www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Воскресенье, 22 октября 2017, 12:49

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Этногенез и культура татар / Суслова С.В. История костюма тюркских народов (этнографическое исследование татарской народной одежды)
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Р.К.Уразманова. Обряды и праздники татар Поволжья и Урала (Годовой цикл. XIX–нач. XX вв.)  •  Cибирские татары  •  Этнополитическая история татар в VI – первой четверти XV в.  •  С.В.Суслова, Р.Г.Мухамедова. Народный костюм татар Поволжья и Урала (середина XIX–начало ХХ вв.)  •  Д.М.Исхаков. Татары. Краткая этническая история  •  Ф.Ш.Сафина. Ткачество татар Поволжья и Урала  •  Татары и Татарстан в XX – начале XXI веков (этностатистика)  •  Д.М.Исхаков. От средневековых татар к татарам нового времени  •  Этнотерриториальные группы татар Поволжья и Урала и вопросы их формирования  •  Атлас «Тартарика. Этнография»  •  Халиков Н.А. Хозяйство татар Поволжья и Урала (середина XIX - начало ХХ вв.)  •  Р.К. Уразманова. Быт нефтяников-татар юго-востока Татарстана  •  Этнография татарского народа  •  Tatars  •  М.И.Ахметзянов, Ф.Л.Шарифуллина. Касимовские татары (по генеалогическим и этнографическим материалам)  •  Татары  •  Серия «Этнологические исследования в Татарстане»  •  Суслова С.В. История костюма тюркских народов (этнографическое исследование татарской народной одежды)  •  Мухаметшин Ю.Г., Халиков Н.А. Усадьба тюркских народов: сельское жилище татар Поволжья и Урала (конец XIX – начало XX вв.)  •  Уразманова Р.К. Праздничная культура и культура праздников татар. XIX – нач. XXI вв.  •  Исхаков Д.М. Между Булгаром и Казанью  •  Исхаков Д.М. Историческая демография татар  •  Уразманова Р.К., Габдрахманова Г.Ф., Завгарова Ф.Х., Мухаметзянова А.Р. Мусульманский культ святых у татар: образы и смыслы  •  История и культура сибирских татар (с древнейших времен до начала XXI века)  •  Уразманова Р.К. Праздничная культура и культура праздников татар. XIX – нач. XXI вв.

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Суслова С.В. История костюма тюркских народов (этнографическое исследование татарской народной одежды)
    Астана: Издательство «Сарыарка», 2011. – 286 с.
     

    Суслова С.В. История костюма тюркских народов (этнографическое исследование татарской народной одежды). – Астана: Издательство «Сарыарка», 2011. – 286 с.

    ISBN 978-601-7340-15-5

    Настоящее исследование посвящено истории формирования народного костюма волго-уральских татар, особенностям генезиса его этнорегиональных комплексов (казанских, мишарей, кряшен). В работе представлена и научно обоснована визуально-художественная реконструкция утраченных донациональных и ряда средневековых форм костюма; исследованы причины и пути формирования общенационального татарского костюма; выявлены современные тенденции его трансформации. Основным источником явились типологические и картографические материалы по народному костюму близко родственных сибирских, астраханских, крымских татар и других тюркских, а также финно-угорских и славянских этносов Евразии. Монография представляет интерес для углубленного изучения этнической истории культуры татарского народа специалистами смежных дисциплин (истории, археологии, лингвистики, искусствоведения, фольклористики).

    СОДЕРЖАНИЕ

    ПРЕДИСЛОВИЕ 5
    ВВЕДЕНИЕ 11

    ГЛАВА I. ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ 21
    1. Полевые экспедиционные материалы 22
    2. Музейные коллекции 24
    3. Письменные источники и литература 44
    4. Изобразительные материалы 76

    ГЛАВА II. ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ ТАТАР ПОВОЛЖЬЯ И УРАЛА ПО ДАННЫМ НАРОДНОГОКОСТЮМА 79
    1. Традиционный костюм как этнокультурный комплекс 80
    2. Этнокультурное районирование татар Поволжья и Урала по данным народного костюма. Середина XIX в. 89
    2.1. Этнотерриториальные комплексы одежды 96
    2.2. Этнотерриториальные комплексы женских украшений 101
    2.3. Ареалообразующие костюмные комплексы 105

    ГЛАВА III. ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ВОЛГО-УРАЛЬСКИХ ТАТАР ПО МАТЕРИАЛАМ НАРОДНОГО КОСТЮМА: КОМПОНЕНТНЫЙ АНАЛИЗ 131
    1. Конструкция (покрой) нижней и верхней одежды 132
    2. Головные уборы 135
    3. Обувь 144
    4. Украшения 147

    ГЛАВА IV. ВОПРОСЫ ГЕНЕЗИСА АРЕАЛООБРАЗУЮЩИХ КОСТЮМНЫХ КОМПЛЕКСОВ ВОЛГОУРАЛЬСКИХ ТАТАР 181
    1. Генезис КК Центрального этнокультурного ареала 182
    2. Генезис КК Западного этнокультурного ареала 195
    3. Генезис КК Восточного этнокультурного ареала 201
    4. Общенациональный татарский костюм: тенденции исторической трансформации 206

    ГЛАВА V. ВИЗУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ КОСТЮМА: СИНХРОННЫЕ И ДИАХРОННЫЕ АСПЕКТЫ 225
    1. Опыт синхронной реконструкции донациональных этнолокальных вариантов костюма. Середина XIX в. 226
    2. Опыт диахронной археолого-этнографической реконструкции ХIV-ХVI вв. 234

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ 263
    СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ 270

    ВВЕДЕНИЕ

    Татары, проживающие в Волго-уральском регионе России – основной территории их расселения, имеют сложную этническую структуру. Наиболее многочисленнуго группу волго-уральских татар представляют собой казанские татары, издавна являющиеся референтным субэтносом, вокруг которого шла консолидация татарской этнической общности. Другими самобытными субъэтническими группами являются татары-мишари и касимовские татары. Особую субконфессиональную группу представляют собой крещеные татары (кряшены).

    Народный костюм (одежда и украшения) – сложная структура, включающая многочислениые типы верхней и нижней одежды, головных уборов, обуви, украшений.(1) Формирование традиционного костюма волго-уральских татар связано с использованием продукции целого комплекса различных видов народного декоративно-прикладного творчества, формирующих его ансамбль. Специфические потребности татарского населения в тканях и других материалах для изготовления одежды складывались в течение долгого времени и под воздействием многих факторов – природно-климатических, исторических, этнических, социально-экономических.

    В традиционном обшестве костюм, как известно, выполнял множество важнейших функций: биологические, социальные, сакральные, эстетические и др. Эти взаимосвязанные функций являются предметом исследования многих гуманитарных дисциплин, сформировавших свои собственные методологию и методику исследования – археология, искусствоведение, культурология, этнология и др.
    На современном этапе развития науки традиционный костюм фактически представляет собой особый объект междисциплинарных изысканий – этнокостюмологию.(2) Основные принципы этнокостюмологии – комплексный междисциплинарный подход к изучению костюма как многофункциональной системы, учет особенностей мировоззрения этнической общности, рассмотрение всех аспектов функционирования костюма в традициониом обществе – позволяют выявить основные закономерности его формирования.

    В современной этнологии традиционный костюм рассматривается как уникальный историко-этнографический источник, своеобразный «текст этнической культуры», который может быть исследован и интерпретирован с помощью традиционных методов этнографии при использовании методов ряда смежных дисциплин, в частности, археологии. Костюм, благодаря богатству своего информационного поля, является одним из важнейших источников этноархеологии – нового научного направления, возникшего в результате интеграции археологии и этнографии в XX в. Этноархеология решает круг проблем по генезису и динамике общества и культуры разных хронологических периодов на основе сопряжения археологического и этнографического видения этих проблем.(3) Именно в рамках этноархеологических (диахронных) подходов наиболее продуктивно исследовать вопросы формирования костюма, генезис его территориальных, возрастных, этноконфессиональных комплексов, а также отдельных типов одежды, головных уборов и элементов декора. Рамки этноархеологии позволяют достаточно эффективно решать вопросы, связанные с реконструкцией ранних этнографических и древних форм костюма. Характер реконструкции зависит от степени сохранности артефактов, количества и качества дополнительных источников (археологических, этнографических, письменных, изобразительных и т.д.). Известный культуролог З.В.Доде, основываясь на характере и количестве источников, выделяет три возможных типа реконструкции костюма: (4) аутентичная, соответствующая подлиннику, полностью основанная на артефактах, аподиктическая, достоверная, основанная на совокупном комплексе источников при отсутствии артефактов. гипотетическая, недостоверная: при отсутствии системообразующей основы костюма (одежды) и абсолютно достоверных источников.

    Традиционная одежда волго-уральских татар, её этнотерриториальные комплексы формировались в русле культурогенеза, сложного, протяженного во времени и пространстве процесса. Культурогенез позволяет рассматривать объект в контексте этнокультурной динамики от «условно» начального момента формирования до заключительного этапа складывания народной культуры в результате диахронного и синхронного взаимодействия. Как полагают исследователи, и мы не можем с этим не согласиться, «на диахронном уровне передаются взаимодействующие между собой моноэтнические традиции».(5) При этом часто бывает сложно отделить и датировать временные напластования, ибо традиции сохраняются, развиваются и передаются из поколения в поколение с глубокой древности. Например, этноспецифические «миндалевидные» серьги казанских татар с многочисленными шумящими подвесками через Казанское, Сибирское ханства и Волжскую Булгарию своими корнями уходят, с одной стороны, к древним финским «шумящим» подвескам, широко распространенным у народов края в прошлом, а с другой – к сарматским памятникам культуры.

    На синхронном уровне культурогенеза происходит трансформация полиэтнических инноваций (6) Так, в комплексе полиэтнического взаимодействия в донациональный ранний средневековый период истории волго-уральских татар выделяются несколько основных компонентов: местный (автохтонные финно-угорские и ранние тюркские культуры), привнесенный (тюрко-монгольские. центрально-азиатские культуры). Менее значительным является привнесенный славяно-русский компонент.

    При анализе материала и осмыслении ряда теоретических вопросов в качестве методологической посылки мы исходили из общих законов развития этноса и этнической культуры, ее свойств и выполняемых ею функций. В частности, большое значение имело положение о том, что этнотерриториальные этнические группы в составе того или иного народа являются обычной нормой функционирования этносов, а их формирование, развитие происходит в непрерывной связи с историей этнической общности. При этом процесс видится в его целостности, в его специфической организованности.

    На протяжении исторического развития традиционная одежда, как и вся культура народа в целом, выработала структурно-организованную систему: ее нельзя представлять как простую сумму элементов, распространенных среди различных групп этноса. Территориальные разновидности традиционной одежды изучаются не в отрыве от общей (единой) и более сложной системы, а на ее фоне.

    В зависимости от характера и степени интенсивности связей между территориальными группами этот принцип принимает конкретные различные формы. Так, на основе общих признаков традиционной одежды несколько сравнительно мелких единиц могут объединяться в одну, более крупную единицу, и, наоборот, сравнительно мелкие единицы по своим частным (местным) различиям выделяются и противопоставляются одна другой. Несовпадение территории распространения частного факта с признаками общего этнографического явления свидетельствует о различных процессах внутреннего развития этноса и его культуры и имеет свое объяснение: либо такие частные факты в системе народной одежды отражают пережитки костюма древних полиэтнических образований, либо, наоборот, они сложились под воздействием территориальной, религиозной обособленности или новообразований.

    Важнейшим законом развития народной культуры в целом, как и отдельных ее сторон, является, как известно, закон традиции и модернизации народной культуры. Когда при ретроспективном анализе элементов татарского народного костюма на разных хронологических срезах выявляются типологически близкие явления, это не простое совпадение или перечень отдельных конкретных связей. Здесь налицо механизм действия вышеназванного закона. Одна из важнейших сторон его заключается в моменте преемственности, удержания и усвоения прежде выработанных культурных ценностей,(7) что осуществляется благодаря уникальной способности традиции варьировать.(8) Локальные варианты традиции создаются как за счет параллельных процессов, протекающих по сходным закономерностям, так и за счет сближения разных по происхождению форм, то есть замены каких-то элементов стереотипа сходным, способным выполнять те же функции.

    Динамика развития народной культуры, как известно, заключается в постоянной борьбе установившихся, унаследованных от прошлого традиции с зарождающимися в культуре новыми явлениями.(9) Поэтому, систематизируя и анализируя материалы татарской одежды, мы старались, по возможности, дифференцировать традиционные элементы, несущие основную этническую нагрузку от неустойчивых новаций (вроде заимствований, моды), которые при определенных социальных условиях могут эту устойчивость приобрести и превратиться в инновацию или же бесследно исчезнуть. В процессе взаимодействия традиции и инноваций в историческом контексте этнокультурный синтез выразился в формах костюма, иллюстрирующих общность корней и судеб народов волго-уральского региона. В Волго-Уральском регионе сложился во многом единый комплекс костюма (особенно в его сельских вариациях), включающий различные общие для народов региона этнические пласты.

    Чтобы понять суть народной культуры или отдельных ее сторон, в том числе традиционного костюма, недостаточно рассматривать ее только в свете закона традиции и обновления культуры, «необходимо представить себе ее движение и развертывание в пространстве, на территории» (10), то есть известное этнографам явление культурной непрерывности. Явление культурной непрерывности дает возможность объяснить многие факты и отдельные выводы предпринятого исследования, в частности, несовпадение распространения некоторых специфических элементов народной одежды с ареалами этноса или отдельных его структурных подразделений. В связи с тенденцией к культурной непрерывности в силу взаимодействия культур, а также определенной культурной конвергентности, достаточно сложным представляется вопрос о выделении этнически специфических явлений в костюме исследуемого этноса. При этом мы придерживались высказанной в теоретической литературе точки зрения о том, что специфическими явлениями той или иной этнической общности следует считать черты, отличающие ее в первую очередь от общностей, с которыми она находится в сравнительно постоянных контактах.(11)

    Фундаментальное этнорегиональное исследование народной одежды и украшений татар Поволжья и Урала началось в Татарстане в 70-е XX столетия в рамках сбора информации и подготовки к изданию Историко-этнографического атласа татарского народа. Составление национальных и региональных историко-этнографических атласов представляет собой трудоемкое, но важное и весьма перспективное звено в комплексе современных историко-этнографических исследований. Их основная цель заключается в создании обширного и репрезентативного, с научной точки зрения, корпуса источников, способного в значительной степени приблизиться к решению важнейших проблем исторической науки: истории культуры, этногенеза и этнической истории народов, современных этнокультурных процессов. Только в 2000 году эта работа была завершена и опубликована в виде очередного тома Историко-этнографического атласа татарского народа.(12) Монография является логическим продолжением историко-этнографических исследований в области народной одежды татар на основе этого репрезентативного корпуса источников.

    В настоящее время историки, этнологи, искусствоведы Татарстана активно разрабатывают проблемы этнической и этнокультурной истории народа. Это неслучайно и совершенно обоснованно, поскольку сейчас открылись реальные возможности выйти из-под влияния долго фуккционирующей в обществе и активно пропагандируемой учеными концепции прямой и, можно сказать, исключителыю булгаро-татарской этнической (нередко этноязыковой) и культурной преемственности. Эта гипертрофированная идея превалировала и в исследованиях, связанных с изучением народного костюма, его отдельных составляющих категорий. Между тем, концепция не может быть доказанной до тех пор, пока семь столетнй между культурой домонгольской Булгарии и татарской культурой XIX-XX веков не будут заполнены конкретным материалом, связанным с этнокультурными традициями Золотой Орды, Казанского ханства и других тюрко-татарских государственных объединений средневековья.

    Одинаково детальное изучение народного костюма на всем протяжении его формирования в силу состояния источников невозможно. Однако следует подчеркнуть, что имеющийся в распоряжении автора корпус источников середины XIX – начала XX вв., безусловно, содержит в себе реальный материал этнокультурных напластований хронологически предшествующих эпох. При структурно-типологическом подходе к его анализу и ретроспективном анализе археологических, ранних архивных и литературных источников пределы достоверности могут быть отодвинуты до XIX-XX вв., а по отдельным категориям костюма, в частности, металлическим украшениям, и к более раннему времени. Не случайно, поэтому, в работе особое внимание уделено историко-генетической интерпретации этноспецифических типов металлических женских украшений. В этнографической литературе традициоиные женские украшения долгое время рассматривались в одном аспекте: как дополнительный аргумент в связи с решением вопросов, связанных с анализом традиционной одежды, чем принижалась их роль как самостоятельного источника, затушевывались закономерности их временных и территориальных изменений.(13) Такой подход к анализу украшений, тем не менее, является одним из важнейших аспектов исследования, ибо между одеждой и украшениями, как увидим и на примере волго-уральских татар, нередко действительно существует тесная связь (и порою генетическая), порождающая множество общих черт в их развитии.(14) Однако, специальные историко-этнографические, искусствоведческие исследования отечественных и зарубежных авторов (Г.П. Васильева,(15) А.Ю.Заднепровская,(16) М.Г.Крамаровский,(17) Е.Ю.Смирнова,(18) Г.Ф.Валеева-Сулейманова,(19) С.В.Суслова,(20) Н.С.Сычова,(21) Л.А.Чвырь,(22) М.Воуеr,(23) I.Lehtinen (24) и др.) показали, что металлические украшения представляют собой особую категорию этнических культур. В силу «нетленности» и ёмкости заключающейся в ней научной информации (технико-технологические параметры, орнамент, конструкция и форма изделий) она представляет собой важный историко-этнографический источник, позволяющий достаточно обоснованно иллюстрироватъ этапы этнической истории народа: древние и средневековые этнические процессы, ранние и поздние этнокультурные взаимосвязи. В монографии, как и в наших предыдущих работах, предпринимается попытка использовать информативные возможности украшений как самостоятельного источника.

    Народный костюм следует рассматривать как один из важнейших источников изучения этнической истории татар и истории их культуры, внутриэтнических и межэтнических взаимосвязей. Синхронный и диахронный кросскультурный анализ этноспецифических элементов костюма позволяет выявить древние формы костюма, близкие к «условно исходным» (общетюркским), формы, появившиеся в процессе эволюции костюма и прогнозировать тендендии дальнейшей трансформации. Только поняв эволюцию костюма и историю его изменений в определенные исторические периоды, можно раскрыть его связь с этнической историей народа. Понять эту связь представляется возможным благодаря изучению и тщательному анализу внутриэтнических (в узком и широком смысле) этнокультурных взаимосвязей волго-уральских татар. При этом анализ внутриэтнических взаимосвязей в «узком смысле» представляет собой и понимается автором как компонентный типологический анализ форм костюма внутри этноструктурных подразделений волго-уральских татар (казанских, касимовских, мишарей, кряшен) с целью выявления степени близости этих взаимосвязей. Анализ внутриэтнических взаимосвязей в «широком смысле» с той же целью означает идентичное кросскультурное сравнительное изучение форм народного костюма волго-уральских, астраханских, сибирских, отчасти, и крымских татар, имеющих общие страницы в их этнической истории и этногенезе. Эта связь не может быть установлена и без тщательного анализа этнокультурного взаимодействия волго-уральских татар с другими (тюркскими, монгольскими, финно-угорскими, славянскими) этносами Волго-Уральского региона и, в целом, Евразии. Эволюция татарского костюма, в частности, формирование к середине XIX в. этнотерриториальных комплексов, тесно связана с конфессиональными ориентациями их носителей (ислам, христианство, язычество). Эта проблема в определенной мере также нашла свое отражение в монографии.

    В соответствии с характером источниковой базы в центре внимания исследователя находится период середины XIX – начала XX вв. – времени активного функционирования волго-уральских татар как этноса и одновременно достаточно устойчивого бытования традиционных этнотерриториальных комплексов костюма. Особое внимание уделяется рубежу ХIХ-ХХ вв. – времени формирования общенациональных форм татарского костюма. В процессе диахронного анализа нижняя хронологическая отметка нередко отодвигается к более ранним этапам этнической истории. Это XVI век – начальный период функционирования волго-уральских татар как самостоятельной этнической общности (25) и еще более ранние периоды – периоды Волжской Булгарии, Золотой Орды, Казанского ханства. Верхняя граница восходит к рубежу XX–XXI столетий – времени новых современных тенденций в трансформации национального костюма.

    Приоритетными целями исследования является, во-первых, выявление региональной специфики этнокультурного содержания и генезиса народного костюма волго-уральских татар, во-вторых, обоснование с историко-этнографических позиций положения о том, что формирование татарского народного костюма, как и традиционного костюма любого другого этноса, является отражением процесса формирования самого этноса. Обозначенные цели исследования потребуют решения следующих взаимосвязанных задач:
    - обосновать репрезентативность источниковой базы;
    - провести этнокультурное районирование волго-уральских татар по материалам народного костюма;
    - выявить этнотерриториальные, этноконфессиональные костюмные комплексы;
    - дать историко-генетическую интерпретацию выявленным костюмным комплексам: исследовать генезис основных этноспецифических типов головных уборов, покроя верхней и нижней одежды, обуви, украшений и, по возможности, традиционных видов декора (вышивки, золотного шитья, художественного ткачества и др.);
    - показать на материалах народного костюма этнокультурное взаимодействие волго-уральских татар с народами волго-уральского региона и, в целом, Евразии: тюркскими, финно-угорскими, монгольскими, славянскими этносами;
    - исследовать этнокультурные взаимосвязи волго-уральских, сибирских, астраханских, отчасти, и крымских татар и, по возможности, определить их стратиграфию;
    - осуществить попытку научной визуально-художественной реконструкции ранних (донациональных), а также средневековых форм костюма;
    - исследовать причины и пути формирования общенационального татарского костюма;
    - выявить современные тенденции его трансформации.

    В ходе работы со всей совокупностью источников автором использованы традиционные методы историко-этнографических исследований: 1) историко-генетический, в сочетании с ретроспективным анализом и реконструкцией (диахронный); 2) сравнительно-исторический, включая сравнительно-географический и сравнительно-хронологический (синхронный); 3) картографический. Базовой основой применения названных методов является структурно-типологический (компонентный и комплексный) – кросскультурный анализ. Междисциплинарный характер некоторых разделов работы обусловил обращение к методам и понятийному аппарату смежных дисциплин, прежде всего археологии. В самом общем виде методологической основой работы является принцип историзма.

    В современных историко-этнографических исследованиях одним из приоритетных аспектов изучения народной культуры, как известно, является этнорегиональный аспект, позволяющий выявить особенности формирования и функционирования народной культуры у различных этнотерриториальных, этноструктурных подразделений этноса, что является необходимым важнейшим условием полноценного изучения и истории формирования традиционного костюма. Этнорегиональный аспект, как известно, позволяет установить основные направления этнокультурных взаимодействий и причины их изменений, выявить специфику региональных этнокультурных контактов, определить характерные особенности этнокультурного взаимодействия в переходных зонах, а также понять степень влияния основных цивилизационных центров на формирование этнической культуры. Именно региональный подход. основанный на этнокультурном районировании элементов традиционного татарского костюма, является ведущим в настоящей монографии. Этот подход предполагает системное и комплексное использование региональных историко-этнографических источников, типологию основных категорий костюма (верхняя и нижняя одежда, головные уборы, обувь, украшения, декор), картографирование выделенных типов и региональных комплексов костюма и их историко-генетическую интерпретацию.

    Исследование призвано внести вклад не только в сферу знаний, непосредствено связанных с историей формирования этнотерриториальных комплексов костюма волго-уральских татар, но, отчасти, и костюма татар сибирских, астраханских и крымских. Более того, привлеченный здесь широкий круг историко-этнографических источников поможет ответить на многие вопросы, связанные и с историей формирования общенационального костюма татар, и с проблемой реконструкции сложных этнических процессов, в которые были вовлечены волго-уральские татары в процессе формирования их как этноса.

    Считаю своим долгом высказать глубочайшую признательность всем, кто, так или иначе, способствовал подготовке исследования к изданию. Это многочисленные информаторы, милые татарские бабушки и дедушки, благодаря природному уму и памяти которых нам удалось собрать уникальные полевые материалы. Это директора и научные сотрудники многочисленных музеев России и Украины (Крым), которые помогли ознакомиться и зафиксировать все, интересующие нас материалы. Особую благодарность хочется выразить Е. Н. Котовой, одному из ведущих этнографов РЭМ (Санкт-Петербург) и М. К. Завьяловой – заслуженному работнику культуры РТ, ведущему сотруднику НМ РТ (Казань) за их профессиональное понимание важности исследования и неоднократное участие в решении наших многочисленных проблем.

    Искренне благодарна уважаемым коллегам – Р.Г.Мухамедовой, моему соавтору по тому «Одежда» историко-этнографического атласа татарского народа,   Ю.Г.Мухаметшину   , А.-А. Рорлих, профессору Калифорнийского университета за предоставленную возможность использования в исследовании их архивных материалов, а также Л.Н. Дониной за неоценимую помощь, оказанную в период технической подготовки книги к изданию.
    Основной объем фотоиллюстраций выполнен С.Сусловой, часть их изготовлена  Г.Фроловым  ,, А.Спитковским   , А.Шамиловым, Ю.Филимоновым, Д.Юсуповым и др. Подрисуночные подписи, даты, название местности даны в соответствии с имеющейся научной документацией.

    1. Автор употребляет термины «костюм» и «одежда» как равнозначные, понимая при этом, что в разных гуманитарных дисциплинах они различаются между собой и хронологически, и этимологически.
    2. Исенко С.П. Этнокостюмология в контексте современной культуры. Автореферат на соискание ученой степени доктора культурологических наук. – М., 1999.
    3. Томилов Н.А. Этноархеология как научное направление российской науки // Интеграция археологических и этнографических исследований. Сборник научных трудов. – Москва-Омск, 1999. – С. 25.
    4. Доде З.В. Костюм как репрезентация историко-культурной реальности: к вопросу о методике исследования // Структурно-семиотические исследования в археологии. Том 2. – Донецк, 2005. – С. 307.
    5. Там же... – С. 318.
    6. Там же... – С. 318.
    7. Пименов В.В. О некоторых закономерностях в развитии народной культуры // Советская этнография. – №2. 1967. – С.5.
    8. Чистов К.В. Народные традиции и фольклор. – Л.; Наука, 1986. – С. 119.
    9. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. – М.:Наука, 1973. – С. 67.
    10. Пименов В.В. О некоторых закономерностях в развитии народной культуры ... – С.11.
    11. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография… – С. 65.
    12. Суслова С.В., Мухамедова Р,Г. Народный костюм татар Поволжья и Урала (середина XIX – начало XX вв.). Историко-этнографический атлас татарского народа. – Казань, 2000.
    13. Чвырь Л.А. Таджикские ювелирные украшения (Материалы к историко-культурному районированиюТаджикистана) – М., 1977. – С. 3.
    14. Гаген-Торн Н.И. Женская одежда народов Поволжья. – Чебоксары, 1960.
    15. Васильева Г.П. Туркменские женские украшения (опыт картографирования) // СЭ.1973. №3. – С. 95; Она же Головные и накосные украшения туркменок XIX – первой половины XX в.// Костюм народов Средней Азии. -- М.: Наука, 1979. – С. 175; – Она же Этнотерриториальные комплексы туркменских женских и девичьих украшений //Среднеазиатский этнографический сборник. – М.: Наука, 2001. – С. 97-115.
    16. Заднепровская А.Ю. Традиционные украшения народов Среднего Поволжья (вторая половина ХIХ-первая четверть XX вв.): дис. ... канд. ист. наук: 07.07.07- СПб., 1992.
    17. Крамаровский М.Г. Золото чингисидов. Культурное наследие Золотой Орды. – Санкт-Петербург, 2001.
    18. Смирнова Е.Ю. Женские украшения сибирских татар конца XIX – первой трети XX века // Материальная культура народов России. Культура народов России. – Том 1. – Новосибирск: Наука, 1995. – С. 216-229.
    19. Валеева-Сулейманова Г.Ф. Национальная традиция в декоративном искусстве // Татары. – М.: Наука, 2001. – С. 437-466.
    20. Суслова С.В. Женские украшения казанских татар середины XIX – начала XX вв. Историко-этнографическое исследование. – М.: Наука, 1980.
    21. Сычева Н.С. Ювелирные украшения народов Средней Азии и Казахстана ХIХ-ХХ вв. Из собрания Государственного музея искусства народов Востока. – М., 1984.
    22. Чвырь Л.А. Таджикские ювелирные украшения (материалы к историко-культурному районированию Таджикистана). – М., 1977.
    23. Boyer M. Mongol jewellery. Nationalmuseets skrifter. – Kobenhavn, 1952.
    24. Lehtinen I. Naisten korut. Keske-Venajalla ja Lansi-Siperiassa. Women’s jewellery in Central Russia and Western Siberia. Museovirasto. – Нelsenki, 1979.
    25. Исхаков Д.М. От средневековых татар к татарам нового времени. – Казань, 1998. – С. 247.
     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ