www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Вторник, 24 октября 2017, 10:54

Тюрко-Татарский Мир


Вы находитесь: / Тюрко-Татарский Мир / Проекты–online / Проект «Татарские мурзы и дворяне: история и современность - online» / Дворянский вестник = Морзалар хәбәрчесе / Мещеряки Бирского уезда в XVII-XIX веках (краткий исторический очерк)
Тюрко-Татарский Мир  •  Анонсы
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Проект «Средневековые тюрко-татарские государства-online»  •  Проект «Татарские мурзы и дворяне: история и современность - online»
Татарские мурзы и дворяне: история и современность  •  Дворянский вестник = Морзалар хәбәрчесе  •  Статьи из журнала «Научный Татарстан»
Мусульманское дворянство в Российской империи  •  Каргалы (бабайлар эзеннән)  •  Через тернии к звездам  •  Бердәмлек – зур көч  •  Мещеряки Бирского уезда в XVII-XIX веках (краткий исторический очерк)  •  Старый Буздяк: Трансформация статуса (XVIII-XX века)

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Мещеряки Бирского уезда в XVII-XIX веках (краткий исторический очерк)
    Ильдус Габдуллин. Мещеряки Бирского уезда в XVII-XIX веках (краткий исторический очерк) // Дворянский вестник. – 2009. – № 75. – С. 4–5.
     

    Ильдус Габдуллин

    Мещеряки Бирского уезда в XVII-XIX веках (краткий исторический очерк)

     

    В составе военно-служилого населения Российского государства особую группу составляли служилые татары, которых называли «служилыми мещеряками и татарами» или же «мишарями». На территории современного Башкортостана служилые татары и мещеряки (мишари) являлись служилым военным сословием на протяжении XVII-XIX веков.

    В 1792 г. мещеряки Уфимского наместничества показали: «происхождение наших предков из ногайских владетельных фамилий и мурз, служилых мещеряков и татар»[1]. И. К. Кириллов в своем изъяснении о населении Уфимского уезда в 1735 г. подчёркивал, что «мещеряки, то есть служилые татары... накликаны с начала города Уфы»[2]. Будущий сенатор полковник И. Г. Головкин в письме своему отцу 24 сентября 1720 г. писал, что «служилые татары здесь называются... мещеряки, как слышно многие в Уфимском уезде помещены по грамотам и приказу Казанского Дворца»[3]. В «Записке Оренбургского правления по вопросам управления разными группами населения Башкирии» (1800 г.) о мишарях сказано так: «Сей народ не коренной Оренбургской губернии, но перешедший по нынешнему положению Симбирской губернии из Алаторского и Симбирского уездов»[4]. Уже в начале XVII в. «слободские татары» показаны как жители слободы под Уфой[5]. Служилые татары под наименованием «слободские татары» известны и в более позднее время. Так, в 1625 г. вместе с назначенным в Уфу воеводой С. Волынским было предписано ехать на службу трём слободским татарам[6].

    О местах их прежнего места жительства можно судить и по топонимическим материалам. Так, в Балтачевском районе РБ находится д. Чукалы, издавна заселённая мещеряками. Селение с таким же названием со служилым татарским населением известно и на территории современной Ульяновской области. Среди жителей д.Большая Ока Мечетлинского района сохранилось предание о том, что прежде несли службу на большой реке Оке[7]. Данные о прежних местах жительства новых насельников Уфимского края известны и по другим источникам. Так, представители известного дворянского рода Тулеевых прежде проживали в д. Ендовище Алатырского уезда, где у них ещё к 1768 г. оставались принадлежавшие им земли[8]. 55-летний мещеряк д.Богданово Кощи (ныне в Балгачевском районе) Нурмет Илмурзин в 1720 г. показал, что его отец выходец из Свияжского уезда. Жители д. Кизганбаш тогда же определили себя выходцами из Алатырского уезда[9].

    Поместные земли Булгаковых, мещеряков д.Султангулово, оставались к 1729 г. и в д.Большой Студенец Ногайской дороги Казанского уезда. О родственных связях мещеряков Уфимского и поволжских уездов Российского государства говорят и их фамилии. Фамилия Булгаковых была распространена среди татарского служилого населения Темниковского уезда.

    Мещеряки Кочкаровы известны среди жителей д.Акбердино Кундешли. Служилые татары с такой же фамилией проживали в Тем-никовском уезде и д. Старые Чукалы, Шланга Симбирского уезда (ныне в Дрожжановском районе Татарстана). Мещеряки мурзы Агашевы (Агишевы) и Утешевы (Утяшевы) проживали в д.Бешелап. Эти же фамилии распространены среди татарского населения современной Мордовии и Пензенской области[10].

    Когда в 1658 г. правительство собиралось обложить их ясаком, часть мещеряков подали ходатайства о неналожении на них этого ясака, мотивируя тем, что «они де служилые татары, служилых отцов дети, деды ж и отцы их служили по Алатырю, а иных по Арзамасу, по Кадому, по Темникову, по Романову, по Свияжску, по Курмышу, а они-де служат по Уфе по 15 лет, а ины и больше, всякие Великого государя службы и в посылках и в поезды ездят с дворянами и детьми боярскими и с иноземцы, с своею братьею, верстаными татары»[11].

    Позднее, этот разряд населения пополнялся новыми переселенцами из внутренних районов Российского государства. В 1650 г. уфимским воеводой Фёдором Милославским было предписано «служить службы» служилым ногайцам Тенибердейке Митеневу и Маметке Канчину, всего шести человекам с пашенной земли[12].

    В 1651 г. князья Карачурины (Кайбиш Узеев, Кузма Мирасев и др.) перешли на жительство в Уфимский уезд, где основали д.Кулбарисово (ныне д.Сабаево Мишкинского района Башкортостана)[13]. Они являются потомками казанского князя Чуры Нарыкова – героя татарского эпоса «Чура-батыр». Чура Нарыков известен как глава оппозиции казанскому хану Сафа-Гирею в 1540-е годы. В конце XVII – первой половине XVIII вв. часть рода, видимо, проживала в д.Кичуй (Кичуй Адамчи, тож, ныне д.Ерыклы Новошешминского района Татарстана).

    В это же время на территории Осинской дороги были поселены мурзы Киреевы. Впервые они упоминаются в 1650 г., когда Ишей и Булай мурзы Досаевы дети Киреевы вместе со своими товарищами были «поверстаны» землёй в районе д. Кемеево современного Мишкинского района. При этом мурзы были наделены землёй по 50 четвертей, а служилые татары – по 20. В конце XVII – начале XVIII вв. семейство Булая Досаева сына Киреева переселилось в Алатырский уезд, откуда потомки Булай Киреева вернулись в 1778 г. в Оренбургскую губернию уже как ясачные татары (государственные крестьяне) и осели в д. Кучербаево нынешнего Благоварского района. Потомки Ишея Киреева находились в «мещеряцком» сословии и проживали в деревнях Кавакучуково, Ихсаново, Расмекеево, Ахметово, Бирюказганово. Часть потомков Ишея Киреева была пожалована дюрянством за выслугою офицерских чинов (Каракучуково, Расмекеево, Бирюказганово). Потомки третьего сына Досая Киреева Бигая (Бекбая) мурзы обосновались в Челябинском уезде. Большинство из них было утверждено в дворянстве в 1800 году. Служилые татары Киреевы зафиксированы также среди жителей деревень Калеево Малая Вахта тож, Муслюмкино Чистопольского уезда Казанской губернии и находились в сословии государственных крестьян. Кроме того, в д. Кузяково нынешнего Аургазинского района известны тептяри мурзы Киреевы[14].

    К 1658 г. известны следующие селения, в которых были размещены «служилые татаровя» в Уфимском уезде: деревни Уразаево, Кулбарисово, Налмасово, Байбаково, Ишмаево (заселена в 1656 г.), Кулаево, Байбюрино, Сикияды, Четвертаково, Базы. Большинство из этих населённых пунктов позднее входили в состав Бирского уезда. Службу служить им было предписано с «пашни». Часть жителей в «росписи всяких чинов служилых и жилецких людей» в 1657 г. показана служилыми татарами, а в 1658 г. переведена в состав служилых мещеряков. Всего по этим деревням было вёрстано на службу 84 человека...

    Особую подгруппу в составе уфимских служилых татар составили переселенцы из Хлыновского уезда, так называемые каринские татары. Они получили сберегательную память на земли около р. Камы и её притока р. Иж ещё в 1649 году. Здесь ими были основаны деревни Варзи, Салагуш, Рысово, Ишмаметево, Атабаево, Байбеково, Кабаново и Мушуги, Кучуково, Ютазы Казанской дороги Уфимского уезда и деревнях Малая Урма Карияна тож и Служилый Ур Казанского уезда. Представители этой группы населения на новом месте (в Уфимском уезде) первоначально были положены в бобыльский ясак. Среди них оказались представители следующих фамилий: Хиляловы, Касимовы, Девлетьяровы, Хозясеитовы, Зянчурины, Сейтяковы. Все они оказались потомками каринских владетельных родов, которых в научной литературе называют ещё и «арскими князьями»[15].

    В 1684 г. они подали «челобитье», в котором просили «за службы прадедов и дедов... ясак с них сложить и положить» на бобылей, живущих «безясачно». В следующем 1685 г. каринских татар велено было «написать на Уфе в список служилыми татарами и служить... с старинной пашенной земли, а ясак с них снять и написать на безясашных бобылей»[16]. Но, видимо, этот указ был выполнен лишь наполовину. В последующем каринские татары в Уфимском уезде и «службы служили», и ясак выплачивали. Так, в 1695 г. «служилой» Кулуш мурза Еналеев из рода Сейтяковых объявил, что он платит в казну ясак «по четыре куницы да по ансырю меду да по десяти денег на год»[17]. Таким образом, положение каринских татар было близким к статусу ясачных татар.

    Впоследствии данная группа населения пополнила собой разряд тептярей. В частности, в деревнях Курмашево и Новое Алимово (ныне Актанышский район Республики Татарстан) известны «из татар тептяри», оказавшиеся потомками каринских служилых татар Девлетьяровых[18]. В этой связи необходимо также отметить судьбу тех же князей Девлетьяровых на территории Оренбургской губернии. В 1740-х гг. часть этого рода переселилась в Сеитовский посад Оренбурга, откуда их позднее перевели на жительство в д. Яшерганово (ныне Стерлибашевский район Республики Башкортостан. К середине ХIХ в. в этой деревне 57 душ мужского пола князей Девлетьяровых находилось в башкирском сословии, пять душ – в мещеряцком, 44 души – сословии государственных крестьян. Помимо этого, часть рода оказалась в тептярском сословии[19].

    В составе «мещерякского» сословия какое-то время находились и тарханы. Часть этого слоя, являясь феодальной верхушкой на территории «Ногайского юрта» Казанского ханства, была жалована поместьями с ясачным крестьянским населением за службу казанскому хану в непосредственной близости к Казани. Кроме того, они же владели и вотчинами на территории бывших «Беловолжской» и «Башкирской» земель. Оставшись на территории Казанского уезда после его завоевания Московским государством, эта категория населения, наряду с другими феодальными элементами, была причислена к военно-служилому сословию Московского царства и стала именоваться служилыми татарами. Так, в грамоте за 1702 г. в тарханы были записаны служилые татары д. Базы Кутлуметко Кулушев, Уразака Ишметев, Алийка Ишметев и д. Янгаз-Нарат Абдрахман Каминкин. Упоминаемый в этом списке Кутлуметко (Кутлумбетко) Кулушев, видимо, имеет прямое отношение к подавшему в 1685 г. …битную о тарханстве жителю д. Танламас Казанской дороги Кутлуметко Кутлугушеву.

    Эта деревня издавна входила в состав Кыр-Иланской волости, в этой же волости отмечена и Танламасовская тюба. При подаче своего челобитья он также предъявил ярлык на тарханство, выданный казанским ханом Ибрагимом (правил в 1467-1479 годах). По его утверждению, «в прошлых годех давних служили деды и отец мой в служилых тарханех». Тарханы в Кыр-Иланской (Иланской) волости были известны ещё со времён «Ена-леевского бунта» в 1615 году. За участие в поимке Еналея Емаметева эти тарханы получили поместья. Позднее эти служилые татары – тарханы показываются как башкиры-вотчинники.

    Часть служилого населения Уфимского уезда, именовавшаяся ранее служилыми татарами, также оказалась в составе башкир. Это подтверждается, в частности, прошением башкира Иланской (Байлярской) волости Уразайки Нагаева, датированное 1668 годом. В своей челобитной Уразайка Нагаев указывает на то, что дед его служил с окладом в 8 рублей, при этом «дед и отец ево... служилые были татарова и не ясашные»[20]. В 1727 г. башкир Булярской волости Умер Тохтаров жаловался на то, что башкиры той же волости Алметь Аднагулов и Масягут Татимов «пришлые татары, а не прямые природные... башкирцы». Через несколько лет, во время начала действий Башкирской комиссии Масягут Татимов был приведён к властям другими башкирами с обвинениями в том, что он «пришлой мещеряк»[21]. Позднее Татимов (Тятимов) стал известен как башкирский старшина Гарейской волости. В этой связи необходимо отметить замечание Д.Н.Соколова, подметившего сходство тамг свияжских татар (в этом уезде многие селения являлись «мещеряцкими») с тамгами башкир Мензелинского уезда[22].

    В соответствии с установленными правилами поместной службы все служилые люди, получившие поместные и денежные оклады, обязательно должны были быть записаны в городовые десятни. Десятни служили основным документом, на основании которого производилась раздача денежного жалованья провинциальному дворянству[23]. По словам уфимского служилого татарина Сюнчалея мурзы Бегеева сына Киреева «написан он... по Уфе в десятое и верстан окладом денежным и земляным» (в 1700 г. 300 четей и денег 30 рублей). Большинство же служилых мещеряков получали от 4 до 6 рублей[24]. Те же из служилых татар, у которых близкие родственники не попали в десятни, во время деятельности в Уфимском крае полковника графа И. Г. Головкина в 1720 г. по высылке беглецов из других уездов и губерний высылались на место прежнего жительства...

    Основной обязанностью служилых мещеряков была станичная служба, которая осуществлялась дозорными конными отрядами – «станицами». Служилый татарин Кулуш мурза Еналеев утверждал, что служит он «службы дальние и ближние... посылают на около-городные ближние караулы»[25]. С появлением в южных степях калмыков в ходе нередких схваток с ними участвовали уфимские мещеряки. Привлекались они и к службе в ходе народных восстаний на территории Уфимского и Казанского уездов в XVII-XVIII веках. Так, житель д. Кулбарисово (Сабаево тож) Осинской дороги Уфимского уезда (ныне Мишкинский район Республики Башкортостан) Кантуган Келдибеков сидел в осаде в Уфе во время «первой башкирской шатости». Сепай Урмаев в 1680-е гг. из д. Бешелапово того же уезда с семейством был взят «в полон» калмыками Аюки хана.

    С построением Оренбургской линии, мещеряков привлекали к охране южных границ. Отправлялись они и в дальние походы. В 1696 г. принимали участие в походе на Азов во время русско-турецкой войны[26]. Пятисотенная мишарская команда участвовала в Семилетней войне с Пруссией, несла охранную службу по Сибирской линии. Так, родоначальник дворянского рода Асядуллиных Калимулла Асядуллин в одной из своих челобитных показывал, что он участвовал вместе с другими мещеряками «в походах 757, 758, 759 годов... в Пруссии, в 771-773 годах на сибирских линиях сотником»[27].

    В 1699 г. служилых татар и мещеряков в Уфимском уезде уже насчитывалось 748 человек[28]. В переписных книгах 1720 г. «служилых мещеряков» было зарегистрировано, что они проживают в 41 деревне, в основном в Осинской дороге. Всего в них насчитывалось 380 дворов. При  этом у некоторых из жителей имелись и дворовые люди[29]. В 1736 г. служилые мещеряки по своей переписи показали, что их насчитывается около 20000 человек, в том числе к службе годных 5000 человек[30]. Видимо, в этом случае учитывались и те мещеряки, которые ранее были положены в подушный оклад, а на время восстания 1735 -1740 гг., вызванные на службу, с освобождением на время службы от подати. Это видно и из того, что, в 1766 г. в Уфимской и Исецкой провинциях служилых мещеряков насчитывалось 1937 дворов (всего 15517 душ обоего пола), служилых татар 237 дворов (1429 душ) и тархан 443 двора[31].

    После перевода служилых татар Казанской губернии в лашманы в 1718 г. с мещеряков Уфимского уезда стали собирать по 1 рублю. В 1732 г. указом Правительствующего Сената мещерякам предписывалось служить «по прежнему с Уфимскими дворянами и иноземцами»[32]. С 1747 по 1754 гг. мещерякам платили 25-копеечный ясак, который с них затем снят[33]. С этого времени основной обязанностью мещеряков стала военная служба. В XIX веке было сформировано, башкиро-мещеряцкое войско.



    [1] Цит. по: Демидова Н.Ф. Башкирское восстание 1735-1736 годов. Дис.... канд. ист. наук. М, 1955. С. 261.

    [2] МИБ. Т. III. M.: Л., 1949. С. 493.

    [3] РГАДА. Ф. 248. Oп. 3. Кн. 115. Л. 235.

    [4] МИБ. Т. V. М. 1960.С. 581.

    [5] Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII-XVIII вв. Вопросы формирования небашкирского населения. М. 1988. С. 52.

    [6] Новиков В.А. Сборник материалов для истории уфимского дворянства. Уфа, 1870. С. 15-16.

    [7] Давлетбаев Б.С. Большая Ока. История села, Уфа. 1922. С 12.

    [8] РГАДА. Ф 615. Оп.1. Д.12318, Л.1-7.

    [9] РГАДА. Ф.248. Оп.З. Кн. 115. Л.507-508.

    [10] Габдуллин И.Р. От служилых татар к татарскому дворянству. М., 2006. С.86-87,190, 264-265.

    [11] Любавский М.К. Очерки истории башкирского землевладения и землепользования в XVII, XVIII и XIX ВВ.// ОР РГБ. Ф. 364. Оп. 7. Д. 2а. Л. 24-25.

    [12] РГАДА. Ф- 1 ИЗ. Оп. 1. Д. 1119. Л. 40, 63.

    [13] Там же. Ф. 248. Оп. 3. Кн. 115. Л. 435-435; Ф. 350. Оп. 1. Д 3790. Л. 3 об.; ЦГИА РБ. Ф. И-386. Oп. 1. Д. 1. Л. 76 об.

    [14] РГАДА.. Ф. 248. Оп. 3. Д. 115. Л. 450.; Ф. 350. Оп. 2. Д. 1148. Л. 398 об-399; Ф. 1355. Оп. 1. Д. 449. Л. 20 об.; ЦГИА РБ. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 1343. Л. 16; Ф. И-172. Оп. 1. Д. 83. Л. 265-266, 630.

    [15] РГАДА. Ф. 1173. Оп. 1. Д. 861. Л. 5-7; Исхаков Д.М. Введение в историческую демографию волго-уралских татар. Казань, 1993. С. 17-18.

    [16] РГАДА, Ф. ШЗ.Оп. 1.Д. 861.Л. 4,18.

    [17] Там же. Ф. 1173. Оп. 1. Д. 1192. Л. 1-6.

    [18] ЦГИА РБ. Ф.И-1.Оп. 1. Д. 1343.Л. 186 об.

    [19] Там же. Ф. И-1. Oп. 1. Д. 1343. Л. 51,186 об., 218.

    [20] Там же. Ф. 1173. Оп. 1. Д. 676. Л. 1.

    [21] РГВИА. Ф. 9. Оп. 1.Д. 150. Л. 41; ЦГИА РБ.Ф. И-172. Оп.1. Д. 120. Л. 75; МИБ. Ч. 1. С.134-135.

    [22] Соколов Д.Н. О башкирских тамгах. Оренбург, 1904.С. 87.

    [23] Калачев Н. В. Десятой. Спб., 1875. С. 3.

    [24] РГАДА. Ф. 248. Оп. 3. Кн.115. Л. 280.

    [25] Там же.Ф. 1173. Оп. 1. Д. 1192. Л. 2.

    [26] Там же. Ф. 248. Оп. 3. Кн.115. Л. 283.

    [27] Там же. Ф. 286. Оп. 2. Д. 57. Л. 483.

    [28] Рычков Н.И. Топография Оренбургской губернии. 4.1. Оренбург, 1887. С. 72-73.

    [29] РГАДА. Ф. 248. Оп. 3. Кн.115. Л. 659-662.

    [30] Там же. Ф. 248. Оп. 3. Кн.135. Л. 42.

    [31] Там же. Ф. 16. Оп. 1.Д. 815.

    [32] Малов Е.А. Сведения о мишарях. Этнографический очерк. Казань, 1885. С. 36.

    [33] История Башкортостана с древнейших времен до 60-х годов XIX в. Уфа, 1996. С. 289.

     

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ