www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Четверг, 27 апреля 2017, 00:28

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / История татар с древнейших времен в 7 томах / История татар. Том III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в.
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
История татар. Том I. Народы степной Евразии в древности  •  История татар. Том II. Волжская Булгария и Великая Степь  •  История татар. Том III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в.  •  История татар. Том IV. Татарские государства XV–XVIII вв.  •  История татар. Том V. Татарский народ в составе Российского государства (вторая половина XVI – XVIII вв.)  •  История татар. Том VI. Формирование татарской нации. XIX – начало XХ в.  •  История татар. Том VII. Татары и Татарстан в XX – начале XXI в.

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • История татар. Том III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в.
    Казань: Институт истории АН РТ, 2009. – 1056 с.
     

    История татар. Том III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в. Казань: Институт истории АН РТ, 2009. – 1056 с.


    См. электронную версию тома III   скачать в формате pdf (adobe acrobat reader) (pdf)

     

    УДК 93/99

    ББК 63.3

    И 90

     

    Научный совет издания:

    Васильев Дмитрий (Россия, Институт востоковедения РАН)

    Вашари Иштван (Венгрия, Будапештский университет)

    Геккеньян Хансгерд (Германия, Гиссенский университет)

    Гилязов Искандер (Татарстан, Казанский государственный университет)

    Гмыря Людмила (Дагестан, Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН)

    Девлет Надир (Турция, университет Йедитепе)

    Зимоньи Иштван (Венгрия, Сегедский университет)

    Каппелер Андреас (Австрия, Венский университет)

    Каштанов Сергей (Россия, Институт всеобщей истории РАН)

    Кемпер Михаэль (Германия, Рурский университет)

    Кляшторный Сергей (Россия, Санкт-Петербург, Институт восточных рукописей РАН)

    Крамаровский Марк (Россия, Государственный Эрмитаж)

    Кумеков Булат (Казахстан, Международный центр кыпчаковедения)

    Кычанов Евгений (Россия, Санкт-Петербург, Институт восточных рукописей РАН)

    Рорлих Айша (США, Южнокалифорнийский университет)

    Стальсберг Анне (Норвегия, Музей естественной истории и археологии, Норвежский университет науки и технологии)

    Трепавлов Вадим (Россия, Институт российской истории РАН)

    Шамильоглу Юлай (США, Висконсинский университет)

    Шмидт Сигурд (Россия, Археографическая комиссия РАН)

     

     

     

     

    Главные редакторы:

    Усманов Миркасым (Казанский государственный университет)

    Хакимов Рафаэль (Институт истории АН РТ)

     

    Редколлегия издания:

    Хакимов Рафаэль (Институт истории АН РТ)

    Усманов Миркасым (Казанский государственный университет)

    Вашари Иштван (Будапештский университет)

    Кычанов Евгений (Институт восточных рукописей РАН, Санкт-Петербург)

    Исхаков Дамир (Институт истории АН РТ)

    Измайлов Искандер (Институт истории АН РТ)

    Арсланова Алсу (Институт истории АН РТ)

     

    Научный редактор III тома Миркасым Усманов

    Координатор Рамиль Хайрутдинов

    Ответственный секретарь Алсу Арсланова

    Редакторы Булат Хамидуллин, Искандер Измайлов

     

     

    ISBN 978-5-94981-142-9

     

    © Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2009

     

               

     

    Осада войсками Хулагу Багдада.
    Миниатюра из персидского
    манускрипта начала XIV в.

    Чтецы Корана.
    Миниатюра из персидского
    манускрипта начала XIV в. Берлин

     

     

     

     

     

    § 1. История Улуса Джучи и некоторые особенности ее интерпретации в новейшее время

     

    Миркасым Усманов

     

    Как об исторических деятелях, так и о народах мы можем правильно судить только тогда, когда имеем сведения об их жизни в различных ее проявлениях; произнесение приговоров над деятелями и народами на основании отдельных фактов и отдельных сторон их деятельности – прием безусловно ненаучный, к сожалению, встречающийся и у новейших историков. (В.В. Бартольд)

     

    Вместо предисловия

     

    В истории ряда этносов средневековой Евразии, в т.ч. народов, входивших в состав бывшей Российской империи, ее наследника – СССР, также современной Российской Федерации, имеется одна эпоха, которая освещалась, особенно в советское время, весьма своеобразно, а временами до абсурдности противоречиво и лживо. Речь идет об истории народов страны XIII–XVI вв. в целом, т.е. об эпохе Улуса Джучи – государства, ставшего известным под другим наименованием – Золотая Орда. Становление его – фактически большой по территории и количеству входивших в ее состав народов империи Евразии – происходит в 40–60-х гг. XIII в., в результате распада Великой Монгольской сверхдержавы, образовавшейся в первой четверти того же XIII столетия.

    События, связанные с образованием самой Монгольской супердержавы, происходили в конце XII и в течение первой четверти XIII столетий в Центральной Азии, где в результате объединения долгое время враждовавших между собой кочевых «княжеств» образовалось новое ханство. Во главе его оказался наиболее удачливый и талантливый «князь» по имени Темучин ( Темучжин), во время коронации получивший имя-титул Чингиз-хан (1180 г.). Он в дальнейшем одержал победы над другими монгольскими и тюркскими кочевыми «княжествами». На великом курултае, состоявшемся весной 1206 г. в долине р. Онон, было провозглашено образование единого Монгольского государства во главе с каганом, т.е. «ханом ханов», великим ханом в лице Чингиз-хана.

    С именем этого правителя связаны все события первой половины XIII в., развернувшиеся на просторах двух континентов – Азии и Европы. Ибо Чингиз-хан после укрепления своей власти и осуществления ряда важных военно-административных и социальных преобразований, т.е. реформ, начал последовательную, типичную для той эпохи, внешнюю экспансию.

    При жизни Чингиз-хана различными методами – политическим давлением и военными акциями – в состав его государства были включены сначала земли и племена Саяно-Алтайских гор, некоторой части Южной Сибири, уйгурские княжества. В результате систематических военных походов монголами были покорены Северный Китай, государства и народы Средней Азии, Северного Кавказа, Крыма и царство тангутов Си-Ся. Влияние монголов распространилось от Японского и Желтого морей на востоке до Нижнего Поволжья и Северного Кавказа на западе. Так, за какие-то 15–20 лет Чингиз-ханом было создано большое по территории и многоэтничное по населению государство, фактически новая империя.

    После смерти Чингиз-хана (1227 г.) завоевания продолжили его сыновья и внуки. На востоке были покорены государство чжурчженей, империя Южно-Суньской династии, корейские государства, на юго-западе – города и области Афганистана, Ирана, Ирака и Закавказья. На северо-западе подверглись завоеваниям Волжская Булгария, княжества северо-восточной Руси, некоторые области Юго-Восточной Европы. Отдельные княжества и области на крайнем западе и северо-западе, признавая зависимость от монголов, находились в положении протекторатов или вассалов, имевших определенные автономии, но регулярно облагаемых данью, налогами и рекрутами в качестве воинов монгольской армии. Таковыми оказывались, видимо, те страны и народы, князья которых, по крайней мере, некоторые из них, не оказывая сильного сопротивления, старались находить общий язык с завоевателями…

    Так, в течение 40–50 лет образовалась огромная по территории и весьма пестрая по населению сверхдержава Чингизидов – Великая Монгольская империя, точнее, суперимперия, простиравшаяся от Тихого океана и почти до Атлантического.

    Однако супердержаве Чингизидов не суждено было существовать долго. Примерно через 50–60 лет после начала внешних экспансий начался процесс ее распада. Он был вызван внутренними противоречиями из-за различий социально-экономических, этно-культурных, политических и конфессиональных интересов различных регионов и улусов, а ускорен был ослаблением центральной власти в 60-х гг. XIII вв. из-за борьбы Хубилая и Ариг-Буги за великоханский престол. Так образовались четыре новых государства: удел Великого хана (в дальнейшем империя Юань), уделы сыновей и внуков Чингиз-хана, т.е. улусы Джучи, Чагатая и Хулагу. Они также были крупными империями как по территории, так и по составу населения.

     

    * * *

     

    В историографии становление самостоятельности Улуса Джучи – Золотой Орды – датируют, как правило, 40-ми гг. XIII в., т.е. периодом возвращения хана Бату из западного похода в Поволжье, что вряд ли соответствует действительности. Такая датировка происходит из-за абсолютизации сведений поздних редакций русских летописцев, которые за спиной авторитетного для них и для русских князей могущественного «царя Батыя» не могли усмотреть (часто задним числом) значение великого хана – подлинного властелина единой державы. Позднейшие же исследователи не учитывали тот факт, что Бату-хан, являвшийся соправителем Великого хана (вторым по рангу лицом в единой империи), до конца жизни оставался унитаристом.

    Против такой датировки, кроме позиции Бату (ум. в 1255 г.), говорят факты поездок в 1255 и 1256 гг. Сартака и Улакчи (Улагачи) в Каракорум для подтверждения Великим ханом своих вступлений на престол. Примечателен и тот факт, что попытки хана Берке (1256–1266 гг.) чеканить собственные монеты потерпели неудачу из-за санкций великоханской власти. Лишь Менгу-Тимур, правитель Золотой Орды в 1266–1282 гг., начал чеканить монеты с титулом самостоятельного государя. И деньги его не изымались из обращения. Начиная с этого хана ордынские правители в ранних редакциях русских летописей систематически величаются цесарями. Следовательно, юридическое оформление самостоятельности Улуса Джучи следует датировать концом 60-х гг. XIII в., точнее с весны 1269 г., когда состоялась встреча и пиршество Чингизидов на р. Талас. Одновременно сохранились некоторые элементы союзнических отношений между улусами.

    Среди четырех улусов-империй, образовавшихся после распада сверхдержавы, Джучиев Улус, вместе с вассальными странами, был, видимо, самым крупным по территории. Но по количеству населения он значительно уступал Юаньской империи.

    Границы Улуса Джучи, начиная с Саяно-Алтайско-Тянь-Шанских гор на востоке, проходя по низовьям Сырдарьи, охватывая Хорезм, северокаспийские просторы, значительную часть Кавказа, включая иранский Азербайджан, Крым и причерноморские степи на юге, доходили до Нижнего Дуная. На западе границы охватывали земли южнорусских княжеств, политически зависимых стран, в т.ч. княжеств северо-восточной Руси. Новгородское княжество, в результате признания Александром Ярославичем зависимости от хана Бату, также стало вассальным от Улуса Джучи. Далее, включая в свой состав территорию Булгарского царства, охватив через Урал Западную и Южную Сибирь, они дошли до Саянских гор. (Некоторые ученые полагают, что северные территории державы Джучидов доходили до Ледовитого океана.)

    Как видно из этого примерного описания, территория империи Джучидов и зависимых от нее стран была огромной, хотя некоторые части юго-восточной границы были не устойчивы. Спустя несколько столетий она почти совпадала со значительной и основной частью территории Российской империи и ее наследника – СССР.

    Население Золотой Орды было многоэтничным – здесь были представлены предки всех народов, которые ныне живут в означенных пределах. Доминирующим населением степных и лесостепных зон и ряда оседлых областей – Хорезма, Среднего и Нижнего Поволжья, части Северного Кавказа и Крыма, т.н. южнорусских степей были тюркоязычные народности. В подавляющем большинстве они были носителями кыпчакских и частично огузских наречий. Немало было на окраинах империи представителей ираноязычных, кавказо-иберийских, алано-черкесских, финно-угорских и восточно-славянских народов.

    Во времена завоеваний и позднее, в процессе административного освоения Чингизидами основной части страны, происходили некоторые, местами существенные, изменения прежней этнической карты этой части Евразии. Ибо происходило своеобразное «перемалывание» – смешение племен и народностей, особенно внутри тюркского этноса. В результате были изменены соотношения компонентов дальнейшего этнического процесса. При освещении этой сложной проблемы нуждаются в рассмотрении и вопросы тюркизации монголов в Золотой Орде.

     Улус Джучи, таким образом, как самостоятельное государство в политико-династийном плане образовался в результате распада Монгольской суперимперии. Но он сам как по территории, так и по составу населения, а также по наличию у него многих зависимых, налогооблагаемых стран с их разноязычным населением был новым государственным образованием, сохранившим, естественно, элементы монгольской (чингизидской) государственной культуры. Доминирующее положение в нем занимал конгломерат тюркоязычных этносов, ассимилировавший пришлых монголов, в т.ч. и самих Чингизидов. Следовательно, заблуждаются или упрощают сложные явления те авторы, которые пытаются изображать Золотую Орду как «национальное государство» только монголов или лишь одного какого-либо конкретного тюркского народа, тем более одной позднейшей нации, сложившейся после распада самой империи.

     Джучиев Улус как единое государство, хотя и раздираемое с 60-х гг. XIV в. внутренними противоречиями и сильно ослабленное в результате страшной пандемии чумы («черного мора»), просуществовало до конца XV в. Окончательно оно пало в самом начале XVI столетия (1502 г.) в результате наступления Крымского ханства, являвшегося сателлитом Османской империи. Следовательно, государство Джучидов – Золотая Орда – просуществовало в общей сложности 200–250 лет. За это время оно оказало неизгладимое влияние на социально-общественный быт, административные институты, культуру и психологию входивших в его состав народов.

    Однако, как уже отмечалось, этот значительный по продолжительности и обширный по политическому охвату территории период истории освещался и освещается, мягко говоря, явно неполно, даже специально искаженно. Приведем несколько примеров из новейших фактов.

     

     

     

         

    Бляхи с изображением дракона.
    Кость, серебро, резьба, позолота.
    Улус Джучи. XIV в. Волгоградская область,
    курган у с.Малеевка

    Кубок. Серебро, позолота. Улус Джучи.
    Конец XIII – первая половина XIV в.
    Государственный Эрмитаж

    * * *

     

    В 1995 г. Институтом востоковедения РАН был опубликован второй том из шеститомного фундаментального как по содержанию, так и по качеству пособия по общей истории народов Востока. В нем представлен значительный текст (вся IV глава) под названием «Монголы и монгольское завоевание». В последних частях его кратко освещается история народов Средней Азии, Ирана, помещен также параграф о Делийском султанате XIII в. Однако почти ничего не представлено по истории Улуса Джучи. Авторский коллектив, редакционная коллегия, видимо, считали, что история Золотой Орды является частью истории России. Хотя известно, что Улус Джучи как по своему происхождению, политической истории, территории, по составу населения, так и по истокам, особенностям духовно-материальной культуры был и остается частью средневекового Востока. Создатели тома прекрасно знали все это. Поэтому я полагаю, что так, «добровольно» отказываясь от освещения истории неотъемлемой части Востока, по крайней мере, всей Евразии, они просто не захотели связываться с исторической традицией и многочисленными живыми авторами по русской и российской истории. Истории той страны, которая, как метко шутят отечественные острословы, имеет «непредсказуемое прошлое»…

    Что касается особенностей освещения истории Золотой Орды в русской и особенно советской исторической традиции, то они весьма своеобразны. Прежде всего, эта историографическая традиция не была единой по своей направленности и степени объективности. Наравне с охранительно-официальной, о многом специально «умалчивающей», т.е. сильно политизированной направленностью, была и вполне научная школа, представленная немногочисленными, но вполне добротными по качеству информации, интерпретации фактов исследованиями, освещающими или пытающимися освещать прошлое достаточно справедливо, по возможности достоверно. Имеются в виду отдельные труды ряда дореволюционных российских ориенталистов и лишь нескольких ученых советского времени. Однако такие более или менее объективные выступления предавались забвению или подвергались грубому пресечению в свете постановления ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 г., суть которого сводится к следующему его пункту:

     

    «7. Предложить Татарскому обкому ВКП(б) организовать научную разработку истории Татарии, устранить допущенные отдельными историками и литераторами серьезные недостатки и ошибки националистического характера в освещении истории Татарии (приукрашивание Золотой Орды, популяризации ханско-феодального эпоса об Идегее). Обратить особое внимание на исследование и освещение истории совместной борьбы русского, татарского и других народов СССР против чужеземных захватчиков…»*.

     

    Этим постановлением, несмотря на его наукообразный тон, Золотая Орда была объявлена исключительно «паразитическим», диким по природе государственным образованием, возникшим как-бы случайно, поэтому лишенным всякой культурности, закономерности развития, занимавшимся лишь грабежом, разорением Руси, русского народа и т.д. То есть Восток и тюркский мир в лице Золотой Орды противопоставлялся Западу, христианству.

    Историографически такая политика осуществлялась методом игнорирования, замалчивания более или менее объективных работ отечественных историков. Подобные труды подвергались т.н. «партийно-идеологической критике», следовательно, изымались, точнее, изгонялись из активного научного оборота, зато почти в массовом виде публиковались написанные «в свете» того постановления официозные интерпретации. Массовость достигалась как активизацией публицистических, литературоведческих выступлений на исторические темы, специально снятыми кинофильмами, так и многотысячными, даже многомилионными тиражами всевозможных учебников по истории, призванных к тотальному промыванию мозгов населения, в особенности молодого поколения. Например, учебники по истории СССР, выражающие резко отрицательные суждения в адрес кочевников, «монголо-татар» в целом, золотоордынцев в частности, призванные вызывать ксенофобскую неприязнь, полурасистскую ненависть и презрение к ним, публиковались громадными тиражами. Так, каждый из учебников под редакцией А.В. Шестакова (1955, примеры суждений см. на с.31–33), С.П. Алексеева и В.Г. Карпова (1958, с.152) имели миллионные тиражи. Общий тираж двух изданий учебника для 7 класса среднеобразовательной школы Б.А. Рыбакова, А.М. Сахарова и др. (1985, с.82–83, 85–86; 1987) доходил до 4 млн 898 тыс. экз. В 1945–1952 и 1956–1959 гг. учебник Л.П. Бущина для 8 класса был опубликован общим тиражом 4 млн 740 тыс. экз. Необходимо отметить, что эти и другие «общесоюзные» учебники, кроме местных дубляжных изданий, имели также переводы на языки «братских» народов. От школьных учебников фактически не отставали и вузовские учебные пособия с аналогичными интерпретациями. Например, вузовские учебники М.Н. Тихомирова, С.С. Дмитриева (1948, с.63, 65, 87), коллективные учебные пособия под редакцией Б.Д. Грекова (1947, с.154) и Б.А. Рыбакова (1975, с.111) имели в общей сложности тираж 550 тыс. экз. Если каждый экземпляр школьного учебника читался примерно двумя-тремя учениками, то вузовский учебник «довоспитывал» студентов как минимум в течение 10–15 лет, т.е. он своей реальной отдачей с лихвой наверстывал тиражи школьных учебников. Народофобские мотивы проникают и в современные учебные пособия. Например, в учебниках для 6 класса (Данилов, Косулина, 2007, с.137, тираж 20 тыс. экз.; Сахаров, 2007, с.110, тираж 10 тыс. экз.) дано изображение монголов-каннибалов из английской (!) миниатюры XIII в. (?!). Причем в обоих случаях один и тот же рисунок сопровождается надписью «Зверства монголов», как будто бы людоедство этого народа документально доказанный британцами XIII столетия факт. Этот пример ярко иллюстрирует уровень качества наших учебников... Тотальность такой пропаганды, а также наличие средневековых мифов относительно «татар» оказали «положительное» влияние и на учебные пособия в некоторых зарубежных странах…

    В результате всего этого относительно объективные работы малочисленных отечественных ученых как «тоненькие струйки» подавлялись, поглощались «бурными потоками» так сказать «партийных», то бишь официозных выступлений. Что касается добротных трудов зарубежных ученых новейшего времени, то они квалифицировались как «буржуазные», т.е. «лживые» и часто хранились в полузакрытых спецотделах столичных библиотек или вообще «не пущались» в страну.

    Особенностью освещения истории Золотой Орды в послевоенном Советском Союзе является то, что она в общих работах по истории страны затрагивалась лишь попутно, эпизодически, в связи с изложением отдельных аспектов истории Руси, русских княжеств. При этом как образование, так и длительное существование державы Джучидов квалифицировались чуть ли не как «нарыв» на здоровом теле других. Сама же Золотая Орда изображалась исключительно отсталым кочевым государством, находящимся, «естественно», на очень низком уровне развития.

    В целом получилось так, что центром всего исторического процесса в XIII–XV вв. была Северо-Восточная Русь, в особенности Московское княжество, по отношению к которым Орда и ее стольные города являлись как бы заурядными провинциями. Хотя, как известно по источникам и исследованиям, князья и бояре, а также ведущие церковные деятели постоянно ездили в Орду «бить челом» хану, сдавать собранные с Руси налоги, выпрашивать ярлыки на княжения, согласовывать вопросы престолонаследия на Руси, доносить на своих соперников, давать взятки ханским чиновникам, выпрашивать охранные грамоты, тарханные привилегии и т.д. и т.п. Получается, мягко говоря, весьма странно: важные административно-политические проблемы «центра» решались в «дикой, варварской», согласно их логике, «провинции»… В результате всего этого выхолащивалось содержание истории самих русских княжеств, особенности возвышения Северо-Восточной Руси, истоков ее политических претензий на «ордынское наследие», на тот или иной постордынский «татарский юрт».

    Характерной чертой такой интерпретации истории является постоянное педалирование на «отсталость», «дикость» и «жестокость» монголов, которые казнили отдельных князей и т.д. Как будто в других странах завоеватели не казнили противников, и борющиеся за власть князья не убивали друг друга, не выкалывали глаза соперникам, не сажали на кол, не четвертовали побежденных...

    В такой же степени непродуманными являются постоянно повторяющиеся утверждения, что «дикие и отсталые» монголо-татары «поголовно избивали» население покоряемых стран и городов, осуществляли «стотысячные угоны в рабство» и т.д. Однако без ответа оставались следующие элементарные по логичности вопросы: неужели при военных столкновениях решающее значение имели отсталость и дикость, а не развитость и культура, располагающие соответствующей техникой и опытом? Или же «жестокие» по природе завоеватели расчитывали эксплуатировать трупы «поголовно убитых» людей из «опустошенных» стран? В таком случае кого они, монголы, подвергали переписи и для чего это вообще делалось?!

    Здесь необходимо безоговорочно констатировать, что все завоевания без исключения и независимо от расы, уровня культуры, вероисповедания исполнителей и их жертв не обходились без гибели людей. При монгольских завоеваниях также, безусловно, гибли люди. Где-то меньше, где-то больше. Как специально отмечали трезво мыслящие отечественные историки прошлого (М.И. Иванин, В.В. Бартольд, Б.Я. Владимирцов и др.), степень жестокости Чингиз-хана и его наследников в принципе не отличалась от таковой других мирозавоевателей прошлого (от себя добавим – новейших времен и современности). Разве завоевания и войны оседлых западных стран не сопровождались гибелью людей, избиением слабых сильными? Куда же в противном случае исчезли десятки и десятки племен и народностей колонизируемых территорий и континентов, в т.ч. и самой средневековой Европы? Чем объяснить также гибель тысяч и тысяч новгородцев времен Ивана III и Ивана IV? Как же квалифицировать далее полное «превращение» Казани после 1552 г. в русский по населению город?!

    Так что при освещении историй войн и завоеваний далекого прошлого вряд ли следует степень гибели людей, разрушения городов объяснять этно-культурными «качествами» завоевателей или их жертв. Жестокость, кровожадность людей и вообще человеческих обществ, в особенности к своему виду, в отличие от мира животных, являются одинаковыми для всех времен и стран света. Никто из завоевателей – независимо от их расы, культуры, языка или вероисповедания – не раздавал при своих победоносных походах «эликсиры жизни» или свободу покоренным народам.

    В связи с этим хотелось бы специально отметить, что в такой же степени спорны и утверждения относительно «мирного симбиоза» между Золотой Ордой и Русью. «Союзнические отношения» между сараевскими правителями и отдельными князьями, их родами на Руси, но исключительно на правах властного сюзерена и покорного вассала имели место. Наравне с князьями, считавшими такое положение благом для себя, были и такие, которые, держа кулак в кармане, не только перед ханом, но и перед беками «били челом». Именно такие князья смотрели по сторонам в ожидании каких-либо изменений. Именно на таких, «ожидающих чего-то», доносили свои же братья. Истории всех известных империй и их сателлитов полны подобными примерами. Золотая Орда с Русью не были исключением.

    В экономической эксплуатации населения покоренных стран принимали активное участие и местные правители-вассалы. Превращение Ивана I Даниловича в «Ивана Калиту» (от тюрк. калта – мешочек, т.е. кошелек с деньгами, которые он щедро раздавал в Орде) стало возможным не за счет кредита какого-либо международного банка. Факты эксплуатации завоевателями населения покоренных стран бесспорны. Но в степени уровня эксплуатации, как везде и во все времена, ответственны и местные вассалы.

    Не выдерживают критики также постоянно констатируемые в качестве показателя жестокости монголо-татар утверждения, что они угоняли в рабство в чужие страны десятки и сотни тысяч пленных; спорны и утверждения, что возникновение, развитие золотоордынских городов в течение всего периода существования государства осуществлялось также за счет угнанных пленных ремесленников. Факты использования пленных при штурме последующих населенных пунктов, также при сооружении отдельных объектов действительно имели место, и это не являлось изобретением монголов. Но утверждать, что золотоордынские города за все времена их существования функционировали за счет пригнанных пленных, является непродуманным заявлением. Если подобные утверждения средневековых источников и слепо повторяющих их позднейших авторов соответствовали действительности, то трудно ответить на следующие элементарные вопросы: чем объяснить, во-первых, увеличение населения Северо-Восточной Руси, ее городов во второй половине XIII–XIV вв., во-вторых, с кого князья, в т.ч. Иван Калита и другие, собирали налоги в пользу Сарая и для своей казны, чтобы заготавливать туго набитые кошельки?

    Выше не случайно было упомянуто «об утверждениях средневековых источников». Таковые, которым охотно верят некоторые историки, действительно имеются, и их немало. Но при внимательном рассмотрении можно увидеть, что они оказываются весьма далекими от достоверности. Проиллюстрируем это несколькими примерами.

     

     

     

    Пайцза хана Абдуллы. Серебро, позолота.
    Улус Джучи. 1362–1369 гг. Саровское городище. Нижегородская губерния. ГИМ

    Тарханный ярлык хана Токтамыша. 1392 г.

    * * *

     

    В 1970 г. был опубликован солидный по объему и многоплановый по содержанию сборник «Татаро-монголы в Азии и Европе», состоящий из статей ведущих историков-медиевистов. Как убежденно писал один из рецензентов, этот сборник – «первый удачный шаг к созданию обобщающего труда» по истории татаро-монгольских завоеваний [ Каргалов, 1972, с.180]. Однако, как отмечено там же в другой рецензии [ Усманов, 1972, с.182–185], характерной слабостью многих статей этого издания является почти полное отсутствие критического отношения к информации и цифро вым данным средневековых письменных источников. Например, в статье Н.П. Свистуновой говорится о взятии монголами в Китае 10 тыс., 20 тыс., 50 тыс., 100 тыс. пленников [Татаро-монголы, 1970, с.272–283]. Создается впечатление, что эти китайцы в массовом виде добровольно сдавались в плен или же относительно малочисленные монголы полностью превратились в конвоиров, не способных вести дальнейшие завоевания.

    Элементарная критичность отсутствовала также у И.П. Петрушевского. Он, например, писал, что в декабре 1221 г. «монголы, осадив и взяв Герат, вырезали в нем все население». Казалось бы, с многочисленным населением Герата покончено раз и навсегда. Но, согласно другим цитатам из того же автора, во время повторного штурма Герата в 1222 г. «насчитывалось 1 млн 600 тыс. убитых». Автор относит эту цифру к категории «правдоподобных». Но оказывается, что в 1270, 1288, 1289 и в последующие годы Гератский оазис и г. Герат подвергались разорению с угоном в плен части населения, а в 1291 г. «крестьяне и горожане… принимали участие» в антимонгольских выступлениях гератских меликов. Такова «правдоподобность» цифр источников [там же, с.182–185, 224, 229, 242 и др., выделено мною. – М.У.]

    Эти и другие примеры (их можно привести сотнями) говорят о том, что не только «точные» цифровые данные, но и описательные количественные показатели древних и средневековых источников, – причем на любых языках по истории любой страны, – носят условный, гиперболично-образный характер в значении «много», «очень много», но не более. Если мы не должны соглашаться с утверждениями, что «история – ложь, о которой договариваются» или же «история – политика, опрокинутая в прошлое», а призваны заботиться о научном качестве этой своеобразной области человеческого знания, то вряд ли следует покорно плестись за древними и средневековыми авторами, являющимися политиками своего времени. Они поражение своего сословия, гибель своего окружения, также и предков своих воспринимали и преподносили как гибель всего народа, всей страны. Именно такие авторы-политики из лагеря побежденных с пристрастием оценивали человеческие качества, культурный уровень, религиозные убеждения своих противников, чем и «мстили» им задним числом за поражение «своих».

    В такой же степени субъективны, тенденциозны и панегирики победителей, «собирателей земель», воспевающие доброту, гуманность, культуртрегерство «своих» предводителей, приносящих лишь «счастье» народам завоеванных, покоренных земель. К сожалению, на них всех иногда похожи и позднейшие исследователи тех или иных проблем…

    Завоевание и покорение ханом Бату в течение 7–8 лет ряда стран и народов Восточной Европы сопровождались, безусловно, гибелью большого количества воинов и мирных людей, также невероятными страданиями, унижениями многих, оставшихся в живых. Разрушены были также (как везде и во все времена) отдельные города, крепости, вполне закономерно оказавшие упорное и героическое сопротивление иноземным завоевателям.

    Вместе с тем в Восточной Европе были и до монголов разрушенные города, поселения, захиревшие, опустевшие во времена длительных междоусобных войн озлобленно соперничавших княжеств. Так что вряд ли честно сводить все и вся к народофобской интерпретации при объяснении негативных явлений, тем самым стремиться приукрашивать одни народы за счет расистского унижения задним числом других. И монголы, как завоеватели, не отличались, не отставали в жестокости от своих собратьев по разуму.

    Все это имело место в истории человечества.

    Одновременно имело место и то, что жизнь продолжалась. Разрушенные города восстанавливались, как констатировали стремящиеся к объективности исследователи, возникали новые, в которых кипела жизнь (см. работы В.В. Бартольда, Ф.В. Баллода, Г.А. Федорова-Давыдова, В.Л. Егорова, М.Г. Крамаровского и др.). Рождались, росли и плодились новые поколения людей. Столичные и крупные города империи, как во все времена, притягивали к себе со всех сторон, окраин государства новых и новых переселенцев, искавших кусок хлеба, работу, стремившихся к удаче, карьере. Рождался фактически новый мир, создавались новые условия жизни. Развивались межрегиональные, международные культурно-экономические, торговые, политические связи…

    Как показывают археологические исследования ученых, изучивших лишь незначительную часть золотоордынских городов, в них:

    • «было мощное художественное ремесло, в том числе и керамическое производство»;

    • «пышно распускается совершенно чуждая номадам яркая урбанистская восточная средневековая культура»;

    • «сложился литературный язык, так называемый «поволжский тюрки», на котором были созданы (…) литературные произведения»;

    • эти «города населяли и половцы, и булгары, и русские, и выходцы из Средней Азии, Кавказа, Крыма и тому подобное. Именно их руками была создана эта городская культура» [Федоров-Давыдов, 1976; выделено мною. – М.У.].

    Относительно уровня этой культуры и вообще места державы Джучидов в истории имеется взгляд и с другой стороны:

    • «О Золотой Орде сложилось два стереотипа. Первый – это враг России. Мол, страна 300 лет жила под ярмом Орды, и вообще, это ужас какой-то был, еле-еле от него избавились. Это неправильный стереотип. Потому что раздробленная Русь попала под контроль большого мирового государства, которое было в плане цивилизации на порядок выше Руси. Потом московские князья, используя Золотую Орду, окрепли и создали свое государство, которое пришло на смену Золотой Орде».

    • «Есть и другой стереотип. Дескать, была великая замечательная держава Золотая Орда, но пришли русские, кинулись на нее и уничтожили. На самом деле история так не развивается. В ходе монгольского нашествия возникли многие государства. Это была громадная степная империя, которая имела торговые связи с Ираном, Италией, Северным Кавказом, Крымом, Сибирью. Это государство приняло ислам и этим приобщилось к высокой культуре того времени»;

    • достойны внимания общественности «образцы городской цивилизации Золотой Орды, которую, кстати, Золотой прозвали сами русские, от восторга перед роскошью…» [Пиотровский, 2005; выделено мною. – М.У.].

    Эти принципиальные высказывания принадлежат двум знатокам материальной культуры, искусства и истории народов Востока. Г.А. Федоров-Давыдов, более сорока лет своей жизни посвятивший изучению истории и археологии народов Поволжья, в т.ч. государства Джучидов, на основе наиболее объективных и достоверных источников пришел к опровержению прежних неверных представлений об уровне культуры Золотой Орды. Он совместно со своими учениками создал целую школу в этом направлении. В золотой фонд отечественной историографии вошли его публикации по золотоордынской нумизматике.

    М.Б. Пиотровский, директор Эрмитажа, одного из крупных хранилищ памятников материальной культуры, искусства многих стран и народов, приходит к своему выводу на основе сравнительного осмысления истории и культуры в масштабах всемирной истории. Он справедлив своей критичностью относительно второго вида стереотипа: нельзя упрощенно и примитивно объяснять причины падения Золотой Орды. Хотелось бы несколько дополнить его корректно краткое замечание.

    В последнее время, наравне с добротными научными исследованиями по теме, стали появляться сомнительные публикации, высказывания. В них, в противовес прежним, резко негативным оценочным утверждениям, «новизна» сводится к тому, что прежние отрицательные эпитеты механически заменяются их антонимами по схеме: все «черное» – на «белое» или наоборот. Историки, старавшиеся прежде излагать прошлое своих народов изолированно от истории Золотой Орды, как будто ее не существовало вообще, теперь, увлекшись лишь ею, стали недостаточно обращать внимания на другие периоды прошлого этих же народов. Или прежние воинственные сторонники концепции «против идеализации истории татаро-монголов», обвинявшие во всех грехах другие позиции, превратились вдруг в активных апологетов «цветущей и великой» Золотой Орды, в которой якобы все было в гармонии. Активизировались также всевозможные дилетанты, которые, прочитав 3–4 популярные книжки по теме, стали создавать последующие издания, выдавая их за «новое слово». Именно такие дилетанты способны, привлекая собственные имена из сказок, придумывать «новые» княжества и даже мифические государства.

    В подобных публикациях вне поля зрения остаются многие аспекты социальной, политической жизни, полной острыми противоречиями, драматическими столкновениями. В Золотой Орде, как во всех империях, роскошь, изобилие соседствовали с нищетой, лишениями; свобода и благополучие одних обеспечивались зависимостью, жалким положением других как внутри «господствующего» этноса, так и покоренных, зависимых народов. Империи, в т.ч. и Улус Джучи, из-за территориальных проблем вели войны за пределами своей страны, воевали и с частью «своего» народа внутри нее. В этом плане Золотая Орда ничем не отличалась от других империй. Поэтому на определенных этапах развития в империях возникали, обострялись губительные для них противоречия, конфликты.

     

     

      

    Филактерий – футляр для свитков рукописей или амулетов.
    Серебро, ковка, гравировка. Улус Джучи. XIV – начало XV в.

    Тондо с персидской надписью. Кашин, полихромная мозаика. Улус Джучи. XIV в. Астраханская область, Селитренное городище. Астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник

      

    Вместе с тем и в Улусе Джучи, как и в других, долго существовавших мировых державах, были освоены, развиты или созданы некоторые институты и компоненты высокой государственной культуры, например:

    • функционирование эффективного управленческого аппарата, развитых финансовой и налоговой систем;

    • действие четко работавшей коммуникационной, в т.ч. ямско-почтовой службы;

    • сохранение эффективного военного строя, сведение до минимума преступности, обеспечение безопасности населенных пунктов и дорог;

    • образование новой для этого региона городской цивилизации в больших масштабах;

    • осуществление модели религиозной терпимости в поликонфессиональной империи, невмешательства в сферы духовно-культурной жизни, письменности и языка подвластных, зависимых народов;

    • становление развитого письменного тюрко-татарского языка и делопроизводственной культуры на нем, расцвет разновидностей высокого прикладного, бытового искусства;

    • сохранность и развитие структуры господствующих сословий на местах, например, княжеских родов, боярства, землевладельцев, духовенства, монастырей и т.д. и т.п.

    Можно не знать о наличии всего этого в Золотой Орде. Это не вина, а лишь беда уровня образованности и подготовленности иного историка.

    Начитанный учебной литературой новейшего времени читатель вправе заметить: все это, если таковое было вообще, является результатом жестокой эксплуатации подвластных народов, в особенности на Руси! Соглашусь. Во-первых, Чингизиды завоевали другие страны и народы не для раздачи им свободы или «спасения» их от других; во-вторых, не для «просвещения» своими религиями. Их целью была эксплуатация покоренных народов. И в Золотой Орде действительно изымался десятипроцентный налог с дохода. Если на Руси собиралось значительно больше, то в этом неоспорима заслуга, сперва, на раннем этапе, откупщиков сбора дани, затем местных правителей типа Ивана Калиты и его наследников, исправно собиравших налог – выход в пользу ханской казны. Правда, последние эти дополнительные поборы использовали, как справедливо отмечается, для укрепления княжеской власти, что способствовало в дальнейшем образованию нового государства – Московской Руси. С другой стороны и критичному читателю позволительно задать следующий вопрос: вообще были ли какие-либо крупные государства, империи, в которых отсутствовала эксплуатация подвластного населения? Ведь даже в Советском Союзе, в котором намеревались строить общество «без эксплуатации человека человеком», рабочие получали лишь незначительную часть стоимости созданных ими материальных ценностей, а беспаспортные колхозники, т.е. новые крепостные, почти до 60–70-х гг. ХХ в. не знали что такое зарплата и пенсия…

    Вообще необходимо констатировать следующее: именно после люмпенизации городского населения, закрепощения крестьянства, репрессирования миллионов граждан своей страны, щедрого пожертвования огромным количеством войска во время Второй мировой войны и, наконец, депортирования, точнее подвержения длительному геноциду, более десяти беспомощных народностей, именно 9 августа 1944 г., когда уже не было нужды в «братьях и сестрах», большевистским руководством СССР было принято специальное постановление ЦК ВКП(б), в свете которого давно исчезнувшее государство Золотая Орда и его основное население были превращены в своеобразный исторический жупел, при помощи постоянного битья которого воспитывали у народа якобы чувство «исторической справедливости» и принципы «социалистического гуманизма».

    На фоне «ужаса» золотоордынского ига современные жестокости просто «поблекли»…

    Появление этого постановления, принятого к реализации местными партийными и советскими органами, было связано с практическими устремлениями большевистского руководства страны: после депортации крымских татар и других неславянских, нехристианских народов Нижнего Поволжья, Северного Кавказа (как будто среди других народов не было коллаборацианистов!) на повестке дня стояла судьба и татар Поволжья–Приуралья. Обсуждались даже возможные места для их депортации (только что присоединенная Тува или болота Западной Сибири). Но возникла другая почти неосуществимая проблема: собирание многомиллионного татарского населения по всему Советскому Союзу, от Прибалтики до Камчатки. (В самой ТАССР проживала лишь 1/4, может быть даже 1/5 часть всех татар; антитатарский компонент национальной политики Сталина четко прослеживается, начиная еще с 1920-х гг., в том, что первым шагом в цепи многочисленных репрессий оказался разгром татарской партийной организации с уничтожением его главы М.Х. Султан-Галиева.) Поэтому и пришлось «ограничиться» постановлением, призванным подвергнуть данный народ духовному избиению путем искажения, профанации одного из важнейших периодов его истории.

    Так, в претендующей на «подлинный интернационализм» стране ХХ в. восторжествовал пресловутый, отдающий душком расизма европоцентризм образца XVIII–XIX столетий. Правда, были устремления переделать его в своеобразный русоцентризм.

    Наиболее характерным проявлением последнего является надуманное утверждение, что покоренная монголами Русь якобы спасла Западную Европу от завоеваний. Люди и общества, тем более жизнеспособные государства, спасают, согласно элементарной логике, прежде всего себя… (В связи с этим мифом интересно отметить следующее: некоторые ура-булгаристы в Казани попытались перенести модель этого мифа на булгарскую историю: якобы, давая «сильный отпор» монголам в 1223 г. и оказывая сопротивление им в 1236 г., булгары «задержали на несколько лет» завоевание Руси…).

    Такова в целом особенность интерпретации истории Золотой Орды в новейшее, т.е. в советское время. Этим она отличалась от состояния и устремлений научной мысли и позиций ведущих представителей ориенталистики дореволюционной России, когда, наравне с ура-патриотическими и охранительно-официозными устремлениями, было место и разномыслию в освещении прошлого страны. Здесь уместно напомнить, что не только Н.Я. Бичурин, О.М. Ковалевский, Д. Банзаров, Г.С. Саблуков, И.Н. Березин, М.И. Иванин и др., скончавшиеся в XIX в., но и Б.Я. Владимирцов, В.В. Бартольд, также частично и ранний А.Ю. Якубовский (вынужденный позднее противоречиво толковать историю Золотой Орды), завершившие свой жизненный путь в советское время, были фактически представителями старороссийской научной ориенталистики. Той ориенталистики, представители которой отличались – хотя имели определенные недостатки, связанные со слабостью опыта предшественников, также относительной малочисленностью доступных им источников – наличием культуры самостоятельного мышления, восприятия мнения других, уважительного отношения к народам, историю которых изучали. Им были чужды признаки тоталитарного единомыслия, стремление угодить прихоти партийно-административного руководства.

    Все это следует учитывать при составлении новых пособий по истории Улуса Джучи, что является по многим причинам насущной необходимостью.

     

     

     

     

    Графин из венецианского стекла.
    Улус Джучи. XIV в.

    Чаша с изображением барса. Улус Джучи.
    XIV в. Сарай ал-Джадид

     

     

     

    * * *

     

    Целью III тома семитомной «Истории татар с древнейших времен» является, таким образом, стремление создать объективно изложенную историю Улуса Джучи, той реально существовавшей империи, ставшей известной позднее под названием Золотая Орда.

    Следует отметить, что наравне с политизированными искажениями истории «обычного порядка», связанными, как правило, с этническими предубеждениями (о них не стоит повторяться), стали появляться и такие бредовые выступления, когда вообще отрицается историчность многих явлений мировой истории, в т.ч. и монгольских завоеваний, а Бату-хан отождествляется с Александром Невским и т.д. и т.п.

    Закономерно и стремление к объективности. Ибо, как известно квалифицированным исследователям, невозможно точное воспроизведение прошлого со всеми деталями, тем более удаленного во времени прошлого. Поэтому историки вынуждены удовлетвориться освещением наиболее важных, узловых моментов той или иной конкретной истории. К тому же и сама категория объективность в исторических исследованиях является относительной и выступает как двуликий Янус: с одной стороны из-за относительной, т.е. объективно ограниченной возможности достоверного воспроизведения объекта изучения, с другой стороны, из-за способности «потребителей» (читателей) воспринимать, отвергать – желать или не желать принимать – предлагаемую интерпретацию. Результат, реальная отдача в конкретной аудитории также может быть или является относительной.

    Следовательно, наравне с положительной встречей материалов, интерпретации данной книги, могут быть и критические отношения к ее содержанию и отдельным положениям концепции. Это вполне закономерно. От критических замечаний, конкретных предложений дело лишь выиграет, ибо только в результате таких поисков, обсуждений, полезных уточнений происходит приближение к истине.

    Следует специально подчеркнуть, что история Улуса Джучи входит в составную часть конкретных историй многих народов Евразии, прежде всего, естественно, тюркоязычных. Если в восточной части империи – Кок-Орде – жили предки средневековых сибирских татар, части башкир, жителей Саяно-Алтайских гор, Южной Сибири, современных казахов, киргизов, каракалпаков, определенной (западной) части будущих узбеков и др., то в западной – Ак-Орде, именно в отношении к которой применялось наименование Золотая Орда, – находились предки татар Поволжья–Приуралья, частично башкир, ногайских племен, крымских татар, также ряда народов Северного Кавказа, например, балкар, карачаев, кумыков, осетин, черкес и др. Финно-угорские народы Поволжья и Приуралья также имеют золотоордынский период своей истории. То же относится в определенной степени и к истории азербайджанцев, армян и грузин. Немаловажно, независимо от воли, устремлений позднейших историков и политиков, показать место Золотой Орды в истории Северо-Восточной, в особенности Московской Руси. Именно она, в XIV–XV вв. крепко становясь на ноги, с XVI столетия претендуя на политическое наследие Орды, в т.ч. на «татарские юрты», принимая во время деградации ханской власти титул русского правителя как царя, начинает закладывать основы будущей великой державы Евразии – Российской империи.

    При разработке золотоордынского периода истории какого-либо конкретного народа необходимо учитывать особенности прошлого той части империи (восточной, западной, южной, северной или же оседлых регионов, степных зон ее), к которой относились предки этого народа. Ибо между регионами Улуса Джучи имелись порой существенные отличия.

    Необходимо отметить и следующее: при такой многочисленности «наследников», по крайней мере, претендующих на наследие Джучиева Улуса, наиболее «тяжелую часть ноши», т.е. «моральной ответственности» за историческое наследие, несли и несут, прежде всего, поволжские и крымские татары. Об этом свидетельствуют как образование после распада Улуса Джучи нескольких собственно татарских государств (Астраханского, Казанского, Касимовского, Крымского, Сибирского ханств, Ногайской Орды), так и адресованность постановления ЦК ВКП(б) руководству именно ТАССР, а через него «титульному» народу, т.е. всему татарскому народу. Тому народу, который более полувека испытывал на себе своеобразный груз официального идеолого-психологического давления, узаконенного в учебниках для школ, вузов, в кинофильмах и художественных произведениях, призванных ко всеобщему воспитанию молодого поколения всех народов СССР в духе презрения к номадам, восточным народам, монголо-татарам, в т.ч. и современным татарам.

    Чтобы осознать, понять значение такого официально санкционированного давления, надо быть «в шкуре» татар Поволжья–Приуралья, дети которых, возвращаясь после уроков по истории из школ, со слезами заявляли, что «не хотят быть татарами»… И также быть теми татарами, которые, пытаясь избавиться от этого «проклятого» названия, желали и желают изменить исторически сложившийся этноним (как будто после этого появится новое постановление с объявлениями любви к ним…). Наконец, теми татарами, которые или идут на искажение своей истории, или «вину» пытаются перекладывать на других, одновременно по плохому примеру унижая, оскорбляя их...

    Поэтому не стоит удивляться известным кровавым ксенофобским событиям в городах России, т.к. семена этого явления в форме «исторической» ненависти к некоторым народам, в виде идеи исключительности отдельно взятого этноса, также градации народов по сортам (на «союзных», «автономных», «краевых», «областных» и т.д.) были обильно засеяны в недалеком прошлом, что сыграло определенную роль в трагической судьбе страны под названием СССР…

    Но суровая жизненно-историческая действительность внесла неизбежные коррективы: наступила Перестройка. Одним из первых мероприятий ее была отмена экзаменов по истории во всех учебных заведениях страны, в том числе Российской Федерации… Это был подлинный и позорный крах т.н. марксистско-ленинской, точнее большевистско-мессианской, т.е. лживой в своей основе исторической концепции. Той, не терпящей разномыслия, элементарной справедливости тотальной концепции, в которой «татаро-монгольский сюжет», вернее история Евразии XIII–XVI вв. являлась только небольшой главой, может быть даже всего лишь «параграфом» ее…

    Здесь также необходимо оговорить, что, отмечая непреходящее значение и место золотоордынского периода для изучения прошлого татар, авторы проекта нисколько не умаляют значение булгарской и других, как предыдущих, так и позднейших, эпох для полноценного осмысления и освещения их истории. Поэтому первая книга семитомника была посвящена разностороннему освещению истории евразийских просторов в целом. В этом томе еще нет ничего конкретного о современном татарском этносе, как сложившемся в Поволжье народе, а есть лишь историко-этнографический фон, на котором происходило сложение и развитие собственно тюркского мира и других аутентичных цивилизаций, к которым по языку и духовно-материальной культуре принадлежали, условно говоря, протопредки современных татар. Этногенез их становится несколько определенным, но еще незавершенным, начиная с эпохи булгар и кыпчаков и их государств. Данному периоду посвящена вторая книга семитомника. Более или менее завершается данный этногенетический процесс – сложение современных татар как автономного этноса внутри тюркского мира в целом, тюрко-татарской общности, в частности, несколько позднее – в золотоордынской эпохе, в результате смешения, этнической консолидации мусульманизированных тюрков: булгар, кыпчаков и частично тюркизированных финно-угорских племен региона.

    При этом целесообразно отметить и следующее. Из-за такой специфики этногенеза народа, также из-за сложности социального, военно-политического процесса и особенностей культурного развития Евразии XIII–XVI вв. в целом, история современных татар Поволжья–Приуралья стала значительно шире, чем история булгарского общества, но одновременно она оказалась значительно уже, чем история Золотой Орды, тем более всего Джучиева Улуса. Лишь при осознании реальности этого своеобразного «ребуса» мы сможем не только правильнее осмыслить, но и вразумительнее объяснить особенности нашей национальной истории.

     

    * * *

     

    К составлению данного тома были приглашены видные в своей области специалисты, как из Казани, других городов Российской Федерации, так и из зарубежных стран. Были привлечены также молодые представители данной области знания. Надо полагать, никто из них в своих трудах не претендует на истину в последней инстанции.

    Материалы тома оформлены не как части «обезличенной» коллективной компилятивной монографии, а представлены в форме тематически последовательных собраний авторских статей (очерков), носящих исследовательский характер и написанных с использованием местами одних и тех же источников и историографического материала. Поэтому возможны, даже неизбежны, некоторые повторы или различия, даже споры между ними, что, по представлению редакторов, является вполне допустимым.

    Необходимо подчеркнуть, что руководители проекта не навязывали авторам свое видение проблем, т.к. внутри одной концепции может быть несколько вариантов интерпретаций одних и тех же явлений. Как показывает практика, лишь при наличии творческой свободы повышается персональная ответственность авторов и качество их исследований.

    Следует также отметить, что при написании исторических антропонимов, топонимов и терминов, за исключением цитат, авторы следовали тюркологической традиции, более употребляемой в отечественной ориенталистике.

    Естественно, не все вопросы изучаемых проблем в достаточной степени обеспечены доступными источниками и соответствующим историографическим опытом. Поэтому авторский коллектив будет признателен за конструктивные критические замечания и конкретные предложения, которые, надо полагать, будут полезны при последующих исследованиях и публикациях по истории Улуса Джучи.

    При определении структуры тома, уточнении концепции исследования, наравне с руководителями проекта, активное участие принимали доктора исторических наук Д.М.Исхаков, И.К.Загидуллин, кандидаты исторических наук А.А.Арсланова, И.Л.Измайлов, Б.Л.Хамидуллин и другие коллеги. Мы признательны также зарубежным и иногородним коллегам – профессорам Иштвану Вашари, Ч.Дж. Гальперину, Юлаю Шамильоглу, Хансгерду Геккеньяну , К.М.Байпакову, А.М.Белавину, А.Ш.Кадырбаеву, М.Г.Крамаровскому, Е.И.Кычанову, М.Д.Полубояриновой, В.В.Трепавлову, Ю.С.Худякову, А.Г.Юрченко и многим другим – за их советы при предварительном обсуждении структуры книги, также за их любезное согласие написать отдельные главы и параграфы настоящего исследования.

    Приложения к тому подготовили: А.А.Арсланова, М.С.Гатин, И.Л.Измайлов, А.Ш.Кадырбаев, Ф.Ш.Нуриева, Р.П.Храпачевский, А.Г.Юрченко.

    Рисунки по тексту представлены авторами тома, иллюстрации подобраны И.Л.Измайловым, Б.Л.Хамидуллиным.

    Списки источников и литературы, сокращений подготовлены А.А.Арслановой, И.Л.Измайловым, Л.М.Зигангареевой.

    Именной, политико-географический указатели составлены Б.И.Измайловым, Л.М.Зигангареевой, Л.З.Сулеймановой.

    Статьи Ю.Шамильоглу, И.Вашари и Ч.Гальперина переведены с английского языка А.А.Арслановой, статья Х.Геккеньяна – с немецкого языка И.А.Гилязовым.

    В иллюстрировании тома использованы экспонаты из коллекций отечественных музеев: НМ РТ, ГЭ, ГИМ, БГИАЗ, БГИАПМЗ, СОМК, АГОИАМЗ, ВОКМ, а также музеев и библиотек ряда зарубежных стран. Часть иллюстраций любезно предоставлена московским Издательско-продюсерским центром «Дизайн. Информация. Картография» (Атлас Tartarica. История татар и народов Евразии. Республика Татарстан вчера и сегодня. М., 2006).

     

     

     

     

      

    Браслет. Улус Джучи. XIV в. Государственный Эрмита

    Верхняя часть кувшинчика. Серебро, позолота. Улус Джучи. XIV в. Государственный Эрмитаж

      

    СОДЕРЖАНИЕ

     

    Введение

     

    § 1. История Улуса Джучи и некоторые особенности ее интерпретации в новейшее время (Миркасым Усманов)  3

    § 2. Историография и источники  16

    Улус Джучи и Золотая Орда: официальное название страны и историческая традиция (Искандер Измайлов)  16

    I. История изучения Улуса Джучи в отечественной и зарубежной науке (Искандер Измайлов)  19

    II. Источники по истории Улуса Джучи  33

    1. Общие замечания (Искандер Измайлов)  33

    2. Государственные акты (Искандер Измайлов, Миркасым Усманов)  34

    3. Китайские и монгольские источники (Искандер Измайлов, Чхао Чху-Чанг)  35

    4. Труды восточных (арабских, персидских и тюркских) историков, географов и путешественников (Алсу Арсланова)  37

    5. Русские источники (Искандер Измайлов)  47

    6. Западноевропейские и восточноевропейские латинские источники (Искандер Измайлов)  51

    7. Армянские источники (Искандер Измайлов)  56

    8. Картографические источники (Искандер Измайлов, Игорь Волков)  57

    9. Эпиграфические памятники (Искандер Измайлов)  59

    10. Вещественные источники (Искандер Измайлов)  60

     

    Раздел I. Срединная Азия и Восточная Европа в ХII – начале XIII в.

     

     

    Глава 1. Кочевой мир Центральной Азии: тюрки и ранние монголы (Евгений Кычанов)  64

     

    Глава 2. Государства Центральной Азии: от тюрков до монголов (Евгений Кычанов)  70

     

    Глава 3. Дашт-и Кыпчак накануне эпохи Чингиз-хана (Александр Кадырбаев)  74

     

    Глава 4. Волжская Булгария накануне походов хана Бату (Искандер Измайлов)  81

     

    Раздел II. Монгольские завоевания и создание империи Чингизидов

     

    Глава 1. Чингиз-хан и образование единого монгольского государства (Евгений Кычанов)  84

     

    Глава 2. Создание империи Чингизидов (Евгений Кычанов)  89

     

    Глава 3. Государственный строй державы Чингиз-хана

    § 1. Военно-административная система и управление государства Чингизидов (Евгений Кычанов)  95

    § 2. Реформы и Йаса Чингиз-хана (Миркасым Усманов)  97

     

    Глава 4. Монгольские завоевания в Средней Азии и Восточной Европе

    § 1. Военная организация и вооружение войск Чингиз-хана (Михаил Горелик)  111

    § 2. Завоевание Восточного Туркестана и Западной Сибири (Евгений Кычанов)  124

    § 3. Завоевание государства хорезмшахов (Евгений Кычанов)  128

    § 4. Походы в Восточную Европу 1223–1240 гг. (Искандер Измайлов)  133

    § 5. Поход на Запад и завоевание Восточной Европы ( Хансгерд Геккеньян161

    § 6. Завоевание Северного Кавказа и Дагестана в 1220–1240-е гг. (Людмила Гмыря)  165

     

    Раздел III. Становление Улуса Джучи

     

    Глава 1. Образование и политическая история Улуса Джучи до 1266 г. (Вадим Трепавлов)

    § 1. Начальный этап образования Улуса Джучи (1206–1243)  170

    § 2. Взаимоотношения с центральной властью: от вассалитета к самостоятельности  173

     

    Глава 2. Государственный строй Улуса Джучи (Вадим Трепавлов)

    § 1. Традиции тюрко-монгольской государственности в административно-политическом устройстве Улуса Джучи  177

    § 2. Концепция верховной власти  177

    § 3. Эволюция системы управления (центральная администрация и территориальное деление)  182

     

    Раздел IV. Улус Джучи в период могущества

     

    Глава 1. Административно-территориальная структура и города  188

    § 1. Система крыльев и административное устройство. Проблема Ак-Орды и Кок-Орды (Вадим Трепавлов)  188

    § 2. Ак-Орда (Искандер Измайлов)  190

    § 3. Города и земли Среднего Поволжья  194

    Болгар в XIII–XV вв. (Иcкандер Измайлов, Мурад Кавеев194

    Биляр и его округа (Светлана Валиулина)  200

    Джукетау (Наиль Набиуллин, Фаяз Хузин)  202

    Казань в эпоху Золотой Орды (Айрат Ситдиков, Фаяз Хузин)  206

    § 4. Улус Мохши (Геннадий Белорыбкин)  208

    § 5. Укек и его округа (Леонард Недашковский)  210

    § 6. Нижнее Поволжье и столицы (Искандер Измайлов, Юрий Зеленеев)  215

    § 7. Хаджи-Тархан и его округа в XIII–XVI в. (Вячеслав Плахов)  225

    § 8. Золотоордынские города Северного Кавказа (Эмма Зиливинская)  230

    § 9. Кок-Орда (Александр Кадырбаев)  236

    § 10. Улус Шибана (Владимир Костюков)  240

    § 11. Сарайчук и поселения Волго-Уральского междуречья (Альберт Бурханов)  244

    § 12. Поселения Хорезма (Альберт Бурханов)  250

    § 13. Города Нижней Сырдарьи (Карл Байпаков)  259

     

    Глава 2. Хозяйство, ремесла и торговля  263

    § 1. Скотоводство и система перекочевок (Искандер Измайлов, Леонард Недашковский)  263

    § 2. Земледелие и сельские промыслы (Леонард Недашковский)  266

    § 3. Городские ремесла (Светлана Валиулина, Леонард Недашковский)  271

    § 4. Международная и внутренняя торговля (Леонард Недашковский)  277

    § 5. Торговля Улуса Джучи со странами Средиземноморья (Юлай Шамильоглу)  287

     

    Глава 3. Денежное обращение и финансовая система (Альфира Сингатуллина)  295

     

    Глава 4. Политическая власть и государственный строй  310

    § 1. Хан и аристократия: структура власти и управления (Искандер Измайлов, Дамир Исхаков)  310

    § 2. Административно-управленческий аппарат (Миркасым Усманов)  320

    § 3. Клановая структура (Дамир Исхаков)  324

     

    Глава 5. Население Улуса Джучи и становление средневекового татарского этноса  338

    § 1. Ранние этапы этнической истории Улуса Джучи и ее особенности (Миркасым Усманов)  338

    § 2. Арабские и персидские источники о династийно-политических наименованиях Улуса Джучи и этнониме «татары» (Алсу Арсланова, Ильяс Мустакимов)  342

    § 3. Становление средневекового татарского этноса (Искандер Измайлов)  349

    § 4. Антропологическая характеристика населения Улуса Джучи (Леонид Яблонский) 3 65

    § 5. Средневековые уйгуры и их вклад в культуру Улуса Джучи (Александр Кадырбаев)  375

    § 6. Иноконфессиональное население Улуса Джучи  379

    Русское население городов Улуса Джучи (Марина Полубояринова)  379

    Православная епархия в Сарае (Марина Полубояринова)  381

    Иудеи в Золотой Орде (Игорь Волков, Александр Кадырбаев)  387

    Армяне (Игорь Волков)  390

    Католические общины (Марк Крамаровский)  393

     

    Глава 6. Военное дело Улуса Джучи  396

    § 1. Вооружение (Михаил Горелик, Искандер Измайлов)  396

    § 2. Военное зодчество (Айрат Губайдуллин, Искандер Измайлов)  405

    § 3. Организация войска (Искандер Измайлов)  409

    § 4. Военное искусство (Искандер Измайлов)  422

     

    Глава 7. Внутренняя политика Улуса Джучи  432

    § 1. Центральная власть и русские княжества (Чарльз Гальперин)  432

    § 2. Крым в системе административного устройства Золотой Орды (Марк Крамаровский)  436

    § 3. Булгарский улус: Булгар и другие эмираты (Искандер Измайлов)  448

    § 4. Финно-угорские народы Среднего Поволжья и Приуралья в золотоордынскую эпоху   470

    Финно-угорские народы Среднего Поволжья и Предуралья к началу XIII в. (Владимир Напольских, Владимир Чураков)  470

    Мордовские земли в составе Золотой Орды (Геннадий Белорыбкин)  477

    Предуралье в XIII–XV вв. (Андрей Белавин)  482

    Угры Восточного Закамья в составе Улуса Джучи (Евгений Казаков)  484

    § 5. Северо-Западный и Центральный Кавказ в эпоху Золотой Орды (Александр Кадырбаев)  485

    § 6. Восточное Предкавказье в XIII–XIV вв. (Людмила Гмыря)  493

     

    Глава 8. Внешняя политика Улуса Джучи  500

    § 1. Взаимоотношения с папским престолом (Александр Юрченко)  500

    § 2. Военно-политические контакты с Византией и балканскими странами (Иштван Вашари)  508

    § 3. Войны на Западе. Польша и Литва (Искандер Измайлов)  518

    § 4. Взаимоотношения Джучидов с Чингизидами в Средней Азии (Алсу Арсланова)  529

    § 5. Войны Джучидов с Хулагуидами (Алсу Арсланова)  534

    § 6. Улус Джучи и мамлюкский Египет: политические и культурные связи (Александр Кадырбаев)  547

     

    Раздел V. Золотоордынская цивилизация

     

    Глава 1. Культурное наследие первых поколений Джучидов (Марк Крамаровский)  552

     

    Глава 2. Культура населения восточных районов Улуса Джучи (Юлий Худяков)  559

     

    Глава 3. Феномен цивилизации Улуса Джучи  567

    § 1. Город и городская жизнь в Золотой Орде (Марк Крамаровский)  567

    § 2. Высокая исламская культура Золотой Орды (Юлай Шамильоглу)  589

     

    Глава 4. Ислам в Улусе Джучи (Искандер Измайлов, Миркасым Усманов)  599

     

    Глава 5. Архитектура и декоративно-прикладное искусство (Искандер Измайлов, Лилия Саттарова)  618

     

    Глава 6. Письменная культура и научные знания  644

    § 1. Научные и прикладные знания (Гамирзян Давлетшин)  644

    § 2. Исторические сочинения и становление историографической традиции (Искандер Измайлов)  653

    § 3. Делопроизводство и канцелярская культура (Миркасым Усманов)  658

    § 4. Золотоордынский литературный язык (Фануза Нуриева)  668

    § 5. Литература (Хатип Миннегулов)  676

     

    Раздел VI. Кризис и распад Улуса Джучи

     

    Глава 1. Природный, социально-экономический и политический кризисы  682

    § 1. Экологические катаклизмы (Искандер Измайлов)682

    § 2. Черная смерть и ее последствия (Юлай Шамильоглу)686

    § 3. Экономический и социально-политический кризисы (Искандер Измайлов) 691

     

    Глава 2. «Великая замятня» (Искандер Измайлов)  695

     

    Глава 3. Попытки стабилизации Улуса Джучи в конце XIV – начале XV в.  706

    § 1. Правление Токтамыш-хана (Ильнур Миргалеев)  706

    § 2. Идегей и его время (Искандер Измайлов)  712

     

    Глава 4. Распад Улуса Джучи и его наследие  724

    § 1. Агония империи (Искандер Измайлов)  724

    § 2. Улус Джучи как предтеча Российской державы (Александр Кадырбаев)  728

     

    Заключение (Миркасым Усманов)  731

     

    Приложения

     

    I. Источники по истории монгольских завоеваний и образования Улуса Джучи

    № 1. Из поучений Чингиз-хана  736

    № 2. «Хэй-да шилюэ» («Краткие известия о черных татарах»)  737

    № 3. Сведения «Истории династии Юань» («Юань-ши») о татарах  763

    № 4. Ала ад-Дин Ата-Мелик Джувейни. «История завоевателя мира»  765

    № 5. Памятники литературы Древней Руси. Русские летописи о татарах и Улусе Джучи  777

    № 6. Смбат Спарапет. «Летопись»  784

    № 7. Анонимный грузинский «Хронограф» XIV в.  788

    № 8. «Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях ХI–ХIII вв.  793

    № 9. Матфей Парижский. «Великая хроника» («Chronica majora»)  794

    № 10. Письмо короля Венгрии Белы IV к германскому королю Конраду IV  805

    № 11. Иоанн де Плано Карпини. «История монгалов, именуемых нами татарами»  806

    № 12. Вильгельм де Рубрук. «Путешествие в восточные страны»  816

    № 13. Донесение Бенедикта Поляка  824

     

    II. Источники по истории Улуса Джучи в период расцвета

    № 1. Памятники литературы Древней Руси. Русь и Улус Джучи во второй пол. XIII – сер. XIV в.: противостояние Твери и Москвы  832

    № 2. Письма папы Бенедикта XII к хану Узбеку, его жене Тайдолю и сыну Джанибеку в 1340 г.  841

    № 3. Ярлыки татарских ханов московским митрополитам  843

    № 4. Ярлык Менгу-Тимура князю Ярославу Ярославичу  851

    № 5. Марко Поло. «Книга о разнообразии мира»  852

    № 6. Георгий Пахимер. «История о Михаиле и Андронике Палеологах»  858

    № 7. Рашид ад-Дин. «Сборник летописей»  862

    № 8. Утемиш-хаджи. «Чингиз-наме»  868

    № 9. Повесть о Петре, царевиче Ордынском  880

     

    III. Источники по истории Улуса Джучи во второй половине XIV – первой трети XV века

    № 1. Памятники литературы Древней Руси. «Замятня великая» и кризис ханской власти на Руси  885

    № 2. Из сочинения Ибн Арабшаха  895

    № 3. Письма и ярлыки золотоордынских ханов  903

    А. Письмо Токтамыш-хана польскому королю Ягайле  903

    Б. Тарханные ярлыки Тохтамыша и Тимур-Кутлука  905

    № 4. Иоганн Шильтбергер. «Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1394 г. по 1427 г.»  907

    № 5. Иосафат Барбаро о татарах  910

     

    IV. Источники по культуре Улуса Джучи

    № 1. Золотоордынская рукопись на бересте  922

    № 2. Хорезми. «Мухаббат-наме»  926

    № 3. «Шейбаниада»  930

    № 4. «Codex Cumanicus»  936

    № 5. Махмуд ал-Булгари. «Нахдж ал-Фарадис»  941

    № 6. Татарские сказания  946

    № 7. Отрывки из киргизского сказания об Идыге  949

     

    Источники и литература  955

    Список сокращений  1020

    Указатель именной  1023

    Указатель политико-географический  1033

    Список иллюстраций, карто-схем и таблиц  1047



    * КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1986). Т.7. 1938–1945. – М.: Политиздат, 1985. – С.518; впервые опубликовано в журнале «Партийное строительство». – 1944. – № 15/16. – С.29–32.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ