www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Воскресенье, 17 декабря 2017, 17:01

Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ


Вы находитесь: / Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ / Архив / НЦАИ им. А.Халикова. Ныне – Институт археологии им. А.Х.Халикова Академии наук РТ / Публикации сотрудников на сайте / О художественном металле угров Урало-Поволжья в средневековых комплексах Восточной Европы
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Об Институте истории АН РТ  •  Администрация  •  Отдел новой истории  •  Отдел новейшей истории  •  Отдел этнологических исследований  •  Отдел истории общественной мысли и исламоведения  •  Центр истории и теории национального образования им. Х.Фаезханова  •  Центр исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А.Усманова  •  Центр иранистики  •  Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков  •  Отдел информационных технологий  •  Крымский научный центр  •  Северо-Западный научный центр им. Л.Н. Гумилева  •  Центр этносоциологических исследований  •  Аспирантура Института истории АН РТ  •  Территориальные отделения  •  Архив
Алишев Салям Хатыпович  •  Петров Павел Николаевич  •  Идиятуллина Гульнара Гаделевна  •  Гарипов Наиль Камилевич  •  Тухватуллина Лейла Ильдусовна  •  Бурханов Альберт Ахметжанович  •  Фахрутдинов Равиль Габдрахманович  •  Сафиуллина Резеда Рифовна  •  Миннуллин Фарит Гилмуллович  •  Биктимирова Тамина Ахметовна  •  Галиахметова Гульуся Габдрашитовна  •  Гатин Марат Салаватович  •  Абзалов Ленар Фиргатович  •  Султанов Фарит Мирзович  •  Валиев Алмаз Мидхатович  •  Гарипова Зубарзят Газизовна  •  Старостин Петр Николаевич  •  Файзрахманов Гаптельбар Лутфиевич  •  НЦАИ им. А.Халикова. Ныне – Институт археологии им. А.Х.Халикова Академии наук РТ  •  Отдел Свода памятников истории и культуры РТ  •  Исламов Фанис Фатхылович  •  Залялиев Шамиль Шайхиевич  •  Валиев Мирзанур Хазиевич  •  Гатауллина Маршида Хабировна  •  Гилазов Тагир Шамсегалиевич  •  Закирзянов Альфат Магсумзянович  •  Петренко Аида Григорьевна  •  Габяшев Рустем Султанович  •  Сафина Фирсина Шаймулловна  •  Мухаметшин Рафик Мухаметшович  •  Гаффарова Фарида Юлдашевна  •  Бикмухаметов Рустем Раисович  •  Центр этнологического мониторинга  •  Амирханов Равиль Усманович  •  Тухватуллин Айрат Халитович  •  Асадуллин Абдулла Шагеевич  •  Кавеев Мурат Мазитович  •  Абдуллин Яхья Габдуллович  •  Музей археологии Республики Татарстан  •  Гильмутдинова Гульнар Мидхатовна
Ситдиков Айрат Габитович  •  Казаков Евгений Петрович  •  Валиев Ренат Рафаилович  •  Галимова Мадина Шакировна  •  Газимзянов Ильгизар Равильевич  •  Губайдуллин Айрат Маратович  •  Хузин Фаяз Шарипович  •  Набиуллин Наиль Гатиатуллович  •  Шарифуллин Рафинд Фуатович  •  Измайлов Искандер Лерунович  •  Асылгараева Гульшат Шарипзяновна  •  Чижевский Андрей Алексеевич  •  Хамзин Родион Наилевич  •  Шакиров Зуфар Гумарович  •  Бугров Дмитрий Геннадьевич  •  Публикации сотрудников на сайте  •  Приглашение принять участие в волонтерской археологической программе летом 2005 г.  •  Приглашение принять участие в ознакомительной краеведческой программе летом 2005 г.
О художественном металле угров Урало-Поволжья в средневековых комплексах Восточной Европы  •  Некоторые итоги изучения памятников эпохи Казанского ханства  •  К истории исследования проблем хозяйственной деятельности...  •  Костные остатки животных в погребальном обряде...  •  Больше-Меминский могильник  •  Статистический анализ неполивной керамики с раскопов Х1Х, XX, XXa 1999 г. в Казанском Кремле  •  Золотоордынские памятники Поволжья  •  Golden Horde relics of the Middle and Lower Volga regions

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • О художественном металле угров Урало-Поволжья в средневековых комплексах Восточной Европы
    Казаков Е.П.
     

    Казаков Е.П.

     

    О художественном металле угров Урало-Поволжья в средневековых комплексах Восточной Европы

     

    В политической, культурной и экономической жизни средневековой Европы заметную роль играли пришлые с востока угорские племена. Активность их проявлялась, в частности, в составе гуннского объединения, когда с востока на запад распространяются существенные новые элементы культуры.

    Начиная с середины VI в. наблюдается концентрация угорского населения в Урало-Поволжье и Прикамье. Это было вызвано очередным массовым сдвигом угров с востока на запад в результате бурных событий в Азии, сопровождавших образование Первого тюркского каганата (Казаков Е.П., 1987, с.68-69).

    Пришельцы принесли с собой специфичные элементы культуры. Лучше всего они прослеживаются в лелсной зоне Прикамья и Приуралья, где угры проживали достаточно оседло. Им присущи все основные ярко выраженные традиции Урало-Сибирского шаманизма: святилища, культовые металлические изображения, специфичная круглодонная посуда, применение масок и уложенной в кучу шкуры лошади или медведя в обряде и т.д. Особенно ценили угры изделия из серебра, которое было для них сакральным металлом. Устоявшимся комплексом характеризуется женский костюм, известный по массовым погребальным комплексам.

    Основные элементы его формируются в VI-VIII вв. и существуют до Х -начала XI вв. К ним относятся налобные ленты - прототипы так называемых хараусов (известны в этнографии обских угров) - с металлическими накладками; специфичные височные подвески, соединенные под подбородком рядами цепочек; шумящие нагрудные подвески с коньковыми или арочными щитками; браслеты, часто имитирующие змей; разнообразные (колесовидные, ромбовидные и т.д.) обереги и пр.

    По археологическим материалам хорошо прослеживается развитие деталей женского костюма в пределах указанного времени. Так в комплексе погребения второй половины VI в. могильника Борганъель в бассейне Верхней Вычегды височные подвески состояли из коньковых и подромбических подвесок соединенных пятью рядами цепочек (Ашихмина Л.И., 1987, с.18, рис.21). В IX в. височные подвески угров лесостепной части Волго-Уральского региона часто имитировали лапки водоплавающих птиц и соединялись они одним рядом цепочек (Казаков Е.П., 1992, с.73, рис.21, 20-23).

    В богатых комплексах использовались массивные, булавообразные, серебряные , иногда с позолотой серьги, украшенные пирамидками зерни. Интересно отметить удивительное сходство женского костюма угров конца IX- начала Х вв. в погребениях 2, 7 (рис.1), 17 и других Большетиганского могильника в Западном Закамье и в погребениях 15, 18, 23 и прочих Редипорского могильника (Лунегов И.А., отчеты № 416, 3034 и др.), хотя последний расположен в отдаленной северной части Перского края в 800 км от Больших Тиган. Характерной частью нагрудных шумящих подвесок являлись арочные и коньковые щитки.

    Выразительные детали данного костюма заимствовались и соседями угров, в частности пермскими и поволжскими финнами. В 1Х в., видимо, в связи с движением мадьяр на запад, Большое число прикамских коньковых подвесок появилось в Подонье (работы В.К. Михеева, В.С. Аксенова). Во второй половине 1Х в. в связи с переселением поломско-ломоватовского населения в районы Среднего Поволжья (Казаков Е.П., 1977, с.35) образцы такой одежды выявлены во многих захоронениях Танкеевского могильника (Казаков Е.П., 1992, с.173-181).

    Но особенно широко подобные изделия стали распространяться на севере и востоке Европы с последней четверти Х в. В это время Волжская Болгария станвоится одним из важнейших торгово-ремесленных центров Восточной Европы. Болгарские ремесленники, многие из которых являлись уграми по происхождению, наладили массовое производство браслетов с кружковым орнаментом, шумящих подвесок с арочными и коньковыми щитками, различных оберегов, коньковых кресал. Такие поделки в обмен на пушнину и другие твоары охотно приобретались языческими торговыми партнерами болгар. По Волжскому пути они расходились по всей северной Европе, вплоть до Скандинавии. В ряде этих мест по образцам указанных изделий стали изготовлять свои подражания (коньковые кресала и прочее).

    При рассмотрении торговли самих верхне-камских угров, в первую очередь привлекает внимание феномен оседания здесь массы высококачественных серебряных изделий из городских центров цивилизации Евразии (Даркевич В.П., 1976). По подсчетам Р.Д. Голдиной в Прикамье известно 187 сосудов и более 520 монет из Средней Азии, Ирана, Византии (Голдина Р.Д., Голдина Е.В., 1997, с.8).

    Клады такого же серебра фиксируются и в районах обитания угрво лесостепи. Одним из них является Репьевский клад (рис.2), найденный в 1900 г. в Бугульминском уезде (сейчас юго-восток Татарстана). Комплекс датируется, видимо, 1Х в. и содержит три блюда с характерной орнаментацией, присущей изделиям восточных районов Средней Азии VIII-IX вв. (Даркевич В.П., 1976, с.87-99). Как мы увидим ниже, многие элементы такой орнаментации использованы на поделках самих угров.

    О причинах коцнентрации серебра в Прикамье имеются различные точки зрения. Сторонники финно-пермской принадлежности проживающего здесь населения, утверждают, что серебро было получено при торговых операциях в обмен на пушнину (как будто этого товара было больше, чем в безусловно финских землях Поволжья, где концентрации серебряных сосудов не наблюдается). А.Х.Халиков полагал, что серебро принесено сюда местными “тюрко-угорскими войнами” после их походов на далекие страны в составе войск тюркских каганатов. Однако, несомненно, какими бы путями не появились эти изделия, сохранились они здесь благодаря применению в клуьтовых целях на святилищах (Казаков Е.П., 1988, с.81), как это известно и в этнографии обских угров. Судя по этнографическим данным, на святилище должно быть не менее 4-х серебряных блюд, на которые спускается “небесный всадник”, Мир-Сусне-Хум.

    Среди изделий угров заметное место занимают предметы с имитациями сюжетов художественного металла Востока. Одной из групп их являются подвески с изображением всадника на конец, сопровождающемся птицами и животными. Это варварские подражания сюжетов царской охоты, которые имелись на сасанидском художественном металле. У дунайских болгар и мадьяр в подобной иконографии воплощались образы их князей и верховных правителей (Мадарский всадник и другие).

    Судям по кладам восточного серебра, изделия с картинами царской охоты в среде угров Урало-Прикамья появились довольно рано. Однако, качественный уровень подражаний им зависел от мастерства и навыков изготовителей, которые, в свою очередь, могли повышаться только в долговременной преемственности, беспеченнйо спокойной политической обстановкой. Одной из выразительных поделок того рода является серебряное блюдо из починка Утемильский в бывшей Вятской губернии (Даркевич В.П., 1976, с.172, табл.56,4). На нем достаточно детально вырезан конный охотник с соколом и слугой. Это типичное изделие конца 1Х- первой половины Х в., выполненное мастером в кочевнической ставке хана.

    С переселением новой (постпетрогромской) волны угров в Волжскую Болгарию и образованием здесь в конце Х-Х1 вв. мощного торгово-ремесленного очага, было налажено массовое производство блях и подвесок с вышеуказанными сюжетами. Это плоские округлой формы поделки из бронзы или серебра, иногда с позолотой и чернью. По краю их имелись пояски, также украшенные иногда имитацией плетенки или шнура. В центре находилось изображение всадника в сопровождении животных и птиц (рис.3,1,2).

    О том, что такие изделия изготовлялись в ремесленных мастерских волжских болгар свидетельствует матрица из Билярского городища. На ней изображен всадник в окружении животных, рыб и птиц. По краю поделки имеется бордюр, имитирующий шнур (Полякова Г.Ф., 1996, с.164, рис.59,3). О существовании среди остальных какой-то одной мощной мастерской свидетельствует однотипность многих изделий (рис.3,1,2).

    Изготовление данных предметов достигло широкого размаха во второй половине домонгольского периода. В это время они распространяются, преимущественно среди финно-угорского населения северо-восточной Европы, Урала и Западной Сибири (Зыков А.П., Кокшаров С.Ф., Терехова Л.М., Федорова Н.Ф., 1994, с.111, № 269). Угры рассматривали такие предметы как культовые поделки, связанные с почитанием “небесного всадника” - Мир-Сусне-Хума. Несомненно, болгарские ремесленники учитывали это и в соответствии с представлениями Урало-Сибирского шаманизма о верхнем, среднем и нижнем мирах, располагали над всадниками птиц, иногда солнце и луну, а под всадником - животных, водоплавлающих птиц и рыб (Савельева Э.А., 1985, с.92-110; Белавин А.М., Носкова Е.Н., 1989, с.254). Иногда и сами угры по вышеупомянутым образцам отливали свои поделки (Там же, с.98, табл.2,8).

    С культом “небесного всадника” связаны также бронзовые поделки в виде всадника на представители “нижнего мира” - змее (Казаков Е.П., 1988, с.82). В Х в., скорее всего, по Волжскому пути такие предметы широко распространяются по обширной территории. Ряд исследователей полагает, что в финноязычном мире Поволжья они выступают как символы Солнца.

    В рамках западносибирского шаманизма такие изображения в форме ажурных подвесок существуют до XVII в. (Ожередов Ю.И., Приступа О.И., 1997, с.317-326).

    Другой частью художественного металла, привнесенного кочевыми уграми с Востока и получившими широкое распространение в Европе, являются металлические изделия поясных наборов. Наиболее выразительно представлены они в материале Большетиганского могильника. Этот памятник оставлен одной из групп близких к мадьярам кочевых угров, вынужденных в результате печенжско-мадьярской конфронтации во второй половине 1Х в. укрыться на территории будущей Волжской Болгарии (Казаков Е.П., 1997, с.35).

    В металлопластике этого памятника сохраняется самая непосредственная связь с художественным металлом Востока. Это проявляется в изображениях крылатых коней, драконов, собак-сенмурвов (рис. ), а также в специфическом растительном орнаменте. Последний чаще всего представлен имитацией стеблей, на которых располагались трилистники в сочетании с имитацией ягод в виде строеных кружочков (рис.4). Те же элементы присутствуют в орнаментации среднеазиатского серебра VIII-1X вв., хотя имитация ягод на нем выполнена на фоне листьев (Даркевич В.П., 1976, с.90, рис.12,1-11).

    Отмеченная орнаментация постоянно сопровождается на изделиях с бордюром из вытянуто-овальных и полушарных или кружковых выступов по краю (рис.4). Данный элемент, не известный пока и в Средней Азии,в массовом порядке омтечен только в угорских памятниках 1Х в. Урало-Поволжья. Он встречен в курганных могильниках южного Урала: Синеглазовском, Хусанковском, Ишимбаевском (рис.3, 3-8); некрополях Татарстана: Балылмерском, Игимском, Большетиганском, Танкеевском (рис.5,13,14), ХII Измерском. Одно из таких изделий найдено даже при исследованиях г.Казани в 1998 г. Остатки поясного набора с серебряными бляшками, имеющими вышеотмеченынй бордюр представлены в Редикорском кладе на Верхней Каме (Даркевич В.П., 1976, с.168, табл.54,3).

    Авторы раскопок Большетиганского могильника непосредственно связывали его носителей с мадьярами (Chalicova E.A., Chalicov A.H., 1981, s.62-65). Новые материалы последних лет позволяют предполагать, что основная масса мадьяр перед уходом на запад кочевала в степных арйонах Самарской и Оренбургской областей. Путь их в Паннонию прослеживается по отдельным комплексам вещей большетиганского типа (серебряные накладки с растительным орнаментом и вышеуказанным бордюром по краю и т.д.) в Подонье и в Окско-Донском междуречье. Здесб была краткосрочная (по данным некоторых письменных источников - около трех лет) первая после перехода через р.Волгу стоянка мадьярского союза племен - Леведия.

    Следы ее отражены в памятниках, содержавших изделия с вышеуказанным бордюром: Воробьевском погребении, Супрутском кладе, могильниках мордвы, Большом Боршевском городище, г.Киеве (Казаков Е.П., 1972, с.163) и других.

    Наиболее четкие следы пребывания мадьяры оставили в районах своей последней остановки перед приходом в Паннонию - Ателькузу. Здесь на правобережной части р.Днепра, в Днепропетрвоской и Кировоградской областях Украины открыты небольшие могильники, захолронения которых по обряду и вещам полностью соответствовали комплексам Большетиганского, Немчанского и других мадьярских могильинков Урало-Поволжья. В них встречены положенные в кучу шкуры лошади, погребальные маски, изделия металлопалстики из серебра с вышеуказанными элементами орнаментации и характерным бордюром по краю и т.д. (Чурилова Л.Н., 1986, с.261; Бокий Н.М. , Плетнева С.А., 1988, с.99-115). Много подобных изделий, видимо, происходят из разрушенного могильника в бывшем Елизаветском уезде (Ханенко Б.И. и В.И., 1902, табл. Х1Х, 643, 645, 668, 679 и другие). Они полностью сохраняли южноуральские традиции (рис.  ).

    Изделия с отмеченынм бордюром, явно являющийся репером языческой культуры мадьяр, отмечен и в древностях Крыма (Веймарн Е.В., Айбабин А.И., 1993, с.8, рис.3,26). По письменным источникам известно, что мадьяры посещали черноморские порты, продавая здесь пленников (Заходер Б.Н., 1967, с.55-56).

    Видимо, по речным торговым путям такие предметы попадали далеко на север. В частности, они выявлены даже в могильнике Бирка (Arbman А., 1940, Taf. 95,1; Taf. 96,11; Taf. 98,7 u.a.).

    В конце IX в. все эти элементы мадьяры привнесли в Паннонию. В большом числе языческих могильников здесь венгерскими исследователями выявлены захоронения с уложенной в кучу шкурой лошади, погребальными масками, поясной гарнитурой с восточным влилянием в орнаментации и характерным вышеуказанным бордюром по краю (Fettich N., 1937, ¹ LXXVIII u.a.).

    О торговле мадьяр еще до перехода их в Паннонию, помимо вышеотмеченного, сообщают и другие письменные источники. Так, Марвази пишет: “...у них богатство и явный достаток от избытка торговли их” (Заходер Б.Н., 1967, с.57). В сообщении Гардизи отмечает, что одежда мадьяр выполнена из парчи, а оружие из серебра. Важный статьей товарообмена являлись меха, было развито и денежное обращение. Тот же Гардизи пишет, что жених посылает в дом невесты меха горнастая, бобра, белки, куницы,лисицы, а в ответ получает “калым из лошадей, денег и товаров” (Заходер Б.Н., 1967, с.57).

    Помимо заимствований (хотя в них также восточные мотивы перерабатывались на свой лад) кочевые и полукочевые угры изготовляли массу оригинальных изделий. Истоки их формирования не разработаны из-за слабой изученности памятников Южного Зауралья и Западной Сибири, где концентрировалось это население, изготовлявшее лепную круглодонную керамику кунаренковско-караякуповского круга. В настоящее время в Южном Зауралье известно несколько могильников с вышеуказанной специфической керамикой и своеобразным остальным вещевым материалом. Это Хусаиновский, Граултрынский, Байрамгуловский и другие некрополи. В них представлены оригинальные детали женского костюма: серебряные и бронзовые детали поясной гарнитуры, конского снаряжения и другие поделки, выдержанные в едином стиле. Так они довольно просты, не имеют пышного орнамента (Мажитов Н.А., 1981, с.41-52; Боталов С.Г., Бабенков К.Н., 1998, с.340-343). В основном, эти памятники оставлены полукочевыми племенами лесостепи, располагавшиеся между степняками-мадьярами и уграми лесной зоны.

    Данное население в VIII- начале IX вв., сменив кушнаренковские племена манякского этапа освоили все южное Приуралье и продвинулись дальше к р.Волге (Стерлитамакский и другие могильники). Наличие большого числа вышеуказанных поделок лесостепного населения, в том числе оригинальных деталей женского костюма, отмечено и в Большетиганском могильнике (рис.1, 18-22, 33-38), хотя, как отмечалось, этот некрополь по культуре наиболее близок мадьярам.

    Вещевые комплексы, подобные вышеописанным, широко представлены и в Танкеевском могильнике. Некоторые поделки из погребений первой полвоины Х в. стали прототипами болгарских ремесленных изделий конца Х-Х1 вв. (рис.1, 34-36). Они также широко распространяются в это время по всей северной и восточной Европе.

    Со становлением Волжской Болгарии и Венгрии в качестве самостоятельных государств, контакты между ними продолжались. Во всяком случае, видимо, проживающие в стране болгар угры знали, где осели их соплеменники, несмотря на то, что их отделяло 1,5 тыс. км. Группы их, даже приняв мусульманство, в силу, видимо, каких-то дискомфортных условий, перселялись из Волжской Болгарии в Венгрию. Так, около 970 года в Венгрию прибыли мусуьмане под руководством Билла и Боксу. После них прибыла группа Хесена (Хасана ?).

    Вероятно, вместе с ними прибыли и ремесленники, котоыре наладили в Венгрии производство своих поделок. Во всяком случае, только торговлей трудно объяснить удивительное сходство многих изделий в этих двух странах (азаков Е.П., А-1992, с.188). Данные предметы (накладки поясных наборов, оформление поясных сумочек и т.д.конца Х-Х1 вв. в принципе отмечались от поделок угров языческого периода, так как являлись изделиями ремесленников эпохи государственности. Они характеризуются большой стандартизацией. Например, совершенно идентичны детали одного из типов поясных сумочек этого времени - широко распространенные в Восточной Европе. Лицевая сторона их украшалась 4-мя бляхами с растительным орнаментом и крупной квадратной бляхой по центру (рис.6,4). О производстве матрицы из Измерского селища (Казаков Е.П., 1991, с.141, рис.45,15). Помимо Венгрии они распространялись по Руси и доходили до Скандинавии (Arbman H., 1990, Taf.9,11). Изготовлялись сумочки из мягкой специально обработанной кожи.

    В числе новых приемов обработки материалов, привнесенных кочевыми уграми в Европу и фиксируемыми археологическими материалами, можно отметить новации в кожевенном производстве. Так с ними связано появление сафьяна, специфически выделанной тонкой и мягкой кожи из шкуры овец. Навыки в ее изготовлении кочевые угры, в частности, мадьяры также получили во время сезонных откочевок в Приаралье. Судя по изящной фигурной выкройке голенищ одного из вождей мадьяр, изображенного на известном Утемильском блюде (Даркевич В.П., 1976, с.172, табл.56,4), мягкие сапоги его были изготовлены из сафьяна. Из такого же материала вырабатывались наиболее богато украшенные поясные сумочки, выявленные в ряде захоронений Танкеевского могильника конца 1Х- начала Х в. (рис.6, 1-4). Видимо, в конце 1Х в. мадьяры привнесли навыки изготовления сафьяна в Центральную Европу. На высокопрофессиональном ремесленном уровне в Х в. здесь было налажено производство роскошных поясных сумочек с серебряными накладными пластинами, сохраняющими в орнаментации постсасанидские мотивы.

    В Волжской Болгарии изготовление изделий из мягкой и тонкой кожи получило наибольшее развитие в последней четверти Х в., когда в этом регионе завершилось формирование торгово-ремесленного очага. Было налажено производство специфической кожи, так называемой “булгари”, изделия из которой пользовались широким спросом не только в Европе, но и в Азии. Болгарские поясные сумочки из мягкой кожи в большом количестве оседали в ближайших рынках сбыта болгар, особенно по речным путям. Много их встречено в Марийском Поволжье. На лицевой стороне одной из них сохранилась серебряная пластина (рис.6,5) с характерным постсасанидским изображением двух хищников и растительным орнаментом (Арканов Г.А., 1973, с.159, рис.49).

    В целом нужно сказать, что привнесенная с востока кочевыми уграми традиция украшать лицевую часть поясных сумочек богато орнаментированными серебряными накладками в Европе сохранилась до конца Х-Х1 вв.

    Во второй половине домонгольского периода, то есть в XII- первой трети XIII вв. в землях лесных угров Приуралья, которые все дальше оттеснялись к востоку под давлением финно-пермского населения, которое, в свою очередь, испытывало воздействие Руси, по-прежнему распространялись болгарские ремесленные изделия. Помимо вышеуказанных поделок с изображением “небесного всадника” в их число входило большое количество серебряных, украшенных зернью и чернью, предметов.

    В золотоордынский период большая часть лесных угров была прижата к горам или вытеснена за Урал. В степях полностью господствовали тюркоязычные кочевники. Однако, в лесостепной зоне Урало-Поволжья до второй половины XIV в. сохранялось угорское население, подвергавшееся тюркизации и мусульманизации. Оно занимала широкую территорию от восточных границ Волжской Болгарии до Зауралья (Казаков Е.П., 1978, с.85-88) и оставило многочисленные памятинки чияликской культуры, в которых еще сохранялись характерные черты языческой культуры угров: лепная круглодонная посуда с гребенчато-шнуровой орнаментацией, погребальные маски, применение художественного серебра в культовых целях и т.д.

    К сожалению, не знакомые с массовым археологическим материалом, поулченынм в последние десятилетия, некоторые авторы продолжают называть чияликскую территорию страной башкир. Так, В.П. Шушарин полагает, что Плано Карпини и Рубрук “отожествляли башкир с древними мадьярами, Башкирию - с Великой Венгрией” (Шушарин В.П., 1997, с.161). На самом же деле указанные авторы называли эту территорию страной Паскарт или страной паскатир, что отражало, видидмо, еще этноним мадьяр Х в. “бажджарт, бажджирт”. Модернизацию этого термина на башкир нельзя считать удачной. Наоборот, такое название на тюркоязычное население перешло на этой территории лишь в XV-XVI вв., когда оно тюркизировало угров (Казаков Е.П., 1993, с.45). Подобная же ситуация сложилась, например, на Дунае, когда славянское население, ассимилировав болгар, восприняло их этноним.

    Население Волжской Болгарии в XIII-XIV вв. продолжало активную торговлю с уральскими уграми. В памятниках чияликской культуры часто встречаются болгарские изделия. Среди них круговая керамика, женские украшения, защитное вооружение (Гарустовия Г.Н., 1998, с.22). Особенно широкое распространение получили крупные серебряные височные подвески с желудавидной бусиной. Обычно они были украшены сканью (Казаков Е.П., 1978, с.66, рис.35).

    Поскольку в это время значительная часть угров лесной зоны была оттеснена за Урал, то здесь и оседали изделия болгарских ремесленников. При этом изготовлялись они с учетом идеологических и эстетических представлений угров. Большой комплекс таких предметов выявлен при исследовании могильников в урочище Сайгатино Сургутского района Тюменской области. Здесь отмечены находки серебряных, украшенных зернью, позолотой изделий в виде лапок водоплавающих птиц; в виде лунниц; с изображением всадника, сопровождаемого животными и птицами и т.д. (Угорское наследие, 1994, с.118, 109, 111).

    Вышеприведенное позволяет говорить, что в среде средневековых угров Урало-Поволжья и Прикамья были высококвалифицированные мастера по различным направлениям. В их продукции получали отражение глубокие и сложные идеологические представления Урало-Сибирского шаманзима. В то же время они всегда были открыты к заимствованиям достижений других народов чрезвычайно искусно преобразуя их в соответствии со своими вкусами. В частности, на металлопластику угров сильное влияние оказало искусство сасанидского Ирана.

    Высокого уровня мастерство достигло в VIII-IX вв. в среде кочевых и полукочевых угров Южного Урала и прилегающих районов. В это время, вероятно, при ставках племенных вождей, работали коллективы мастеров, изделия которых по качеству не уступали поделкам ремесленников городских центров цивилзации Евразии. Подтверждением этого являются замечательные изделия из Большетиганского, Танкеевского и других могильников (рис.1-рис.5). Эти некрополи, оставленные населением ранней Волжской Болгарии содержат массу поделок языческой культуры уральских угров. Со многими из них: подвески в виде всадника на змее, колеса, “ситечка”, ромба и т.д. (Казаков Е.П., 1993, с.21, рис.1) связан с глубокими и сложными идеологическими представлениями.

    В конце 1Х в. основы такого ремесла были привнесены мадьярами в Паннонию. На нем базируется яркая и своеобразная языческая культура венгров в Центральной Европе.

    Во многом на этой же основе формировалась культура Волжской Болгарии времени завершения осударственного строительства. Не удивительно поэтому, что и во второй половине Х в. между этим государством и Венгрией осуществлялись постоянная связь. Такие контакты получили отражение и в археологических материалах южнорусских земель. Воздействие кочевых угров заметно отразилось в дружинных коплексах Руси (супрутский клад).

    Уже на раннем этапе прихода угров в Приуралье они имели довольно развитую систему товаро-денежных отношений. Лишь племена отдаленных лесных районов северо-восточной Европы вели меновую торговлю товарами. В то же время уже с VIII . верхнекамское население находилось в торговых отношениях с южными районами Хазарии (Пастушенко И.Ю., 1997, с.36-38).

    В составе Волжской Болгарии значительная часть ремесленников и купцов по происхождению были уграми. В составе товаров болгар их изделия в конце Х-Х1 вв. широко распространялись по всей Восточной Европе.

    Во второй половине домонгольского периода, после неудачной борьбы с северо-восточной Русью, болгарский экспорт увеличился на северо-востоке Европы. Потребителями его также, во многом, оставалось угорское население. Даже в золотоордынский период угры лесостепного Приуралья продолжали активные торговые отношения с волжскими болгарами.

    Оставался прежним и торговый путь по р.Каме в лесные районы Приуралья и Зауралья. Сюда вместе с торевтикой Золотой Орды продолжали поступать болгарские сканные и черневые изделия (Федорова Н.В., 1991, с.193-204).

    Таким образом, даже только по материалу металлопластики можнро констатировать, что угры Урало-Поволжья (а, в основном, все угры вропы проживали или вышли из этого региона) оказали заметное воздействие на развитие культуры и торговли средневековой Европы. Во многом через них шла в это время передача информации о достижениях цивилизаций Востока и Запада. С Х в. превалирующую роль в этих процессах выполняла торговая деятельность волжских болгар.

     

    Литература:

     

    Архипов Г.А. Марийцы 1Х-Х1 вв. - Йошкар-Ола, 1973.

    Ашихмина Л.И. Отчет об исследованиях Вычегодско-Вятского отряда в 1986 году // Архив ИА РАН. Р-1, № 11550.

    Белавин А.М., Носкова Е.Н. Серебряная бляха из могильника Телячий Брод // СА, 1989, № 2.

    Бокий Н.М., Плетнева С.А. Захоронение семьи воина-кочевника Х в. в бассейне Ингула // СА, 1988, №2

    Баталов С.Г., Бабенков К.Н. Памятники VIII-IX вв. горно-лесного Урала и лесостепного Зауралья // Культуры евразийских степей второй поовины 1 тысячелетия н.э. (вопросы хронологии). - Самара, 1998.

    Веймарн Е.В., Айбабин А.И. Скалистый могильник. - Киев, 1993.

    Гарустович Г.Н. Население Волго-Уральской лесостепи в первой полвоине II тысячелетия нашей эры. Автореф. дис. ... канд. ист.наук: 070006. - Уфа, 1998.

    Голдина Р.Д. Голина Е.В. Скандинавия и Верхнее Прикамье: контакты во второй половине 1 тыс. н.э. // Шведы и русский Север. - Киров, 1997.

    Даркевич В.П. Художественный металл Востока. - М., 1976.

    Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т.II. - М., 1967.

    Зыков А.П., Кокшаров С.Ф., Терехова Л.М., Федорова Н.В. Угорское наследие.- Екатеринбург, 1994.

    Казаков Е.П. О некоторых венгерских аналогиях в вещевой материале Танкеевского могильника // Проблемы археологии и древней истории угров. - М., 1972.

    Казаков Е.П. Памятники болгарского времени в восточных районах Татарии. - М., 1978.

    Казаков Е.П. О происхождении и этнокультурной принадлежности средневековых прикамских памятников с гребенчато-шнуровой керамикой // Проблемы средневековой археологии Урала и Поволжья. - Уфа, 1987.

    Казаков Е.П. О некоторых элементах языческой клуьтуры угров Урало-Поволжья // Проблемы древних угров на Южном Урале. - Уфа, 1988.

    Казаков Е.П. Булгарское село Х-XIII веков низовий Камы. - Казань, 1991.

    Казаков Е.П. - А. Об этапах этнокультурного взаимодействия волжских болгар и мадьяр // Теория и методика исследований археологических памятников. Тезимы. - Липецк, 1992.

    Казаков Е.Пю Древняя страна “паскатир” // Татарстан, 1993, №9.

    Казаков Е.П. Волжская Булгария и финно-угосркий мир // Finno-Ugrica. - 1997, №1.

    Лещенко В.Ю. Бляхи с охотничьими сценами из Поволжья // СА, 1970, №3.

    Лунегов И.А. Отчеты о раскопках могильника у с.Редикор // Архив ИА АН СССР. Р-1, № 416, 668, 3034, 4094.

    Мажитов Н.А. Курганы Южного Урала. - М., 1981.

    Ожередов Ю.И., Приступа О.И. Позднесредневековые ажурные бляхи со всадником из Нарымского Приобья // Актуальные проблемы древней и средневековой истории Сибири. - Томск, 1997.

    Пастушенко И.Ю. Волго-Камский торговый путь в 1 тыс. н.э. // Пути сообщения, коммуникации, научные достижения народов Евразии. - Березники, 1997.

    Полякова Г.Ф. Изделия из цветных и драгоценных металлов // Город Болгар. Ремесло металлургов, кузнецов, литейщиков. - Казань, 1996.

    Савельева Э.А. Медальоны с восточными мотивами на Европейском Северо-Востоке // Материалы к этнической истории Европейского Северо-Востока - Сыктывкар, 1985.

    Угорское наследие. - Екатеринбург, 1994.

    Федорова Н.В. Золотоордынская торевтика в Прикамье // Исследования по средневековой археологии лесной полосы Восточной Европы. - Ижевск, 1991.

    Ханенко Б.И. и В.И. Древности Приднепровья. Вып.V. - Киев, 1902.

    Чурилова Л.Н. Погребение с серебряной маской у села Манвеловки на Днепропетровщине // СА, 1986, № 4.

    Arbman H. Birka I. Die Graber.Tafeln.- Uppsala, 1940.

    Chalikova E.A., Chalikov A. H. Altungarn an der Kama und im Ural (Das Graberfeld von Bolshie Tigani). - Budapest, 1981.

    Fettish N. Die Metallkunst der landnehmenden Ungaru.- Budapest, 1937.

     

    Иллюстрации:

     

    Рис.1. Женское погребение 7 из Большетиганского могильника (по Е.А.Халиковой и А.Х.Халикову).

    Рис.2. Серебряные сосуды из Репьевского клада.

    Рис.3. Образцы металлопластики угров в Восточной Европе. 1 - Жигановский могильник, погр.50; 2- могильник Телячий Брод, погр.5; 3 - Ишимбаевский могильник, кург.2, погр.1; 4-8 - Ишимбаевский могильник, кург.3, погр.3; 9-13 - Субботицкий могильник; 14-16 - находки в Елизаветском уезде.

    А - локализация находок со “звеньевым” бордюром. 1 - регион кочевий мадьяр в Урало-Поволжье, II - Леведия, III - Ателкузу.

    Рис.4. Серебряные изделия поясного набора из Большетиганского могильника (по Е.А. Халиковой).

    Рис.5. Танкеевский могильник, погр.933.

    Рис.6. Поясные сумочки Х в. 1-4 - Танкеевский могильник, 5-6 - Веселовский могильник.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ