарханные ярлыки Токтамыша, Тимур-Кутлуга и Саадет-гирея. – Казань, 1851.

    [5] Оболенский К.М. Ярлык хана Золотой Орды Токтамыша к польскому королю Ягайлу 1392–1393 г. – Казань, 1850; Банзаров Д. Собрание сочинений. – М., 1955.

    [6] Бобровников А.А. О монгольских надписях на русских актах. – СПб., 1861; Он же. Памятники монгольской квадратной письменности. – СПб., 1870.

    [7] Радлов В.В. Ярлыки Токтамыша и Темир Кутлуга // ЗВОИРАО. – Т. III. – 1889.

    [8] Веселовский Н.И. Несколько пояснений касательно ярлыков, данных ханами Золотой Орды русскому духовенству // Сборник в честь семидесятилетия Г.И.Потанина. – СПб., 1909; См. также: Веселовский Н.И. Труды по истории Золотой Орды. – Казань, 2010.

    [9] Самойлович А. К истории крымско-татарского литературного языка // ВНОТ. 1927. №7.

    [10] Приселков М.Д. Ханские ярлыки русским митрополитам. – П., 1916

    [11] Рәхим Г., Газиз Г. Татар әдәбияты тарихы. – Казан, 1925.

    [12] История Татарии в материалах и документах. – М., 1937; Kurat A.N. Topkapi Sarayi Müzesi Arsvindeki Altun Ordu, Kirim ve Türkistan Hanlarina ait yarlik ve Bitikler. – Istanbul, 1940; Поппе Н.Н. Золотоордынская рукопись на бересте // СВ. – Сб. 2. – М.; Л., 1941; Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды. – Т. II. Извлечения из персидских сочинений собранные В.Г. Тизенгаузеном и обработанные А.А. Ромаскевичем и С.Л. Волиным. – М.; Л., 1941; Козин С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongol-un niiuca tobcijan. Юань чао би ши. Монгольский обыденный изборник. – М.; Л., 1941; Базилевич К.В. Ярлык Ахмед-хана Ивану III // Вестник МГУ. – 1948. – №1; Зимин А.А. Краткое и пространное собрание ханских ярлыков, выданных русским митрополитам // АЕ. – 1961. – М., 1962; Султанов Т. И. Письмо золотоордынского хана Улуг-Мухаммада турецкому султану Мураду II // ТС. 1973; Он же. Письма золотоордынских ханов // ТС. 1975 и др.

    [13] Усманов М.А. Жалованные акты Джучиева Улуса XIVXVI вв. – Казань, 1979.

    [14] Григорьев А.П. Официальный язык Золотой Орды XIIIXIV вв. // ТС. – 1981; Григорьев А.П., Григорьев В.П. Коллекция золотоордынских документов XIV в. из Венеции: Источниковедческое исследование. – СПб., 2002; Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам. Источниковедческий анализ золотоордынских документов. – СПб., 2004.

    [15] Vasari I. Az Arany Horda. – Budapest: Kossuth Konyvkiado, 1986. – S. 213–219. Вашари И. Жалованные грамоты Джучиева Улуса данные итальянским городам Кафа и Тана // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани 1223–1556. – Казань, 2002. – С. 193–196; Vasary I. The Golden Horde term daruga and its survival in Russia // AOASH. – T. XXX (2). – 187–197.

    [16] Закиров С. Дипломатические отношения Золотой Орды с Египтом (XIIIXIV вв.). – М., 1966.

    [17] Favereau M. Comment le sultan mamlouk s'adressait au khan de la Horde d'Or // Annales Islamologiques. – 2007. – 41. – P. 59–95.

    [18] Фаизов С.Ф. Тугра и Вселенная. Мохаббат-намэ и шерт-намэ крымских ханов и принцев в орнаментальном, сакральном и дипломатическом контекстах. – М.; Бахчисарай, 2002; Он же. Письма ханов Ислам-Гирея III и Мухаммед-Гирея IV к царю Алексею Михайловичу и королю Яну Казимиру. 16541658. Крымскотатарская дипломатика в политическом контексте постпереяславского времени. – М., 2003.

    [19] Cleaves F.W. The Mongolian Names and Terms in the History of the Nation of the Archers by Grigor of Akanc // HJAS. – Vol. 12. – 1936; Cleaves F.W. A chancellery practice of the Mongols in the thirteenth and fourteenth centuries // HJAS. – 1951. – Vol. 14; Cleaves F.W. Les Letteres de 1289 et 1305 des ilkhan Aryun et Oljeitü a Philippe le Bel. – Cambridge, Massachusets: Harvard University press, 1962.

    [20] Дәүлетшин Г.М. Төрки-татар рухи мәдәнияты тарихы. – Казан, 1999; Давлетшин Г.М. Очерки по истории духовной культуры предков татарского народа (истоки, становление и развитие). – Казань, 2004.

    [21] Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. – М., 1962; Он же. Очерки истории функционального развития тюркских языков и их классификация. – Ашхабад, 1988.

    [22] Наджип Э.Н. Заслуги арабских филологов в области изучения тюркских языков // Семитские языки. – М., 1965. – С. 617626; Он же. О средневековых литературных традициях и смешанных письменных тюркских языках // СТ. – 1979. – №1. – С. 87–92; Он же. Исследования по истории тюркских языков ХI–ХIV вв. – М., 1989.

    [23] Тенишев Э.Р. О методах и источниках сравнительно-исторических исследовании тюркских языков // СТ. – 1973. – №5. – С. 119–124; Он же. О построении истории народно-разговорного и литературного языков // Тюркологические исследования. – М., 1976. – С. 230–232.

    [24] Хаков В.Х. Татар әдәби теле тарихы. – Казан, 1993.

    [25] Миңнегулов Х.Ю. Дөньяда сүземез бар... – Казан, 1999.

    [26] Нуриева Ф.Ш. Исторические и лингвистические условия формирования тюрко-татарского литературного языка золотоордынского периода. – Казань, 2004.

    [27] Фасеев Ф.С. Старотатарская деловая письменность. – Казань, 1981.

    [28] Хакимзянов Ф.С. О поволжском варианте среднетюркского литературного языка // Историко-лингвистический анализ старописьменных памятников. – Казань, 1983. – С. 324.

    [29] Ozyetgin A.M. Altin Ordu, Kirim ve Kazan sahasina ait yarlik ve bitiklerin dil ve üslup incelemesi. – Ankara, 1996; Ozyetgin A.M. Orta Zaman Türk Dili ve Kültürü Üzerine Incelemeler. – Ankara, 2005.

    [30] Тумашева Д.Г., Усманов М.А., Хисамова Ф.М. Об особенностях развития старотатарской деловой письменности // СТ. – 1977. – №3; Хисамова Ф.М. Татарский язык в восточной дипломатии России (XVI – начала XIX вв.). – Казань, 1999; Маннапова А.Х. Народно-разговорные элементы в языке деловых документов XVII века // Исследования языка древнеписьменных памятников. – Казань, 1980.

    [31] Викторова Л.Л. К вопросу о найманской теории происхождения монгольского литературного языка и письменности (ХIIХШ вв.) // Языки народов Востока. УЗ ЛГУ. Серия востоковедческих наук. – Л., 1961. – С. 137–155; Она же. Монголы. Происхождение народа и истоки культуры. – М., 1980.

    [32] Кара Д. Книги монгольских кочевников (семь веков монгольской письменности). – М., 1972; Он же. Уйгуро-монгольские литературные связи // Литературные связи Монголии. – М., 1988. – С. 51–56.

    [33] Кыдырбаев А.Ш. Тюрки и иранцы в Китае и Центральной Азии в XIIIXIV вв. – Алма-Ата, 1990.

    [34] Базарова Б.З. Монгольские летописи – памятники культуры. – М., 2006.

    [35] См. подробнее: Березин И.Н. Тарханные ярлыки Токтамыша, Тимур-Кутлуга и Саадет-Гирея. – Казань, 1851; Kurat A.N. Topkapi Sarayi Müzesi Arsivindeki Altun Ordu, Kirim ve Türkistan Hanlarina ait yarlik ve Bitikler. – Istanbul, 1940; Усманов М.А. Жалованные акты Джучиева Улуса XIVXVI вв. – Казань, 1979; Григорьев А.П. Дата выдачи ярлыка Токтамыша // Востоковедение. – Вып. 6. – Л., 1979; Он же. Пожалования в ярлыке Токтамыша // Востоковедение. – Вып. 8. – Л., 1981. – С. 126–137; Ozyetgin A.M. Altin Ordu, Kirim ve Kazan sahasina ait yarlik ve bitiklerin dil ve üslup incelemesi.Ankara, 1996; Набиев Р.Ф. О дате и месте выдачи Токтамыш-ханом тарханного ярлыка Бек-Хаджи // Золотоордынская цивилизация. – Вып. 1. – Казань, 2008. – С. 101–109. См. рис. 3 на цветной вклейке.

    [36] См. подробнее: Kurat A.N. Topkapi Sarayi Müzesi Arsivindeki Altun Ordu, Kirim ve Türkistan Hanlarina ait yarlik ve Bitikler. – Istanbul, 1940; Султанов Т. И. Письмо золотоордынского хана Улуг-Мухаммада турецкому султану Мураду II // ТС. – 1973. – М., 1975. – С. 5361; Рәхимова А. «Кичэр бой калур мәңгү атка» // Эхо веков. – 1996. – №1/2. – С. 31–32.

    [37] См. подробнее: Kurat A.N. Topkapi Sarayi Müzesi Arsivindeki Altun Ordu, Kirim ve Türkistan Hanlarina ait yarlik ve Bitikler. – Istanbul, 1940; Султанов Т. И. Письма золотоордынских ханов // ТС. – 1975. – С. 234251; Рахимова А. Письмо хана Золотой Орды Махмуда в Стамбул (1466 г.) // Эхо веков. – 1996. – №3/4; Зайцев И.В. Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (начало XV первая половина XVI вв.). – М., 2004.

    [38] См. подробнее: Султанов Т. И. Письма золотоордынских ханов // ТС. – 1975. – С. 234251; Зайцев И.В. Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (начало XV первая половина XVI вв.). – М., 2004; Ozyetgin A.M. Altin Ordu, Kirim ve Kazan sahasina ait yarlik ve bitiklerin dil ve üslup incelemesi.Ankara, 1996; Рахимова А. Письмо золотоордынского хана Ахмеда турецкому султану Фатих Мехмеду (1477) // Эхо веков. – 1997. – №3/4. – С. 38–39.

    [39] См. подробнее: Ярлык хана Золотой Орды Токтамыша к польскому королю Ягайло 13921393 гг. / Издан К.Оболенским. – Казань, 1850; Султанов Т. И. Письма золотоордынских ханов // ТС. – 1975. – С. 234251; Ярлык Токтамыша: второе возвращение // Эхо веков. – 1998. – №1/2.

    [40] Ярлык Хаджи-Гирея жителям Крык-Ера от 1 сафара 864/27 ноября 1459 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 306; Ярлык Менгли-Гирея населению Крык-Ера от 883/ апр. 1478 – март 1479 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 307; Ярлык Гази-Гирея II Сафар-мирзе от раджаба 997/май 1589 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 308; Ярлык Менгли-Гирея Ибрагиму от 21 раджаба 890/3 авг. 1485 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 309; Ярлык Менгли-Гирея населению Крык-Ера от 20 зульхиджжа 872/ 11 июля 1468 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр.Т. 310; Ярлык Сахиб-Гирея Кзыл-Курту, 21 раби II 957/ 10 мая 1550 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 311; Ярлык Девлет-Гирея на имя Худай-кула, кон. раджаба 964/май 1557 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 312; Ярлык Девлет-Гирея Сулайманшах-беку от 9 раби II 981/ 8 авг. 1573. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 313; Ярлык Девлет-Гирея Тангатмышу от 15 раби I 984/13 июня 1576 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 314; Ярлык Девлет-Гирея группе лиц во главе с Хасан-бием. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 315; Ярлык Мухаммад-Гирей II Абди-шайху от 26 джумада I 985/12 авг. 1577 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 317; Ярлык Мухаммад-Гирея от 985 г.х. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр.Т. 318; Ярлык Мухаммад-Гирей II группе лиц , нач. джумада II 990/ кон июня 1582 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 319; Ярлык Михри-султан-хани Игаджи Хасану от шаабана 996/июнь-июль 1588 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 320; Ярлык Гази-Гирея II Ахмад-паша-беку от конца джумада II 999/1591 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 322; Ярлык Гази-Гирея II Шайх-Али-ходже, Абдике-ходже. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 323; Ярлык Селим-Гирея на имя Абдике-ходжа от 1018/1609 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 327; Ярлык Мухаммад-Гирей-султана II Амрулла-оглану от раби I 984/май-июнь 1576 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 340; Ярлык Мухаммад-Гирей-султана Кадыр-Берди и др. нач. мухаррама 908/нач. июля 1502 г. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 373 а; Ярлык Фатих-Гирей-султана Юнусу, Салтыку и др. от 1003/15941595 гг. – РО СПб. ФИВ РАН. – ДФ. – Ед. хр. Т. 373 д. См. подробнее: Материалы для истории Крымского ханства, извлеченные по распоряжению имп. Академии наук из Московского главного архива Министерства иностранных дел. Издал В.В. Вельяминов-Зернов. – СПб., 1864. Эти материалы представляющую большую ценность для исследователей истории Крымского ханства были подготовлены Х.Фаизхановым, см.: Усманов М.А. Заветная мечта Хусаина Фаизханова. – Казань, 1980. – С. 5159. Документы по истории Волго-Уральского региона XVIXIX вв. из древнехранилищ Турции: Сборник документов / Сост. И.А.Мустакимов; под общ. ред. Д.И.Ибрагимова. – Казань, 2008. Весьма ценными для изучения рассматриваемой проблемы являются актовые материалы эпохи Казанского ханства. Здесь следует выделить ярлык Сахиб-Гирей хана, см.: Вахиди С.Г. Исследование ярлыка Сагиб-Гирей хана (оттиск из ИОАИЭ при Казанском государственном университете. Т. 33. Вып. 1). – Казань, 1925.

    [41] Григорьев А.П., Григорьев В.П. Коллекция золотоордынских документов XIV в. из Венеции: Источниковедческое исследование. – СПб., 2002; Вашари И. Жалованные грамоты Джучиева Улуса данные итальянским городам Кафа и Тана // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани 1223–1556. – Казань, 2002.

    [42] Зимин А.А. Краткое и пространное собрание ханских ярлыков, выданных русским митрополитам // АЕ. – 1961. – М., 1962. – С. 2841; Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам. Источниковедческий анализ золотоордынских документов. – СПб., 2004. Следует также, отметить, что для анализа делопроизводственной культуры Улуса Джучи могут быть привлечены известные русскоязычные подложные ярлыки, которые в большинстве своем отражают абстрактный формуляр золотоордынских жалованных грамот. Среди этих документов можно назвать поддельный ярлык Узбека митрополиту Петру, «ярлык» Едигея великому князю Василию Дмитриевичу Московскому, «ярлык» Ахмада великому князю Ивану III. См. подробнее: Почекаев Р.Ю. Право Золотой Орды. – Казань, 2009.

    [43] См.: Котвич В.А. Поправки к разбору монгольских писем персидских ильханов // ЗКВАМ РАН. – Т. I. – Л., 1925. – С. 342344; Козин С.А. Вопросу о дешифровании дипломатических документов монгольских ильханов // ИАН СССР. – 1935. – №7. – С. 645655; Он же. Язык первого периода истории монгольской литературы (По письмам персидских ильханов 12891305) // ИАН СССР. – Отделение общественных наук, 1935. – 477–500; Cleaves F.W. A chancellery practice of the Mongols in the thirteenth and fourteenth centuries // HJAS. 1951. Vol. 14. P. 496504; Cleaves F.W. The Mongolian Documents in the Musee de Teheran // HJAS. – 1953. – Vol.16. – №1/2. – P. 1–107; Cleaves F.W. Les Letteres de 1289 et 1305 des ilkhan Aryun et Oljeitü a Philippe le Bel. – Cambridge, Massachusets, 1962; Григорьев А.П. Монгольская дипломатика XIIIXV вв. (Чингизидские грамоты). – Л., 1978; Mongolian Monuments in Uighur-Mongolian Script (XIII–XVI centuries). Introdiction, Transcription and Bibliography. Ed. by D.Tumurtogoo. – Taipei, 2006. Следует также особо отметить, что в сочинении Рашид ад-Дина содержаться образцы персоязычных грамот Махмуда Газан-хана, структура которых соответствовала нормам чингисидского делопроизводства. В известной мере эти данные можно применить для реконструкции золотоордынского делопроизводства, см.: Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с перс. А.К.Арендса, отв. ред. В.В.Струве. – Т. III. – М.; Л., 1946. – С. 235–243, 256–262, 273–275, 282–285.

    [44] Джувейни Ата-Мелик. Чингисхан. История завоевателя мира, записанная Ала-ад-Дином Ата-Меликом Джувейни / Пер. с перс. Дж.Э.Бойла. Предислов. и библиография Д.О.Моргана. Пер. с англ. на рус. Е.Е.Харитоновой. М., 2004.

    [45] Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с перс. Л.А.Хетагурова; ред. и прим. А.А.Семенова. – Т. I. – Кн. 1. – М.; Л., 1960; Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с перс. Ю.П.Верховского; прим. Ю.П.Верховского и Б.Н.Панкратова. – Т. II. – М.; Л., 1960; Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с перс. А.К.Арендса, отв. ред. В.В.Струве. – Т. III. – М.; Л., 1946.

    [46] Мухаммад ибн Хиндушах Нахчивани. Дастур ал-катиб фи тайин ал-маратиб (Руководство для писца при определении степеней). Крит. текст, предисл. и указатели А.А. Ализаде. – Т. II. – М., 1976; Тизенгаузен В.Г. Из сочинения Мухаммада Хиндушаха Нахчивани. Рукописный перевод. / Архив востоковедов СПб. ФИВ РАН. – Ф. 52. – Ед. хр. 14–18. – Л. 217–239; Хатиби С. Персидские документальные источники по социально-экономической истории Хорасана XIIIXIV вв. – Ашхабад, 1985.

    [47] Ал-Муфаддал // Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. – Т. I. Извлечения из арабских сочинений, собранные В.Г.Тизенгаузеном / Подгот. к нов. изд., введение, доп. и коммент. Б.Е.Кумекова, А.К.Муминова. – Алматы, 2005. – С. 145–161 (далее: СМИЗО. – Т. I. – Алматы, 2005).

    [48] Ал-Умари // СМИЗО. – Т. I. – Алматы, 2005. – С. 168–189.

    [49] М.Фаверо, указала на ошибку В.Г.Тизенгаузена, который называет Ibn Nazir al-Gays ал-Мухибби, см.: Фаверо М. К вопросу об альянсе между Золотой Ордой и Мамлюкским султанатом по арабским источникам // Золотоордынское наследие. Материалы Международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды (XIIIXV вв.)». 17 марта 2009 г. Сб. статей. – Вып. 1. – Казань, 2009. – С. 49.

    [50] Ал-Мухибби // СМИЗО. – Т. I. – Алматы, 2005. – С. 249–260.

    [51] Ал-Калкашанди // СМИЗО. – Т. I. – Алматы, 2005. – С. 287–298; Григорьев А.П., Фролова О.Б. Географическое описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди // ТС. – 2001. – М., 2002. См. также: Favereau M. Comment le sultan mamlouk s'adressait au khan de la Horde d'Or // Annales Islamologiques. – 2007. – 41. – P. 59–95.

    [52] Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»). – Пер. с кит. И.Ц.Мункуева. – М., 1975.

    [53] Хэй-да ши-люе («Краткие сведения о черных татарах») Пэн Да-я и Сюй-Тина / Публ. и коммент. Линь Кюн-и и Н.Ц.Мункуева // Проблемы востоковедения. – 1960. – №5.

    [54] Мункуев Н.Ц. Китайский источник о первых монгольских ханах. Надгробная надпись на могиле Елюй Чу-Цая. – М., 1965.

    [55] Армянские источники о монголах. Извлечения из рукописей XIIIXIV вв. Перевод с древнеармянского, предисл. и комм. А.Г.Галстяна. – М., 1962; Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207–1266). Источники по истории Золотой Орды: от выделения удела Джучи до начала правления первого суверенного хана / Сост., вступ. ст., комм., указатели, подбор иллюстраций и карт М.С. Гатина, Л.Ф. Абзалова, А.Г. Юрченко. – Казань, 2008.

    [56] История монголов по армянским источникам / Пер. и объяснения К.П.Патканова. – Вып. I (Извлечения из трудов Вардана, Стефана Орбелиани и коннетабля Смбата). – СПб., 1873.

    [57] История монгалов / Дж. дель Плано Карпини. – Путешествие в Восточные страны / Г. де Рубрук. – Книга Марко Поло / Вступ. ст., коммент. М.Б. Горнунга. – М., 1997; Образование Золотой Орды. Улус Джучи Великой Монгольской империи (1207–1266). Источники по истории Золотой Орды: от выделения удела Джучи до начала правления первого суверенного хана / Сост., вступ. ст., комм., указатели, подбор иллюстраций и карт М.С. Гатина, Л.Ф. Абзалова, А.Г. Юрченко. – Казань, 2008.

    [58] Мухаммадиев А.Г. Булгаро-татарская монетная система в XIIXV вв. – М., 1983; Лебедев В.П. Символика и язык монет Крыма // Нумизматические исследования по истории Юго-Восточной Европы. – Кишинев, 1990; Пырсов Ю.Е. Каталог джучидских монет Саратовского областного музея краеведения. – Казань, 2002; Сингатуллина А.З. Джучидские монеты поволжских городов XIII в. – Казань, 2003; Федоров-Давыдов Г.А. Денежное дело Золотой Орды. – М., 2003; Петров П.Н. Клад из Дев-кескен-кала и вопросы начала чеканки серебряных монет в Джучидском улусе // Золотоордынская цивилизация. – Вып. 3. – Казань, 2010.

    [59] Эпиграфические материалы представлены различными надписями на керамической посуде, костях животных и стенах зданий в городах Улуса Джучи, см.: Самойлович А. Среднеазиатско-турецкие надписи на глиняном кувшине из Сарайчика // ЗВОИРАО. – Т. XXI. – Вып. 1. – СПб., 1912; Федоров-Давыдов Г. А., Вайнер С. О надписи на кости из Нового Сарая // СА. – 1963. – №3; Усманов М.А. О языковых особенностях надписи из Нового Сарая // СА. – 1963. – №3; Федоров-Давыдов Г.А. Некоторые итоги изучения городов Золотой Орды на Нижней Волге // ТА. – 1997. – №1. Определенную информацию могут дать эпитафии надгробных памятников, где находит свое отражение и социально-политическая лексика. См.: Фейзханов Х. Три надгробных булгарских надписи // ТА. – 1999. – №1–2 (4–5); Юсупов Г.В. Введение в булгаро-татарскую эпиграфику. – М.; Л., 1960; Мухаметшин Д.Г., Хакимзянов Ф.С. Эпиграфические памятники Болгара // Город Болгар. Очерки истории и культуры. – М., 1987; Червонная С. Мусульманская эпиграфика (резные надгробные камни) в Крыму // ТА. – 1997. – №1; Әхмәтҗанов М. Болгар теленең язмышы (эпиграфика материаллары буенча) // ТА. – 1998. – №1 (2). Особо следует выделить так называемую Карасакпайскую надпись, которая отражает близкую к золотоордынским традициям, ситуацию в сфере письменной культуры в государстве Тимура. См. подробнее: Григорьев А.П., Телицин Н.Н., Фролова О.Б. Надпись Тимура 1391 г. // Историография и источниковедение истории стран Африки и Азии. – Вып. 21. – СПб., 2004; См. также: Миргалеев И.М. Надпись Аксак Тимура: несколько замечаний по прочтению // Золотоордынская цивилизация. – Вып. 2. – Казань, 2009. – С. 121–127.

    [60] Codex Cumanicus. – Edited by G.Kuun with the prolegomena to the Codex Cumanicus by L.Ligetti. – Budapest, 1981.

    [61] См. подробнее: Мелиоранский П.М. Араб филолог о турецком языке. – СПб., 1900; Поппе Н.Н. Монгольский словарь Мукаддимат ал-адаб. – Ч. 12. – М.; Л., 1938; Зайончковский А. Арабо-кипчакский словарь из эпохи государства мамлюков // Сообщения польских ориенталистов. – М., 1961; Наджип Э.Н. Заслуги арабских филологов в области изучения тюркских языков // Семитские языки. – М., 1965; Исламов Р.Ф. Алтын Урда һәм мәмлүкләр Мисыры: язма мирас, мәдәни багланышлар. – Казан, 1998.

    [62] Наджип Э.Н. Тюркоязычный памятник XIV в. «Гулистан» Сейфа Сараи и его язык. – Ч. 1. – Алма-Ата, 1975; Наджип Э.Н. Тюркоязычный памятник XIV в. «Гулистан» Сейфа Сараи и его язык. – Ч. 2. – Алма-Ата, 1975; Наджип Э.Н. Историко-сравнительный словарь тюркских языков XIV в. На материале «Хусрау и Ширин» Кутба. – Кн. 1. – М., 1979; Татар әдәбияты тарихы. – Т. I. – Казан, 1984; Миңнегулов Х.Ю. Дөньяда сүземез бар... – Казан, 1999; Сараи Сәйф. Гөлестан. Лирика. Дастан. – Казан, 1999; Нуриева Ф.Ш. «Нахдж аль-Фарадис» Махмуда ал-Булгари.– Казань, 1999; Котб. Хөсрәү вә Ширин (шигъри роман). – Казан, 2003.

    [63] Среди указанных находок можно выделить чернильницы, калямы, писала, приборы для калямов. Например: Футляр с принадлежностями писца. – ВОКМ. – Инв. № Бахтияровка, кург. 3, погр. 1, №0/7; Калям. – ГЭ. – Инв. Сар–1081; Прибор для калямов. – ГЭ. – Инв. Сар. 414; Чернильницы. – ГЭ. – Инв. №Сар–249, №Сар–263, №Сар–278, №Сар–485, №Сар–509; Писало бронзовое. – ВОКМ. – Инв. №14260/9.

    [64] В качестве примера можно привести прозаическое сочинение «Хуласа» (XIV в.), принадлежащее неизвестному автору. Язык указанного произведения назван автором «тюрки», и лишь современные тюркологи для лучшего уяснения лингвистических особенностей языка определяют его огузо-старотуркменским (Наджип Э.Н. Тюркоязычный памятник XIV в. «Гулистан» Сейфа Сараи и его язык. – Ч. 1. – Алма-Ата, 1975. – С. 36).

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСК