www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Воскресенье, 23 июля 2017, 09:54

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Археология / Серия «Археология евразийских степей» / Мухаметшин Д.Г. Татарские эпиграфические памятники
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Вопросы древней истории Волго-Камья  •  Очерки по археологии Татарстана  •  Археологические открытия в Татарстане: 2000 год  •  А.М.Губайдуллин. Фортификация городищ Волжской Булгарии  •  А.М.Губайдуллин. Фортификационный словарь  •  Из археологии Поволжья и Приуралья  •  Серия «Археология евразийских степей»  •  Археология и естественные науки Татарстана. Книга 3  •  Среднее Поволжье и Южный Урал: человек и природа в древности  •  Интеграция археологических и этнографических исследований  •  Археология и естественные науки Татарстана. Книга 4
Средневековая археология евразийских степей. Т.I  •  Средневековая археология евразийских степей. Т.II  •  Петренко А.Г. Становление и развитие основ животноводческой деятельности...  •  Марков В.Н. Нижнее Прикамье в ананьинскую эпоху  •  Чижевский А.А. Погребальные памятники населения Волго-Камья в финале бронзового – раннем железном веках  •  Мухаметшин Д.Г. Татарские эпиграфические памятники  •  Гришаков В.В., Зубов С.Э. Андреевский курган в системе археологических культур раннего железного века Восточной Европы  •  У истоков археологии Волго-Камья (к 150-летию открытия Ананьинского могильника)  •  Старостин П.Н. Рождественский V могильник  •  Древняя и средневековая археология Волго-Камья.  •  Урало-Поволжье в древности и средневековье  •  Болгарский Форум I  •  Форум «Идель – Алтай»  •  Никитина Т.Б. Погребальные памятники IX-XI вв. Ветлужско-Вятского междуречья  •  Лисова Н.Ф. Орнамент глазурованной посуды золотоордынских городов Нижнего Поволжья  •  Каримова Р.Р. Элементы убранства и аксессуары костюма кочевников Золотой Орды  •  Средневековая Евразия: симбиоз городов и степи  •  Безлюдовский клад Х в.: материалы и исследования

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Мухаметшин Д.Г. Татарские эпиграфические памятники
    Мухаметшин Д.Г. Татарские эпиграфические памятники. Региональные особенности и этнокультурные варианты. Серия «Археология евразийских степей». – Выпуск 6. – Казань: Институт истории АН РТ, 2008. – 132 с. илл.
     

    Мухаметшин Д.Г. Татарские эпиграфические памятники. Региональные особенности и этнокультурные варианты. Серия «Археология евразийских степей». – Выпуск 6. – Казань: Институт истории АН РТ, 2008. – 132 с. илл.

     

    Монография посвящена исследованию своеобразных источников по истории татарского народа – арабографическим эпиграфическим памятникам. В ней мемориальная эпиграфика рассматривается как составная часть большого историко-культурного и духовного наследия татарского народа. Исследование охватывает широкие хронологические рамки второй половины XIII – первой трети XX вв. Автор, классифицируя эпиграфические памятники, выявляет среди них признаки характерные для отдельных территорий и на этой основе выделяет их региональные варианты. Эпиграфические материалы показывают, что эти особенности носят этнокультурный характер.

     

    Книга рассчитана на историков-краеведов, музейных работников, специалистов по охране культурного наследия и всех тех, кто интересуется историей Татарстана и татарского народа.

     

    Содержание

     

    Введение

     

    Глава I. историография вопроса и история накопления источников

    Возникновение традиции

     

    Глава II. Типология и региональные особенности булгарских эпитафий XIII – первой половины XIV вв.

    Болгарский округ

    Кирменско-Джукетауский округ

    Восточный округ

    Северный округ

    Памятники второй половины ХIV в.

    Социально-историческая терминология на эпитафиях Булгарского улуса ХIII–ХIV вв.

     

    Глава III. Развитие татарской эпиграфики в ХV – первой половине ХVII вв. и ее региональные особенности

    Казанский регион

    Касимовский регион

    Северный (Каринский) регион

    Социально-историческая терминология на памятниках XV – первой половины XVII вв.

     

    Глава IV. Типология эпиграфических памятников второй половины XVII – первой четверти XX вв.

     

    Заключение

    Список использованных источников и литературы

    Принятые сокращения

     

    пРИЛОЖЕНИЯ

    Карты

    Приложение 1-1. Пункты распространения булгарcких эпиграфических памятников XIII–XIV вв.

    Приложение 1-2. Пункты распространения татарских эпиграфических памятников XV в.

    Приложение 1-2. Продолжение. Пункты распространения татарских эпиграфических памятников XVI – первой пол. XVII вв.

    Приложение 1-3. Пункты распространения татарских эпиграфических памятников второй половины XVII – XVIII вв.

    Приложение 1-4. Список зарегистрированных эпиграфических памятников XIX – начала XX вв.

    Приложение 2-1. Сводная таблица эпиграфических памятников с Болгарского городища

    Приложение 2-2. Эпиграфические памятники XIII–XIV вв. Закамье

    Приложение 2-3. Эпиграфические памятники XIII–XIV вв. Заказанье

    Приложение 2-4. Эпиграфические памятники XIII–XIV вв. Предволжье

    Приложение 2-5. Эпиграфические памятники XV в.

    Приложение 2-6. Сводная таблица эпиграфических памятников первой половины XVI в.

    Приложение 2-7. Сводная таблица эпиграфических памятников XVII – первой половины XVIII вв.

    Приложение 3-1. Титулатура на булгарских эпиграфических памятниках XIII–XIV вв.

    Приложение 3-2. Титулатура на татарских эпиграфических памятниках XV – первой половины XVII вв.

    Приложение 3-3. Термины родства на эпиграфических памятниках XV – первой половины XVII вв.

    Приложение 3-4. Титулатура на татарских эпиграфических памятниках XVII – первой половины XVIII вв.

    Приложение 3-5. Этнонимы на татарских эпиграфических памятниках XVII–XVIII вв.

    Приложение 3-6. Титулатура на татарских эпиграфических памятниках второй половины XVIII – начала XX вв.

    Приложение 4. Позиционная расстановка структурных компонентов текста булгаро-татарских эпиграфических памятников XIII – начала XX вв.

    Гистограммы

    Рисунки

    Summary

    Contents

     

     

    Введение

     

    В серии памятников Волжской Булгарии XIII–XIV вв., Казанского ханства XV–XVI вв. и татарских памятников XVI – первой четверти XX вв. особое место занимают намогильные памятники, имеющие надписи и своеобразный орнамент и известные в науке под названием булгаро-татарских эпиграфических памятников. Они представляют собой уникальные источники по истории булгарского и татарского народов. Эпиграфические памятники воплотили в себе ряд преимуществ письменных и вещественных источников. Как вещественные (археологические) они оригинальны и не имеют в себе позднейших наслоений, как письменные дают разностороннюю информацию исторического, социально-политического, этнического и культурного характера, что в археологических памятниках отражается весьма слабо. Исследование эпиграфических памятников, в основном, проводилось с позиции языка. Нужно отметить работы Х.Фаизханова (1869), Н.И.Ашмарина (1902), И.А.Андреева (1956), М.З.Закиева (1978), И.Беньцинга (1959), А.Рона-Таша, И.Фодора (1973), Ф.С.Хакимзянова (1987, 1978), М.И.Ахмезянова (1983, 1998) и др., посвященных языку булгаро-татарских эпитафий. Если во второй половине XIV в. устанавливается единый язык эпитафий – татарский с включением некоторых канонических компонентов на арабском языке, то язык эпитафий II группы XIII – I пол. XIV вв. до сегодняшнего дня остается предметом острых дискуссий. Отдельные исследователи считают язык эпитафий специальным языком, употребляющимся для ритуальных целей (Г.В.Юсупов), не исключается возможность его употребления ранее и в коммуникационных целях (Ф.С.Хакимзянов). Часть языковедов считают язык булгарских эпитафий живым разговорным языком, и связывает язык эпитафий с определенным их носителем – чувашами (Н.И.Ашмарин, И.А.Андреев). А.Г.Мухамадиев полагает, что в языке булгарских эпитафий отражается хазарский язык.

     

    Имеются отдельные исследования, где эпиграфические памятники XIII–XVIII вв. привлекались как материалы по исследованию орнаментики и искусства булгарского и татарского народов. (Корнилов, 1929, Дульский, 1929, Валеев, 1969, 1970, 1975, 1984, Червонная, 1991, 2000).

     

    В работах известного эпиграфиста Г.В.Юсупова и археолога Н.Ф.Калинина исследование эпиграфических памятников увязывалось с проблемой происхождения татарского народа.

     

    Была высказана мысль о принадлежности булгарских памятников «месельманам» т.е. чувашам, принявшим ислам (М.З.Закиев, Кузьмин-Юманади).

     

    В данной работе эпиграфические памятники исследуются как историко-культурный источник. В таком плане они изучаются впервые.

     

    Актуальность темы определяется тем, что эпиграфические памятники связаны с конкретным историческим населенным пунктом и являются составной частью историко-культурного комплекса. В этом плане интересные результаты может дать комплексное изучение булгарских памятников в связи с археологическими памятниками-городищами и селищами, а также административными единицами и крупными населенными пунктами в более поздний период. Концентрация эпиграфических памятников явно указывает на значимость данного населенного пункта. К сожалению, при изучении эпиграфических памятников это не учитывалось.

     

    Имеется ряд нерешенных проблем, связанных с региональными особенностями эпитафий, которые в значительной степени нарушают стройную классификацию булгарских эпитафий, разработанную Н.Ф.Калининым и Г.В.Юсуповым. Типологические разнообразия памятников более позднего времени в различных регионах также требуют своего объяснения.

     

    На эпиграфических памятниках XIII – первой трети XX вв. фиксируется ряд терминов исторического и социального характера. Они являются дополнительным, хорошо датированным источником по истории Татарстана. К сожалению, намогильные памятники интенсивно разрушаются, перемещаются со своего местонахождения, используются в хозяйственных целях, а памятники, находящиеся вне музеев и вне территории современных кладбищ, находятся на грани исчезновения.

     

    Объектом исследования являются татарские намогильные памятники второй половины XIII – первой трети XX вв. Они расположены на многочисленных древних и современных кладбищах на территории Татарстана, соседних республик и областей. Значительная коллекция эпитафий хранится в фондах Болгарского, Билярского, Иски-Казанского музеев-заповедников, в Национальном музее РТ, в Музее изобразительных искусств РТ, Чистопольском, Тетюшском музеях РТ, в ГИМе (Москва), в Ульяновском областном краеведческом музее и Национальном музее Чувашской республики. В работе были использованы полевые дневники и другие архивные материалы эпиграфиста Г.В.Юсупова, хранящиеся в Хранилище рукописей ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ.

     

    Классификация эпиграфических памятников проводилась по формальным признакам (типологическая классификация), по территориям (региональная классификация). Она имеет целью углубленное изучение исторических источников, а также служит как одна из предпосылок многоаспектной классификации эпитафий. При изучении материалов применялись сравнительно-типологический метод, статистический метод и др.

     

    Наша методика классификации памятников дает возможность достаточно точно датировать дефектные памятники с несохранившимися и отсутствующими датами.

     

    Автором впервые предпринята попытка новой классификации булгаро-татарских эпиграфических памятников XIII – первой трети XX вв. на территориально-хронологической основе. В научный оборот вводятся объемные, надежно датированные исторические источники, причем значительная часть их составляет непосредственное исследование автора. Эпиграфические памятники предстают как составная часть огромного историко-культурного и духовного наследия татарского народа.

     

    Практическая значимость работы определяется возможностью использования результатов работы для написания обобщающих работ по истории татарского народа, истории Татарстана и учебных пособий краеведческого характера. Часть памятников может быть использована в экспозициях музеев, выставках для популяризации историко-краеведческих знаний.

     

    Научная апробация отдельных положений работы была изложена в двух монографиях (1987, 2000), более чем в 20 публикациях, на международных, Всероссийских, региональных конференциях. По проекту автора в Севернем мавзолее Болгарского городища создана экспозиция «Эпиграфические памятники Болгара».

     

    В ходе работы над книгой автор совершил ряд экспедиций по булгаро-татарским кладбищам, где были исследованы известные и открыты новые эпиграфические памятники, обработана коллекция более 170 эпитафий Болгарского городища, большая часть которых выявлена или собрана автором. Были осмотрены и изучены также памятники, хранящиеся в Национальном музее РТ, в Музее изобразительного искусства РТ, Чистопольском, Тетюшском музеях. В общей сложности изучено и классифицировано около 900 эпиграфических памятников XIII – первой трети ХХ вв. Эта цифра не является окончательной. Во-первых, в подсчет вошла только обнаруженная небольшая часть памятников, зафиксированных при Петре I в Болгарах. Во-вторых, в Болгарах и других местах ежегодно выявляются все новые и новые памятники. В-третьих, прежними исследователями, в частности, языковедами, учитывались только те памятники, на которых сохранились тексты. В-четвертых, в фондах Нацио­нального музея РТ и в архиве ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ имеются сами памятники или их фотографии и эстампажи, место происхождения которых установить не удалось. Поэтому количество памятников фактически значительно больше. В связи с неизученностью эпитафий конца XVIII – начала ХХ вв. в эту категорию вошли только в той или иной мере опубликованные или изученные самим автором на месте нахождения памятников.

     

    Автор в своей работе попытался максимально полно выявить сохранившиеся булгаро-татарские эпиграфические памятники XIII – первой трети XX вв.

     

    – классифицировать их по хронологическому, региональному, типологическому, текстологическому принципам и на этой основе выявить локальные варианты эпитафий.

     

    – установить связи локальных вариантов эпитафий с конкретными княжествами или другими административными единицами Волжской Булгарии, Казанского ханства и более позднего времени.

     

    – выявить закономерности распространения булгаро-татарских эпиграфических памятников второй половины XIII – первой четверти ХХ веков и на этой основе показать расселение булгарского, татарского народов.

     

    Summary

     

    The monograph of Muhammetshin’s D.G. “Tatar epigraphical monuments. Regional features and ethnocultural variants” is devoted to study of original monuments of a cultural heritage of the Tatar people of the XIII – first third of XX centuries – Arab epigraphical monuments. The appearance of tradition of an establishment of the tombstones in the Middle Volga region is related with social-political and ethnocultural changes that happened in the Middle of XIII century in the Middle Volga region. Former Bulgaria of the Volga and other settled regions like Khorezm, the Crimea and Deshti Kipchak were part of anew formed empire the Golden Horde. First town Bulgaria changed into chief capital of the Golden Horde. Migration of a great deal of a Turkic tribes, official adoption of Islam by Khan Berke, further consolidation of connection with Khorezm were catalyst in the beginning of tradition of establishment of the tombstones. Originality, shape, design, language of monuments allow to speak about several roots of advent tradition. We can feel genetic connection between orkhono-yenisey inscriptions and Tatar epitaphs.

     

    The names of gravestones in the shape of kabr, ziyarat, baluk, lauha, bitik, galyamat on epigraphical monuments reflect a different tradition’s root of Tatar tomb monuments like a Turkic, Moslem and pagan. Ethnocultural features of regions are brought by professional carvers and penmen without breaking traditions. These features are more brightly shown in peripheral areas, leveled in Bulgaria and other large cities.

     

    During some periods of a social and economic and political life of the Gold Horde in XIII–XIV centuries and the Tatar society of XV–XX centuries there was a unified style of epigraphical monuments in all territory of distribution of the tombstones, described a unified type of the script, structure of the text and figuration. Undoubtedly stylish headstones are work of professionals. Architectural ways which are mutual for monuments of Bulgarian architecture and epigraphical monuments, calligraphy and Koranical poetry show that epigraphical monuments are component of Tatar town culture.

     

    The study of the text of terse epigraphy shows a great role of the Koran and Arabic language in ideological life of Tatar society. Calligraphy in combination with ornamental pattern in the form of arch, hangers and other different elements of setting attained artistic perfection. Some epigraphic monuments may be valued as high work of a noble Islamic art that is so typical of Moslem East.

     

    Epigraphical monuments give a substantial material in title, social ethnic term in the XIII–XVIII centuries. They also are a source in study an important problems like appearance a big historical centers, rising the Tatar auls and as well as migration and settling of Tatar nation. The materials of epigraphy show several movements of population that happened during the XIV – first half of the XVIII centuries.

     

    In the XVII–XVIII centuries we can observe composition of design of epitaph of certain types in some regions. And this phenomenon continues also in the XIX century. Variety of different types in the XIX – first third of the XX centuries happened because of wide public of dilettantish (unprofessional) penmen and wood carvers. In the work of masters of the Kazan Territory we can see maintenance of single standard of stone engraving: shape, figuration, calligraphy, structure of text and so on. Originated during the XIX – first third of the XX centuries the unified style was broken with beginning of October revolution and setting of atheistic ideology. In eightieth of XX century in post-soviet society we can see revival of abortive tradition of carved epigraphical stones.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ