www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Вторник, 28 февраля 2017, 08:31

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Археология / Серия «Археология евразийских степей» / Лисова Н.Ф. Орнамент глазурованной посуды золотоордынских городов Нижнего Поволжья
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Вопросы древней истории Волго-Камья  •  Очерки по археологии Татарстана  •  Археологические открытия в Татарстане: 2000 год  •  А.М.Губайдуллин. Фортификация городищ Волжской Булгарии  •  А.М.Губайдуллин. Фортификационный словарь  •  Из археологии Поволжья и Приуралья  •  Серия «Археология евразийских степей»  •  Археология и естественные науки Татарстана. Книга 3  •  Среднее Поволжье и Южный Урал: человек и природа в древности  •  Интеграция археологических и этнографических исследований  •  Археология и естественные науки Татарстана. Книга 4
Средневековая археология евразийских степей. Т.I  •  Средневековая археология евразийских степей. Т.II  •  Петренко А.Г. Становление и развитие основ животноводческой деятельности...  •  Марков В.Н. Нижнее Прикамье в ананьинскую эпоху  •  Чижевский А.А. Погребальные памятники населения Волго-Камья в финале бронзового – раннем железном веках  •  Мухаметшин Д.Г. Татарские эпиграфические памятники  •  Гришаков В.В., Зубов С.Э. Андреевский курган в системе археологических культур раннего железного века Восточной Европы  •  У истоков археологии Волго-Камья (к 150-летию открытия Ананьинского могильника)  •  Старостин П.Н. Рождественский V могильник  •  Древняя и средневековая археология Волго-Камья.  •  Урало-Поволжье в древности и средневековье  •  Болгарский Форум I  •  Форум «Идель – Алтай»  •  Никитина Т.Б. Погребальные памятники IX-XI вв. Ветлужско-Вятского междуречья  •  Лисова Н.Ф. Орнамент глазурованной посуды золотоордынских городов Нижнего Поволжья  •  Каримова Р.Р. Элементы убранства и аксессуары костюма кочевников Золотой Орды  •  Средневековая Евразия: симбиоз городов и степи  •  Безлюдовский клад Х в.: материалы и исследования

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Лисова Н.Ф. Орнамент глазурованной посуды золотоордынских городов Нижнего Поволжья
    Лисова Н.Ф. Орнамент глазурованной посуды золотоордынских городов Нижнего Поволжья. Серия «Археология евразийских степей». Выпуск 15. – Казань: Институт истории АН РТ, 2012. – 184 с. + 24 с. цв. вкл.
     

    Лисова Н.Ф. Орнамент глазурованной посуды золотоордынских городов Нижнего Поволжья. Серия «Археология евразийских степей». Выпуск 15. – Казань: Институт истории АН РТ, 2012. – 184 с. + 24 с. цв. вкл.

    Монография Н.Ф.Лисовой является комплексным исследованием орнамента на бытовой глазурованной керамике Золотой Орды. В работе рассмотрены этапы культурного развития золотоордынских столиц, изучены вопросы, связанные с проблемой технологии художественного гончарного ремесла, подробно проанализированы особенности орнаментации, характерные элементы, мотивы и композиция орнамента, а также взаимодействие орнамента и формы сосудов. Выявлены аналогии золотоордынского орнамента в других странах, определены типы влияний и его стилистические особенности.
    Книга адресована археологам, историкам, искусствоведам, студентам исторических и художественных вузов, музейным работникам и краеведам.

    СОДЕРЖАНИЕ

    От редакторов 3
    Введение 6

    ГЛАВА I. Возникновение и становление золотоордынского керамического производства 15

    1.1. Этапы историко-культурного развития Золотой Орды 15
    1.2. Становление керамического ремесла 17
    1.3. Вопросы технологии производства и техническая характеристика видов золотоордынской бытовой керамики 18
    1.4. Основные формы посуды 36

    ГЛАВА II. Сравнительный анализ орнаментов золотоордынской глазурованной посуды Нижнего Поволжья 42

    2.1. Элементы и мотивы орнаментов глазурованной посуды Нижнего Поволжья 43
    2.2. Композиционное распределение орнамента на глазурованной посуде Нижнего Поволжья 100

    ГЛАВА III. Проблемы орнаментального стиля золотоордынской глазурованной посуды Нижнего Поволжья 115

    3.1. Влияние различных художественных традиций на орнамент золотоордынской бытовой керамики Нижнего Поволжья 115
    3.2. Особенности стиля орнамента золотоордынской бытовой керамики Нижнего Поволжья 121

    Заключение 125
    Библиография 128
    Список принятых сокращений 143
    Таблицы 144
    Каталог кашинных сосудов 160
    Каталог красноглиняных сосудов 180


    ОТ РЕДАКТОРОВ


    Улус Джучи (или Золотая Орда) является важной страницей истории не только татарского народа, но и подлинное достояние всей Евразии. В свое время это было могущественное и процветающее государство, правители которого вершили судьбы своих подданных и определяли направление развития политики Старого Света. Оно было создано в ходе стремительного завоевания и также погибло в ходе многочисленных внешних и внутренних вооруженных конфликтов. Во многом благодаря этому в глазах многих современников и потомков это государство предстает воинственным и агрессивным, настоящим наследником воинственных держав Центральной Азии. Все действительно так. Война и политика – неотделимая часть любого средневекового общества. В мире, где миром правили воинские сословия, иначе и быть не могло.

    Но это, к счастью, не вся история и даже далеко не вся правда о средневековой культуре Поволжья. В первую очередь это была история городов и городской цивилизации. Ханам Золотой Орды в XV в. подчинялась огромная территория, которая простиралась от Дуная на западе до Иртыша на востоке, от Дербента и Хорезма на юге до Прикамья и Причулымья на севере. Восхищаясь размерами владений «царства Хорезма и Дашт-и Кыпчака» арабский историк и путешественник Ибн-Халдун представлял его своим читателям в середине XIV в. как «обширное царство на севере, от Хорезма до Яркенда и Согда и Сарая, до города Маджара и Аррана и Судака и Болгара и Башкирда и Чулмана; и в границах этого царства город Баку, из городов Ширвана, и возле него «Железные ворота», а на юге до границ Константинополя». По сведениям арабских географов, длина этого государства простиралась на восемь, а ширина на шесть месяцев пути и имела размеры от моря Константинопольского (Черного) до р. Иртыш.

    Сердцем Улуса Джучи были степи Дашт-и-Кыпчака и особенно Нижнее Поволжье. Именно в этой области, по словам Ибн-Халдуна, было «мало городов, но много населенных мест». Здесь же находились два мегаполиса Улуса Джучи – Сарай и Сарай ал-Джадид (Новый Сарай), а также другие крупные города: Хаджитархан (близ современной Астрахани), Бельджамен, Укек (близ современного Саратова) и Сарайчик, которые вместе с десятками городков и поселений их окаймлявшими, образовывали густонаселенный земледельческий оазис, тянувшийся по обоим берегам вдоль всего нижнего течения рек Волги и Урала. Здесь находился политический, экономический и культурный центр империи, место, где происходило средоточие огромных материальных и людских ресурсов – во многом за счет регулярного ограбления провинций – и уже в конце XIII в. произошел небывало стремительный рост городов.

    Необходимо особо подчеркнуть, что сама структура городских поселений в Улусе Джучи была насколько рациональна и подчинялась социально-политическим и торгово-экономическом требованиям и самым строгим законам логистики. Некоторые археологи прямо указывают, что крупные поселения внутри страны можно искать с помощью циркуля и карты. Достаточно прочертить круг в 40–50 км (т.е. средний дневной переход торгового каравана), как мы обнаружим поселения, как бы веером расходящиеся по путям магистральных торговых путей и эта цепочка продолжается до следующего крупного города. Крупные города за редким исключением имели настолько удобное и выгодное местоположение, что русские крепости и города фактически развивались на их территории, например, Самара на месте целого куста поселений, Саратов близ Укека, Царицын (Волгоград) на месте Сарая ал-Джадид, Астрахань построена из кирпичей Хаджитархана, Белгород Днестровский развился из татарского Аккермана, Запорожье расположено блих Кучугурского городища, Азов – прямой наследник татарского Азака, Наровчат возник на месте татарской Наручади (Мухши), Уральск около Сарайчика и т.д. Иными словами, это были не просто города возникшие в голой степи на нелепой прихоти ханов-самодуров, а развивавшиеся центры, средоточие торговли и ремесла, пункты роста своих регионов. При этом они имели свое место не только во внутриордынской, но и мировой трансазиатской магистральной торговле. Не случай, а логистика играли важнейшую роль в выборе места для основания города, логичность и рациональность которого подтверждает то, что практически все областные столицы Поволжья развиваются на месте татарских городов. Но и среди этих центров выделяются размерами и значением несколько центральных городов.

    Города Поволжья были также крупными культурными центрами, где развивались литература и искусство, формировались общеразговорный и литературный языки.

    Золотоордынская цивилизация – яркая страница истории мировой культуры. В Джучиевом Улусе был создан пышный имперский стиль, впитавший в себя традиции многих народов, но не в хаотическом скоплении разнородных элементов, а в системе органично слитых явлений, перекрытых мощно звучавшими стилями и направлениями, разными в различные периоды существования государства. Кроме синкретичного фона домонгольских культур, некоторые из которых имели развитый образный язык, основанный на мусульманских (хорезмская, булгарская) и евразийских кочевых (кыпчаки, кимаки) традициях, в культуре Улуса Джучи нельзя не видеть центральноазиатских и дальневосточных элементов материальной и художественной культуры. Имперская культура Золотой Орды складывалась в результате творческой активности практически всех народов, входивших в состав государства, осваивая принесенный завоевателями на запад культурный репертуар. Наиболее ярко чингизидские традиции проявлялись в культурном круге социально престижных изделий, являвшихся принадлежностью и отличительной чертой военно-служилой знати – крою костюма, системе поясной гарнитуры, предметов оружия и конского снаряжения, других аксессуаров. Разумеется, полностью единой эта культура не была, поскольку изначально была строго социально ориентирована. Однако в начале XIV в., по мере роста городов в Улусе Джучи, прежде всего в Поволжье, здесь пышно распускается новая урбанистическая восточная средневековая культура, «культура поливных чаш и мозаичных панно на мечетях, арабских звездочетов, персидских стихов и мусульманской духовной учености, толкователей Корана, математиков и астрономов, изыскано тонкого орнамента и каллиграфии». Характерными чертами декоративно-прикладного искусства Золотой Орды являются орнаментальность, полихромность в использовании цветовой гаммы, наличие арабесковых мотивов и т.д.

    Появление большого количества городов в Дашт-и-Кыпчаке в XIII–ХIV вв. (сейчас их известно более ста) – явление уникальное в истории средневековья. Практически на пустом месте возникли не просто отдельные города, а целая область, ставшая центром яркой цивилизации, сочетавшей степную кочевническую и оседлую мусульманскую культуры. По образному выражению Г.А. Федорова-Давыдова, золотоордынские города периода расцвета «представляли смесь среднеазиатских мечетей и минаретов, изразцов и поливной посуды, деревянных срубов и кочевнических юрт». Несомненно, важнейшую роль в появлении и стремительном росте Сарая и других городов сыграла ханская власть. Возникнув как административно-политические центры, вокруг которых селилась аристократия, города довольно быстро стали местами, чья хозяйственная жизнь была связана с концентрацией, переработкой и перераспределением, стекавшихся со всех концов Орды продуктов и богатств. Обслуживание знати стало мощным импульсом бурного подъема экономической и культурной жизни в конце XIII – первой половине XIV в. в период наивысшего могущества правивших здесь ханов. Такая тесная связь с центральной властью, однако, стала для городской жизни гибельной. В условиях кризиса и разложения империи, города теряют постоянные источники притока сырья и богатств, начинают хиреть, а потом вообще приходят в упадок.

    Характерными элементами бытовой культуры золотоордынского города, яркой характеристикой всей золотоордынской культуры в целом, является посуда разнообразных форм. В домах можно было увидеть кувшины, чаши-пиалы, глубокие тарелки, бутыли и т.д. Для украшения посуды использовались многоцветные растительные, геометрические и зооморфные орнаменты.

    Во много благодаря этой яркой и выразительной бытовой культуре мы можем судить о пышности и богатстве, многоцветности городской жизни.

    * * *

    Исследование Н.Ф. Лисовой относится к числу наиболее востребованных специалистами как в области археологии, так и искусствоведения. Оно и создавалось на стыке этих дисциплин, что, надо полагать, послужило ему только на пользу. Несмотря на впечатляющие успехи в изучении культуры и искусства Золотой Орды, имеющиеся сегодня, огромные пласты этой культуры до сих пор остаются еще очень слабо исследованными. Причины тому ясны: в советскую эпоху ордынская тематика являлась если не запретной, то уж во всяком случае – маргинальной, как для археологов, так и искусствоведов. Несмотря на труды Г.А. Федорова-Давыдова, пробившего первую брешь в этом «заговоре молчания», и целую плеяду его талантливых учеников, золотоордынская тематика до сих пор остается весьма слабо разработанной. Орнаментика золотоордынской керамики – весьма интересная и выигрышная тема, лежавшая, казалось бы, на поверхности, однако долгие годы не находилось исследователя, который бы решился взяться за нее. И этих исследователей можно было понять: такая тема требовала большого и кропотливого труда, трудной работы по систематизации многочисленных элементов орнамента. Теперь такая работа проведена и можно проверить ее результаты. Уже одно это заставляет с глубоким уважением относиться к ученому, взявшемуся за такой труд.

    Представленное в виде монографии исследование орнаментов золотоордынской керамики, наверное, не лишено недостатков. Увлеченность автора (без которой, наверное, и невозможно было выполнить такую работу) иногда уводила его далеко от основной темы. Некоторые исходные посылки этой работы, безусловно, спорны. Но ведь бесспорных истин, пожалуй, не существует в науке вовсе. Эти спорные вопросы наверняка вызовут живую реакцию других исследователей и позволят скорее приблизиться к их решению.

    Книга Н.Ф. Лисовой будет полезна широкому кругу специалистов в области истории, археологии, искусствоведения, культурологи.

    В.Ю. Коваль, И.Л. Измайлов
     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСК