www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Воскресенье, 30 апреля 2017, 11:53

Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ


Вы находитесь: / Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ / Отдел новой истории / Публикации сотрудников на сайте / Особенности создания компьютерной базы данных персидских нарративных исторических источников монгольского периода
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Об Институте истории АН РТ  •  Администрация  •  Отдел новой истории  •  Отдел новейшей истории  •  Отдел этнологических исследований  •  Отдел истории общественной мысли и исламоведения  •  Центр истории и теории национального образования им. Х.Фаезханова  •  Центр исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А.Усманова  •  Центр иранистики  •  Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков  •  Отдел информационных технологий  •  Крымский научный центр  •  Северо-Западный научный центр им. Л.Н. Гумилева  •  Центр этносоциологических исследований  •  Аспирантура Института истории АН РТ  •  Территориальные отделения  •  Архив
Загидуллин Ильдус Котдусович  •  Арсланова Алсу Айратовна  •  Рахимзянов Булат Раимович  •  Галлям Рашид Габдельфартович  •  Хамитбаева Найла Сахабидиновна  •  Багаутдинова Халида Зиннатовна  •  Файзрахманов Ильшат Завдатович  •  Отдел средневековой истории Института истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан  •  Публикации сотрудников на сайте  •  О публикациях отдела с 1999 года  •  О публикациях 2002 года
Материалы первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года о семье Гаяза Исхаки  •  «Татарский вопрос» в казанской периодической печати 1885 года  •  «Асар»нын сызып ташланган юллары  •  Р.Фахреддин: «Сынган кунелемэ вэ янган йорэгемэ юаныч...»  •  Учебно-методическая литература по курсу «История татарского народа и Татарстана»  •  План семинарских занятий по курсу «История татарского народа (до 1917 года)»  •  И.Гаспралы hэм хокумэтнен руслаштыру сэясэте  •  Уткэн тарих гыйбрэтле (Уроки прошлого)  •  Гыйсъян (Противостояние)  •  Татарский театр на страницах газеты «Татарский телеграф» (1901-1905 гг.)  •  Особенности создания компьютерной базы данных персидских нарративных исторических источников монгольского периода  •  Семейно-брачные обряды пуштунов Афганистана  •  «История татар с древнейших времен»  •  Топонимия современной Казани эпохи Казанского ханства  •  Вакуфы в имперском правовом пространстве  •  Казан ханлыгы  •  Сельское расселение в Западном Закамье  •  Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв.  •  Материалы Итоговой конференции Института истории им. Ш.Марджани АН РТ за 2006 г. по отделу средневековой истории  •  Нация. Эпоха. Личность  •  «Национальный вопрос» в России в зеркале общеимперского законодательства (XIX – начало XX вв.)

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Особенности создания компьютерной базы данных персидских нарративных исторических источников монгольского периода
    Алсу А. Арсланова. // Электронные библиотеки и базы данных по истории Евразии в средние века. – М.: Институт востоковедения РАН, 1999.
     

    Алсу А. Арсланова. Особенности создания компьютерной базы данных персидских нарративных исторических источников монгольского периода // Электронные библиотеки и базы данных по истории Евразии в средние века. – М.: Институт востоковедения РАН, 1999.

     

    Alsu A. Arslanova. Possibilities for Creating the Database for Persian Narrative Historical Sources of Mongol Period

    The paper describes a database for a set of Persian narrative sources of 13th - 17th cent. on the history of Golden Hoard published by V.G. Tizengauzen in 1941. The set may be characterised as the richest in comparison with the sources of other written traditions (Chinese, Mongolian, etc.) This set of sources is supposed to be put into the computer/arm and described from point of view of a) source study, b) historiography, c) textual criticism, d) history, e) terminology, f) bibliography. As a result the digital library of Persian historical sources of Mongol period will be created supplied with all necessary tools.

     

    Одной из важнейших проблем мировой медиевистики является проблема монгольских завоеваний в Евразии в ХIII в. и история огромной Монгольской империи. В последние годы проявился заметный рост интереса к этой тематике в связи с процессом преодоления устоявшихся стереотипов в истории и поиском новых подходов в изучению прошлого.

    Известно, однако, что трудность исследования этих вопросов заключается в большом количестве разноязычных письменных источников, содержащих ценную информацию на арабском, персидском, русском, армянском, монгольском, китайском, сирийском, грузинском, латинском, тюркских, а также западноевропейских языках. Такое разнообразие источников обусловлено непосредственным соприкосновением Монгольской империи со всеми крупными цивилизациями, сохранившими память об этом.

    Изучение порознь взаимодополняющих друг друга нарративных источников, авторы которых, будучи представителями интеллектуальной элиты своего общества, были, в основном, очевидцами изучаемых событий, ведется достаточно давно. За этот период исследователям удалось провести колоссальную работу по их выявлению, сбору, текстологической критике, определению авторской принадлежности, хронологии, выявлению оригиналов, источников заимствования и т.д. Взятые в комплексе, эти источники, переведенные в машиночитаемую форму, могут составить ценный банк данных по изучению различных аспектов истории монгольских завоеваний и Монгольской империи.

    На данном этапе свою задачу мы видим в разработке базы данных по изучению блока персидских нарративных исторических источников XIII-XVII вв., в сокращенном виде нашедших место во втором томе "Сборника материалов, относящихся к истории Золотой Орды" В.Г.Тизенгаузена (М.-Л.,1941). Несмотря на то, что этот круг источников имеет довольно длительную и плодотворную историю изучения, а, следовательно, большое число связанных с ними публикаций, недостаточность их разработки в известной мере ощущается до сих пор. С нашей точки зрения, необходим дальнейший поиск материала в этих, казалось бы, исчерпанных сочинениях, равно как и современных методик их обработки.

    Чем обусловлен интерес именно к указанной группе источников? Общеизвестен фактор подъема и мощного расцвета персидской историографии в XIII-XIV вв., когда персидский язык стал лидирующим в исторической литературе Ближнего Востока. В.В.Бартольд называл этот период "золотым веком персидской историографии".1

    Именно в эпоху правления монголов в Иране были созданы наиболее значительные исторические произведения, отличавшиеся друг от друга по разным критериям: в частности, по информативности, стилю, хронологическим рамкам, по степени компилятивности и комплиментарности по отношению к чужеземным патронам и т.д. По справедливому замечанию Д.О.Моргана, если относительно качества могут быть претензии, то "что касается количества, нет никаких сомнений в изобилии имеющегося материала. Его значение не ограничивается только Персией, персидские источники дают много для истории всей Монгольской империи в целом".2

    Известно, что такому мощному подъему персидской историографии активно способствовали сами монгольские ханы, поскольку, исходя из идейно-политических соображений, стремились запечатлеть в веках традиции и славу беспрецедентных в мировой истории завоеваний Чингиз-хана и его преемников и официально оправдать свои права на власть в таких культурных регионах, как Иран, Средняя Азия и т.д. Прекрасно понимая огромное значение для иранского менталитета того времени высокоразвитой мусульманской историографической традиции, монголы не преминули этим воспользоваться. Они сделали все, чтобы она с успехом выполнила назначенную ей роль и стала инструментом для достижения поставленной ими цели.3 Известный современный иранский историк Аббас Экбаль одну из причин чрезвычайного прогресса персидского историописания в монгольский период видел именно в "поощрении ильханами написания истории, их желании увековечить сведения и память о своих предках и о своем народе, зафиксировать события, которые произошли с ними или с предками монгольского племени, а также записать знания о прошлом государств, граничивших с ними. Наибольшими были усилия Газана, Улджайту, Абу Сайда и их везирей".4 Несомненно, у этих и других могущественных монгольских правителей и у служивших им крупных администраторов были большие преимущества в обладании информацией. В их распоряжении находились необходимые монгольские архивы, летописи и документы. Кроме того, важные сведения черпались у информаторов — очевидцев и участников событий времени Чингиз-хана и его преемников.5 Такие благоприятные условия позволили ряду персидских историков значительно расширить свой кругозор и использовать в своих трудах ценнейшие сведения. При этом, как заметил знаток китайских и монгольских источников Е. Бретшнейдер, последние "никогда не дают таких детальных, ясных и вразумительных описаний, как осведомленные персидские историографы по этому же предмету".6

    Что касается Улуса Джучи, то именно персидские источники дают достаточно связный фактический материал. Так как персидскими историками не велось целенаправленного сбора сведений об Улусе Джучи, их информация обычно рассматривается в комплексе с данными русских летописей, а также с данными западноевропейских путешественников, посещавших данный регион.

    Таким образом, именно в так называемый "несчастный" монгольский период историческая литература в Иране и по объему и по качеству намного превзошла аналогичную литературу более раннего периода и "заняла место среди лучшего, что было создано всеми мусульманскими народами".7 По выражению Дж.А.Тойнби, "это был период, который дал несравнимо выдающихся персидских историков, в отличие от предыдущих и последующих веков... Доминирование историков в ильханидский период значительно".8

    Как было отмечено выше, биографии и сочинения рассматриваемого круга источников подробно проанализированы в целом ряде зарубежных и отечественных исследований, многие факты можно извлечь из энциклопедий и справочников. Второй том "Сборника материалов, относящихся к истории Золотой Орды" В.Г.Тизенгаузена включает извлечения из сочинений 15 персидских историков, а именно: Джузджани, Джувейни, Ибн-Биби, Рашид ад-Дина, Вассафа, Хамдаллаха Казвини и продолжений "Тарих-и гузиде", "Истории Шейх-Увейса", Низам ад-Дина Шами, Му'ин ад-Дина Натанзи, "Продолжения сборника летописей", Шереф ад-Дина Али Йезди, Абд ар-Раззака Самарканди, "Шаджарат ал-атрак", Гаффари и Хайдера Рази.

    Понятно, что в настоящее время уже крайне мала потенциальная возможность обнаружения новых, еще неизвестных памятников этого комплекса источников, не введенных в научный оборот. Поэтому особенно остра и актуальна проблема повышения информативной отдачи источников, давно и хорошо известных ученым. Кроме того, каждое поколение историков по-новому их прочитывает, открывая новые стороны ранее скрытой информации. В этом смысле использование ЭВМ, безусловно, позволит намного повысить как уровень их разработки, так и истории Евразии монгольского периода в целом.

    Компьютер как рабочий инструмент, с его неограниченными технологическими возможностями, фактически дает исследователям качественно иную, гораздо более усовершенствованную методологию работы со средневековыми восточными источниками и исследовательской литературой; создает новую мобильную интеллектуальную технологию трансформации текста и, в целом, — новую информационную среду.9 Кроме необычайной емкости и сжатости информации, особенно привлекательна скорость и оперативность процесса ее дисплейного моделирования, а также диалогового режима с его быстрой обратной связью, дающей возможность для полилога, — то есть, широкого обмена информацией, в который вступает каждый новый автор. Кроме того, что очень важно, — для создания интертекста, — то есть, взаимодействия между текстами по мере создания банка электронных копий печатных изданий источников. Таким образом, "компьютер, благодаря наличию информационных сетей, становится важнейшей составной частью глобального полилога".10 Данный момент чрезвычайно актуален для рассматриваемых нами источников, поскольку работа по их выявлению, разностороннему исследованию, критической публикации текстов и переводов на протяжении двух последних веков велась и ведется в разных странах мире целой плеядой талантливых и высококвалифицированных специалистов, нуждающихся в скоростном обмене информацией и накопленным опытом.

    В соответствии с Программой компьютерных исследований по истории Евразии в средние века, принятой на Совещании по перспективам применения компьютеров в востоковедных исторические исследованиях, а также с принципами работы с фактографическими базами данных (М., 1991), мы предлагаем указанный комплекс персидских нарративных исторических источников монгольского периода, — как рукописных, так и опубликованных, — для перевода в машиночитаемую форму.

    Предусматривается, что исследование с помощью машинных носителей будет проводиться по следующим основным направлениям: 1. Источниковедение; 2. Историография; 3. Текстология; 4. История; 5. Терминология; 6. Библиография. Каждое направление состоит из разделов и подразделов.

    Источниковедческое поле включает ряд разделов, посвященных описанию памятников, их датировке и атрибуции на основе анализа стиля, композиции, сюжета и т.д., обстоятельствам написания, палеографическим и орфографическим особенностям, то есть всем параметрам, заключающим оценку содержания источников.

    Историографическое поле включает историю изучения персидских нарративных исторических источников по истории монгольских завоеваний и Золотой Орды в отечественной и зарубежной историографии XIX-XX вв. с учетом методики исследования, совокупности приемов анализа, истолкования и использования источников на каждом этапе различными школами и направлениями11. Такая постановка проблемы, включающая обобщение и осмысление опыта нескольких поколений востоковедов, дает возможность представить не только степень разработанности источников со всеми ее достижениями и недостатками, но и выявить еще не в полной мере изученные стороны.

    Текстологическое поле посвящено внутренним особенностям текстов рукописей (формату, внешнему виду, качеству и датировке бумаги и чернил, типу почерка, манере пагинации, числу строк, изображений, если таковые имеются и т.д.), а также данным рукописных каталогов и фондов, в которых хранятся сочинения, сведения об их перемещениях и настоящем местонахождении; спискам, их нахождению, архетипам и протографам, разночтениям между списками и изданиями. Уделяется внимание недостаткам изданий и сопоставлению лакун у разных авторов, лингвистическим особенностям, авторским или чужим правкам, дополнениям, сокращениям и т.д. Важно подчеркнуть, что перевод источников на машинные носители должен быть выполнен максимально полно, без досадных купюр, которые имели место в указанном втором томе "Сборника" В.Г.Тизенгаузена. Как известно, этот труд был издан в 1941 г. в обработке А.А.Ромаскевича и С.Л.Волина. В приложении к тому дана часть текстов, в то время еще не изданных и многим неизвестных.12 Безусловно, значение ввода в научный оборот второго тома "Сборника" В.Г. Тизегаузена для исследования истории Улуса Джучи и сопредельных стран невозможно переоценить. В настоящее время он является” библиографической редкостью. Его издателями была проделана большая и кропотливая работа, так как различные части материалов были обработаны В.Г.Тизенгаузеном неравномерно. Так, например, извлечения из сочинений Джузджани, Джувейни и Рашид ад-Дина были им переведены, снабжены введениями и примечаниями, но не отшлифованы до необходимого уровня. Другие, как, например, извлечения из сочинений Вассафа, Хамдаллаха Казвини, Шереф ад-Дина Али Йезди, Абд ар-Раззака Самарканди, Мирхонда и т.д., были им переведены лишь вчерне; из третьих, — извлечений из "Тарих-и Шейх Увейс", "Шаджарат ад-атрак", сочинений Шами, Хафиз-и Абру, Хайдера Рази, Гаффари, — были сделаны только выписки из рукописей и заметки для введения.

    Черновые варианты В.Г.Тизенгаузена издателями были в ряде случаев исправлены. Правда, что касается стиля, то, по их признанию, они исправляли его "только в тех случаях, когда устарелые слова были бы непонятны современным читателям".13 Безоговорочно опускались ими "не относящиеся к делу" высокопарные и цветистые эпитеты и описания, транскрипция В.Г.Тизенгаузена приближена к современной. Кроме того, как и для всех исследователей арабо-персидских источников, ограниченных орфографическими особенностями арабского алфавита и написания слов, издателям часто было трудно точно передавать чтение многих терминов.

    К сожалению, издатели посчитали возможным исключить с их точки зрения излишнее множество встречающихся повторений, сделанных позднейшими авторами из сочинений предшественников, что в целом нарушило картину преемственности информации. По этой же причине ими был полностью исключен ряд извлечений различных авторов, хотя, как они пишут, и сознавали известную опасность подобных купюр, которые могли привести к отсечению существенных деталей и общей неполноте издаваемых материалов. Так, из тома выпали выдержки из сочинений еще таких персидских авторов: Фасиха Хафи, Мирхонда, Хондемира, Мае'уда Кухистани, Яхьи Казвини, Муслих ад-Дина Лари, Будака Казвини, "Тарих-и альфи", Мухаммада Бака, "Тарих-и Кипчак-хани", Бейзави, Мухаммада Шебан-гараи.

    Текстологическое поле, кроме научной публикации памятников, включает также все известные науке переводы текстов, учитывая то, что по сути дела каждый перевод и прочтение исторического текста представляет собой их интерпретацию.14 Практика сравнительно-сопоставительного анализа имеющихся текстов некоторых переводов персидских средневековых историков по определению точности интерпретации терминологии, этнонимической, топонимической и другой номенклатуры, а также толкования имевших место событий показывает, что существуют определенные перспективы для их совершенствования и создания сводных, максимально приближенных к оригиналу, критических переводов с учетом разночтении, которые объективно обусловлены степенью научной подготовки отдельных переводчиков, их владением стилем, знанием особенностей языка и т.п.

    Историческое поле состоит из разделов, охватывающих географические, этнополитические сведения, персоналии, сопоставление данных экономических, социальных, политических, культурных институтов, таблицы династий, хронологию событий, различия в их осмыслении востоковедами и т.д.

    Терминологическое поле включает разделы, посвященные экономической, политической, социальной, этнонимической, топонимической, этнотопонимической, географической и т.д. номенклатуре рассматриваемых источников с учетом значения в каждом конкретном случае. Известно, что терминология всегда создает особенные трудности при толковании, но очень важна для наиболее адекватной интерпретации конкретно-исторических процессов. При этом она упорядочивается строго по алфавиту. Предусматривается перечень всех грамматических и орфографических вариантов написания, фиксируется частота встречаемости каждого термина и характеристика его связи с другими словами.

    Библиография охватывает всю известную в мире литературу путем создания сводного списка соответственно по каждому памятнику.

    При составлении базы данных должны быть использованы латиница, кириллица и арабица.

    Таким образом, база данных рассматриваемой группы источников представляется в виде электронной библиотеки, снабженной всеми необходимыми для ее анализа инструментами.

     

    1 Бартольд В.В. Историко-географический обзор Ирана. // Соч.-Т. VIII. М.: Наука, 1971.—С. 282.

    2 Morgan D.O. Persian Historians and the Mongols // Medieval Historical Writing in the Christian and Islamic Worlds. Ed. by DO Morgan. - L., 1982. — P.125.

    3 S.Spuler В. The evolution of Persian Historiography // Historians of the Middle East. — Ed. by B. Lewis. — L., 1922. - P.131.

    4 Тарих-е могул äз хäмле-йе Чингиз та тäшкил-е доулат-е тимури, талиф-е Аббас Икбал. – Теhран. – 1364. – С.515 (на перс.яз.).

    5 Вира Ш. Монгольская историография: (ХШ-XVII вв.) — М.: Наука. 1978. С.117.

    6 Bretschneider E. Notices of the medieval geography and History of Central and Western Asia // J. of the North China branch of the Royal Asiatic Society. 1876. — Vol. 10. — P. 90.

    7 Rypka J. Historiography // The Cambridge History of Iran.Ed. by J.A.Boyle. — Cambridge, 1968. — Vol. 6. — Ch. 8. — P.622.

    8 Toynbee J.A. Study of History. The inspirations of Historians. — N.Y., 1963. — Vol. 10.—P. 69-70.

    9 Прохоров А.В., Рузин В.Д. Компьютер на рабочем столе исследователя: катастрофа или революция? // Вестник АН СССР.М., 1990.—№6.—С. 64.

    10 Там же. — С. 67.

    11 Историография нового времени стран Европы и Америки. — М.: МГУ, 1967. — С .6.

    12 Кляшторный С.Г., Ромодин В.А. Изучение истории тюркских народов в АН СССР // Тюркологический сборник. 1970. — М.: Наука, 1970. — С. 160.

    13 Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. — Т.Н. Извлечения из персидских сочинений, собранные В.Г. Тизенгаузеном и обработанные А.А. Ромаскевичем и С.Л. Волиным. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1941. — С.9.

    14 Моисеенко Т.Л. Об использовании банков машиночитаемых данных по истории в новейшей зарубежной историографии // История СССР. — М., 1985. — № 6. - С. 190.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ