www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Среда, 23 августа 2017, 14:56

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Исламские институты в Российской империи / Загидуллин И.К. Мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII - начало XX вв.
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Загидуллин И.К. Мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII - начало XX вв.  •  Суфизм как социокультурное явление в российской умме  •  И.К.Загидуллин. Мусульманское богослужение в учреждениях Российской империи (Европейская часть России и Сибирь)  •  О.Н.Сенюткина, И.К.Загидуллин. Нижегородская ярмарочная мечеть – центр общения российских и зарубежных мусульман  •  Татарские мусульманские приходы в Российской империи  •  Мечети в духовной культуре татарского народа (XVIII в. – 1917 г.)  •  Загидуллин И.К. Исламские институты в Российской империи: Мечети в европейской части России и Сибири  •  Источники существования исламских институтов в Российской империи  •  Гибадуллина Э.М. Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале ХХ вв.  •  Саматова Ч.Х. Имперская власть и татарская школа во второй половине XIX – начале XX века  •  Особое Совещание по мусульманским делам 1914 года: Журналы  •  Оренбургское магометанское духовное собрание...  •  Мусульманские духовные лица в социальном и духовном развитии татарского народа (XVII – начало XX вв.)

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Загидуллин И.К. Мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII - начало XX вв.
    Казань: Изд-во Казанского университета, 2003. – 179 с.
     

    Загидуллин И.К. Исламские институты в Российской империи: Мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII - начало XX вв.- Казань: Изд-во Казанского университета, 2003. – 179 с.

     

    Книга посвящена формированию и развитию мусульманской общины в межэтнической среде «большого города». В работе рассматривается широкий круг проблем по жизнедеятельности махалли. Издание предназначено для научных сотрудников, преподавателей и студентов ВУЗов, всех, кого интересует история исламских институтов в Российской империи.

     

    Содержание

    Введение

    Глава I. Мусульмане в Санкт-Петербурге

    1. Возведение северной столицы

    2. «Военный приход»

    3. Первая гражданская махалля

    4. Учреждение второй махалли

    Глава II. Татарская община во второй половине XIX– начале ХХ вв.

    1. Этнический состав мусульман

    2. Численность и расселение

    3. Социальная структура и занятия татар

    Глава III. Самодержавие и исламское культовое зодчество

    1. Попытка возведения храма

    2. Особенности исламского храмопостроения в столице

    Глава IV. Махалля в 1905-1917 гг.

    1. Третий период

    2. Проблема четвертого прихода и общественно–культурная жизнь диаспоры

    Заключение

    Приложение 1. Распределение татар в Санкт–Петербурге по основным занятиям и средствам существования во второй половине XIX века

    Приложение 2. Документы о подготовительном этапе возведения петербургской соборной мечети

     

    300-летию города на Неве посвящается

     

    ВВЕДЕНИЕ

     

    Исследование истории мусульманского городского населения является важным составляющим изучения истории татарского народа Нового времени. Оно логично вытекает от значимости городской среды как торгово-промышленного, культурного центра страны в целом, и отдельных этнических групп, в частности. Исторически так сложилось, что каждую конфессию представляла конкретная этническая группа. Религиозные общины татар, ставшие со второй половины XVIII в. чуть ли единственной официально разрешенной формой этнического сообщества в царской России, являлись главными очагами, центрами сохранения национально-религиозной идентичности и, по мере создания благоприятных политических и социально-экономических условий, становились основой развития светской культуры.

     

    Изучение истории религиозной общины северной столицы актуально по ряду причин. Община привлекает внимание как этническая группа в «большом городе», географически далеко расположенной от регионов традиционного расселения татар. Анализ жизнедеятельности мусульман в Санкт-Петербурге, где были сосредоточены верховные и центральные органы власти, проживала политическая и культурная элита России, позволяет не только выявить отношение высокопоставленных чиновников, жителей единого социально-экономического организма – городского общества – к мусульманской умме, но и оценить государственно-исламские отношения в столице, рассматривая их как неотъемлемую часть «татарского вопроса» в империи. Этапы формирования махалли, выявление главных действующих лиц, лидеров и других факторов, сыгравших важную роль в консолидации татар-эмигрантов, также являются существенными аспектами исследовательской проблематики.

     

    В период возрождения национальных традиций и ислама история мусульманского прихода имеет научно-практическую значимость как опыт мирного сосуществования светской власти и многочисленных религиозных общин в крупном городе.

     

    Жизнедеятельность исламских институтов в «большом городе» изначально была обречена на некоторое противоречие с российским законодательством, ориентированном на сельскую местность. Существование исламского прихода в столице имперского государства, взявшего курс на формирование гражданского общества, позволяет уточнить ряд моментов в специфике государственно-церковных отношений в поликонфессиональной России.

     

    Выбор темы исследования определяется малоизученностью проблемы. Благоприятные общественно-политические условия для данного направления науки сформировались только в постсоветское время. За последние годы появились интересные научные публикации по истории татарских общин Москвы, Казани, Оренбурга и других городов. Данное исследование, в силу ограниченности источников и сложности исследуемой проблемы, также не претендует на всеобъемлющее освещение всех ее аспектов. Нами предпринята попытка выявления общих и специфических строи жизнедеятельности исламской общины Санкт-Петербурга на фоне других городских этноконфессиональных обществ.

     

    Историография вопроса ограничивается несколькими работами. Публикации XVIII-XIX вв. о мусульманском населении города носят весьма скудный и фрагментарный характер, что, прежде всего, объясняется малочисленностью и низким социально-сословным статусом татар. Среди них достойна внимания книга А.А.Бахтиярова «Брюхо Петербурга» (1887 г.), в которой роли татар в хозяйственной жизни города посвящен специальный раздел 1.

     

    На страницах столичной периодики основную часть «исламской тематики» составляли заграничные новости или «кавказский вопрос», но отнюдь не проблемы местного прихода. Можно уверенно констатировать, единственной более ли менее отслеживаемой столичными журналистами темой гало возведение соборной мечети. Татарская периодика Санкт-Петербурга, как отражение и организующее начало об-1ественно-культурной жизни общины начала XX века, еще ждет своих исследователей, которые могут «оттолкнуться» от содержательной статьи Р.У.Амирханова о первой татарской газете «Hyp»2.

     

    Игнорирование советской исторической наукой религиозно-культурной жизни городского населения явилось одним из вставляющих социального заказа коммунистического режима по пропаганде советского образа жизни, основанном на классовой солидарности и атеистическом воспитании. Правда, петербургская соборная мечеть, как и другие монументальные культовые сооружения, включалась в соответствующие издания об исторических архитектурно-культурных памятниках старины.

     

    Монография А.И.Копанева является единственным специальным исследованием о населении дореформенного Петербурга. Особенности проведения переписей и другие факторы сделали объектом его изучения сословные группы петербуржцев в первой половине XIX в.3

     

    Вдумчивый анализ «национального вопроса» в городах в отечественной историографии советского периода производился по этнокультурной тематике. В конце 1970-1980 гг. ленинградские и московские ученые возглавили это научное направление. Важной вехой следует признать появление в журнале «Советская этнография» за 1980 г. объемной статьи Г.В.Старовойтовой о формировании татарского «иноэтнического населения» Петербурга-Ленинграда4, ставшей частью ее монографии об этнических группах в городе5. В кратком историческом экскурсе автор сумел проследить динамику численности татар во второй половине XIX - начале XX вв., виды занятий, обозначить некоторые особенности функционирования общины в инокультурной среде.

     

    Комплексное изучение городского населения по статическим источникам производилось Н.В.Юхнёвой. Ее исследования, главным источником которых послужили материалы однодневных переписей, важны в плане реконструкции демографических, социально-экономических, этнокультурных процессов в Санкт-Петербурге во второй половине XIX – начале XX вв.6 Значительная часть монографии Н.В.Юхнёвой посвящена этническим группам, среди которых татарская община, вследствие своей малочисленности, затронута лишь фрагментарно7.

     

    В постсоветское время изучение этноконфессиональной общины связано с творческой деятельностью коренного петербуржца, краеведа, исследователя татарской диаспоры Дауда Абдулахатовича Аминова. В 1992 г. вышел исторический очерк, написанный им на основе изучения широкого круга источников, прежде всего, впервые вводимых в научный оборот архивных материалов, об истории возведения Санкт-Петербургской соборной мечети8. Опубликованные спустя два года Д.А.Аминовым очерки по истории татарской общины по сей день остаются наиболее полной и содержательной научной работой в этой области исторических знаний9. Использование широкого круга источников и добротное знание жизни и быта татар XX в. позволили автору воссоздать подлинную картину жизнедеятельности этнической общины эпохи самодержавного владычества. На самостоятельную научную ценность претендует приложение книги с фотографиями из семейных альбомов рубежа XIX–XX вв. Среди других публикаций петербургских исследователей о татарах периода Российской империи по нашей проблематике следует отметить статьи А.И.Андреева и А.В.Кобака о мусульманском кладбище 10, Анаса Халидова об исламской общине11, а также Бориса Ронда о соборной мечети 12. Отдельные аспекты функционирования столичной махалли, в частности, деятельность будущего оренбургского муфтия Габдулвахита Сулейманова и приобретение земельного участка под мусульманское кладбище освещаются в работах Д.Д.Азаматова13.

     

    Большинство же современных исследований посвящено этнокультурной ситуации во второй половине XX в.14.

     

    Источниковой базой нашего труда, хронологические рамки которого охватывают досоветский период истории Санкт-Петербурга, послужили архивные документы. Поскольку светская власть внимательно отслеживала общественно-политическую, в том числе и религиозно-обрядовую жизнь иноэтнических групп столицы, практический все вопросы, связанные с функционированием исламских институтов, предварительно согласовывались с Министерством внутренних дел. Правительство с точки зрения государственных интересов подходило к решению насущных проблем этнических меньшинств, учитывая при этом и международное положение. Поэтому можно с уверенностью сказать, что основная часть материалов по истории столичной махалли сосредоточена в фонде (821) Департамента духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел Российского государственного исторического архива (РГИА) в Санкт-Петербурге.

     

    В фонде Оренбургского магометанского духовного собрания (И-295) Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан (ЦГИА РБ) Уфы хранится переписка религиозного органа и оренбургских муфтиев с Департаментом духовных дел иностранных исповеданий, губернской администрацией, столичным градоначальником (об испытании кандидатов на духовные должности и их утверждении, учреждении приходов, возведении мечети и др.), духовными лицами (о «неблаговидных» поступках духовенства и отдельных мусульман, по различным религиозно-бытовым вопросам), частными лицами и общественными организациями мусульман (различные стороны жизнедеятельности общины, возведение соборной мечети и др.).

     

    Достоверным источником в изучении сословно-социального, возрастного, полового состава горожан, их сфер занятости и расселения в поселении, а также других узловых социально-экономических и этнокультурных параметров повседневной жизни остаются материалы однодневных переписей. Сопоставление и анализ статистических сведений позволяют выявить динамику этих явлений, в том числе в этноконфессиональном разрезе. Среди российских городов Санкт-Петербург одним из первых стал в 1864 г. экспериментальной площадкой по сбору статистических сведений по западноевропейским меркам15. Следующие однодневные переписи здесь производились 10 декабря 1869 г.16, 15 декабря 1881 г.17, 28 января 1897 г. (в рамках Первой всеобщей переписи населения в Российской империи)18, а также 15 декабря 1900 г.19 и 15 декабря 1910 г. В нашем исследовании объектом комплексного анализа стали материалы переписей 1869, 1881, 1897 и 1900 гг.

     

    Примечания

    1 Бахтияров А.А. Брюхо Петербурга. Очерки столичной жизни / Ред. Ю.В.Артемьев. Вступ. статья и примечания Ф.М. Лурье. – Л., 1994.

    2 Эмирхан Равил. Иманга тугрылык. – Казан, 1997. – С. 254-267.

    3 Копанев А.И. Население Петербурга в первой половине XIX в. – М.-Л., 1957.

    4 Старовойтова Г.В. О формировании татарской зтнодисперсной группы в населении Петербурга-Ленинграда // Советская этнография. – 1980. – № 1. – С.34-45.

    5 Старовойтова Г.В. Этническая группа в современном советском городе. Социологические очерки. - Л., 1987.

    6 Юхнёва Н.В. Петербург – многонациональная столица // Старый Петербург. Историко-зтнографические исследования. – Л., 1982. – С.7-51 и др.

    7 Юхнёва Н.В. Этнический состав и зтносоциальная структура населения Петербурга. Вторая половина XIX - начало XX века. Статистический анализ. – Л., 1984.

    8 Аминов Д.А. Санкт-Петербургская Соборная кафедральная мечеть. Исторический очерк. – СПб., 1992.

    9 Аминов Д.А. Татары в Ст. Петербурге. Исторический очерк. - СПб., 1994; Его же. Мусульмане в Петербурге // Нева. – 1994. № 11. – С.300-306.

    10 Андреев А.И., Кобак А.В. Ново-Волковское кладбище (улица Салова, 80) // Исторические кладбища Петербурга. Справочник- путеводитель. – СПб., 1993.–С.466-471.

    11 Халидов ан.Б. Санкт-Петербург // Ислам на территории бывшей Российской империи: Энциклопедический словарь. – Вып.1. – М., 1998. – С.86-88.

    12 Ровда Борис. Восточная музыка, застывшая на невском ветру // Татарский мир - Татар деньясы. – 2002. – Ноябрь. – № 6. – С.6.

    13 Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце XVIII-XIX вв. – Уфа, 1996; Его же. Из истории мусульманской благотворительности. Вакуфы на территории Европейской части России и Сибири в конце XIX – начале XX вв. – Уфа, 2000.

    14 Евстегнеев Ю.А. Татарская община Санкт-Петербурга: (Опыт этносоциального исследования) // Молодежь в условиях социально-экономических реформ: Материалы международной научно-практической конференции, 26-28 сентября 1995 г. – В 2-х вып. – Вып 1. – СПб., 1995. – С.140-142; Евстегнеев Ю.А. Татарская община в Санкт-Петербурге // Петербуржцы (Этнонациональные аспекты массового сознания). – СПб., 1995. – С.123-126; Коган М.Э. Татары в Санкт-Петербурге (Ленинград на рубеже 90-х годов) // Кунсткамера. Этнографические тетради. – Вып.7. – СПб., 1995. – С.64-78; Карпенко Оксана. Быть «национальным»: страх потерять и страх потеряться. На примере татар Санкт-Петербурга // Конструирование этничности.– СПб., 1998. – С.Э7-96 и др.

    15 Загидуллин И.К. Перепись 1897 года и татары Казанской губернии. - Казань, 2000. – С. 19.

    16 Санктетербург по переписи 10 декабря 1869 года. Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. – Вып.1. Население по возрастам, семейному состоянию, вероисповеданиям и народностям, сословиям и грамотности. – СПб., 1872; Вып.2. Дома и квартиры и размещение в них жителей. - СПб., 1872; Вып. 3. Распределение жителей С.-Петербурга (исчисленных поименно) по промыслам, занятиям и другим родам средств существования. – СПб., 1975.

    17 С.-Петербург по переписи 15-го декабря 1881 года. – T.I. Население. – Часть 1. Издание С.-Петербургской городской управы по статистическому отделению. – СПб., 1883. С.-Петербург по переписи 15-го декабря 1881 года. – Т.II. Квартиры.–4.1. – СПб., 1883.

    18 Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. Т. XXXVII. Город С.-Петербруг. - Тетрадь 2 и последняя. – СПб., 1903.

    19 С.-Петербург по переписи 15-го декабря 1900 года. Население. – Вып. 1. – СПб., 1903.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ