www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Воскресенье, 30 апреля 2017, 12:07

Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ


Вы находитесь: / Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ / Отдел истории общественной мысли и исламоведения / Публикации сотрудников на сайте / Коротко о теме исследования «Ислам в Золотой Орде: традиции религиозного опыта»
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Об Институте истории АН РТ  •  Администрация  •  Отдел новой истории  •  Отдел новейшей истории  •  Отдел этнологических исследований  •  Отдел истории общественной мысли и исламоведения  •  Центр истории и теории национального образования им. Х.Фаезханова  •  Центр исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А.Усманова  •  Центр иранистики  •  Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков  •  Отдел информационных технологий  •  Крымский научный центр  •  Северо-Западный научный центр им. Л.Н. Гумилева  •  Центр этносоциологических исследований  •  Аспирантура Института истории АН РТ  •  Территориальные отделения  •  Архив
Шагавиев Дамир Адгамович  •  Валеева-Сулейманова Гузель Фуадовна  •  Адыгамов Рамиль Камилович  •  Мухаметдинов Рафаэль Фардиевич  •  Хайрутдинов Айдар Гарифутдинович  •  Мухамадеев Алмаз Раисович  •  Гайнанова Миляуша Рамилевна  •  Публикации сотрудников на сайте
Мусульманское искусство татар Среднего Поволжья: истоки и развитие  •  Татарское национальное искусство: к проблеме этнокультурного единства  •  Коротко о теме исследования «Ислам в Золотой Орде: традиции религиозного опыта»  •  Поволжье в составе Золотой Орды  •  Система религиозной иерархии у российских мусульман начала ХХ века  •  Специфика этико-философских представлений в татарском обществе начала ХХ века  •  Взгляды мусульманских теологов Ш.Марджани и Р.Фахрутдинова на проблему этногенеза татарского народа  •  Джадидизм в Среднем Поволжье: распространение и формы проявления  •  О публикациях 2003 года  •  Статьи Р.Ф.Мухаметдинова в "Звезде Поволжья" 2001-2004 гг.  •  ЕВРЕЙСКИЙ ФАКТОР ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ЗАПАДА С ИСЛАМСКИМ МИРОМ (этносы и власть)  •  Пророк Мухаммад и Битва за нефть...  •  Суфийский путь Карлоса Кастанеды  •  Коран раскрывает свои секреты  •  Статьи Р.Ф.Мухаметдинова 2007 года

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Коротко о теме исследования «Ислам в Золотой Орде: традиции религиозного опыта»
    Галиахметова Г.Г.
     

    Галиахметова Г.Г.

     

    Коротко о теме исследования «Ислам в Золотой Орде: традиции религиозного опыта»

     

    Проблематика распространения ислама в Золотой Орде привлекает интерес для изучения основных тенденций национально-культурного развития мусульманских народов Поволжья и Приуралья. История этих народов - часть истории народов России, поэтому обобщение историко-мировоззренческого опыта позволяет не только определить корни, причины и первоосновы происходящих в настоящее время событий, но и по-новому осмыслить современную общественно-политическую ситуацию в поволжском регионе.

     

    Классификации религий могут быть весьма различны и тем не менее вполне адекватны. Можно предложить достаточно классификаций религий, и все они будут вполне корректны. Все зависит от  принципа положенного в основу классификаций. В нашем случае этим принципом является религиозный опыт. Обычно под религиозным опытом понимается вся совокупность религиозных чувств и переживаний, т.е. любые психические состояния, связанные с исповеданием любой религии, однако, основой религиозного опыта является трансперсональный опыт, рассматриваемый в мистическом опыте и представляющий для нашей темы особый интерес. В рамках ислама мистический опыт представлен суфизмом, возникшим почти одновременно с зарождением этой религии

     

    Суфизм, как мистико-аскетическое течение, являющееся неотъемлемым элементом ислама в условиях средневековья и нового времени, у многих народов Кавказа, Средней и Центральной Азии до сих пор являющийся влиятельным движением, тем не менее не проявил себя активно как на фоне возрождения национального, этнокультурного и религиозного самосознания, так и не был отмечен среди настоящего всплеска нетрадиционной религиозности в общественной жизни Татарстана. Пребывание суфизма на “задворках” современной общественной жизни в Поволжье — это закономерность или же случайность? Как же в связи с развитием этого направления в исламе обстояло дело в Поволжье в средневековье? Исследование этого мистико-аскетического компонента в исламе поможет ответить на эти и многие другие вопросы.

     

    Суфизм, как чрезвычайно многогранное и неоднородное явление имеет сложную структуру. Сложность во многом заключается в том, что в  каждом исламском регионе суфийская идеология и его институты имели свои особенности, обусловленные уровнем социально-политического развития, этноконфессиональными характеристиками, спецификой культурного субстрата и т.д. Сказанное особенно актуально для Золотой Орды, где сосуществовало множество культур и традиций, которые в течение более чем двухсотлетнего совместного проживания претерпели различные взаимные воздействия друг на друга. В связи с этим изучение мистико-аскетического течения в исламе в Золотой Орде, безусловно, представляет научный интерес.

     

    Степень разработанности проблемы.

    Важнейшей источниковедческой базой в изучении истории распространения особенностей ислама и суфизма в средневековом Поволжье по домоногольскому периоду следует считать древнетюркские историографические памятники в честь Кюль-Тегина и Тоньюкука (VII в.); сообщения Ибн-Фадлана (XI в.) и Абу Хамида ал-Гарнати (XII в.); причисляемые к группе художественных памятников: “Кутадгу билик” Ю.Баласагуни (ХI в.) и “Хикметы” А.Ясави (ХII в.). Источниками по монгольскому периоду — известия арабских и персидских авторов ХIII-ХIV столетий, собранные В.Г.Тизенгаузеном; из произведений западноевропейских авторов ХIII-ХIV вв. — Плано Карпини, Гильома Рубрука. Из области правовой и дипломатической документации - ярлык Тимур Кутлука крымскому хану Мухаммеду; тюрко-татарские памятники ХIV в. «Нахдж ал-фарадис» М.Булгари, «Джумджума султан» Х.Кятиба. Следующим типом источников стали образцы народной литературы, поверий, примет тюркских народов и татар, изучавшиеся в ХIX в. К.Насыри, Н.Катановым, В.Радловым.

     

    Проблема исламизации Золотой Орды еще в дореволюционной историографии стала своеобразным объектом научного исследования (Н.Я.Бичурин, Г.С.Саблуков, И.Н.Березин, Дожи Банзаров, Б.Я.Владимирцов). Значительный вклад в становление научного осмысления истории ислама в этом государстве в 20-30-е гг. внесли В.В.Бартольд, Г.С.Губайдуллин, в 30-50-е гг. А.Ю.Якубовский.

     

    В 60-80-х гг. проблема распространения ислама среди кочевников получила отражение в основном в работах историков и археологов М.Г.Сафаргалиева Г.А.Федорова-Давыдова, А.Х.Халикова, Е.А.Халиковой, А.Г.Мухамадиева, Давлетшина Г.М.

    Конец 80-начало 90 гг. знаменовались выходом серии книг по истории Великой Степи Л.Н. Гумилева, где проблема религиозных отношений нашла также своеобразное отражение.

     

    В первой половине 90-х гг. в российской историографии наблюдается значительное пробуждение интереса к истории Золотой Орды. Появились труды посвященные различным аспектам истории этого государства (Г.В.Вернадский, Д.Д.Васильев, М.А.Усманов, Ф.Ш.Хузин, Э.С.Кульпин, Ю.Е.Варваровский, И.Л.Измайлов, А.И. Ракушин), средневековой татарской общественно-философской мысли и исламской проблематики в целом (Я.Г.Абдуллин, Р.М.Амирханов, М.Ахметзянов, Ф.М.Султанов, Д.М.Исхаков, Р.М.Мухаметшин, А.Н.Юзеев), так и монголам средневековья в частности, особенно в плане религиозного опыта (Н.Н.Крадин, В.В.Трепавлов, Т.Д. Скрынникова).

     

    Что касается проблем суфизма, которого в русской литературе именовали также дервишеством, зикризмом, мюридизмом, поначалу привлекали внимание в сугубо прагматическом плане, определяемым требованиями царской политики. Академический подход вырабатывается позднее в трудах П.Позднева, В.А.Жуковского, А.Е.Крымского, А.Э.Шмидта, Н.Казанского и др.

    Особое внимание уделялось изучению истории, практики и особенностей суфизма на Кавказе, в Средней Азии в Казахстане (М.А.Казем-бек; В.Ю.Гадаев; З.Дж.Мугадиев; А.Курбанмамадов; А.Мухаммедходжаев; Ю.Г.Петрарш; С-У.Г.Яхиев).

     

    Заметным явлением в отечественной историографии стали работы Е.Э.Бертельса, в которых подвергаются исследованию как история распространения и развития суфизма, так и различные историко-философские аспекты и проблемы суфиеведения.

    Широтой охвата, глубиной исследования суфийской проблематики и методологических вопросов отличаются работы А.Д.Кныша.

    Традиция изучения прагматического суфизма, получившая наиболее полное отражение в творчестве Дж.С.Тримингэма, нашла продолжение в исследованиях А.А.Хисматуллина. В исследованиях А.Шиммель, в отличие от Дж.Тримингэма, подвергаются тщательному анализу многие стороны не только практического суфизма но и интеллектуального, исследуются основные черты этого мистико-исторического явления как в историческом, так и в феноменологическом плане. Согласно А.Шиммель, многие традиционные на первый взгляд обычаи, например, исполнение мунаджатов - религиозных песен у татар имеют непосредственное отношение к суфизму.

     

    Для полного освещения конфессиональных отношений большое значение имеют труды, посвященные анализу традиционных религий: шаманизму и тенгризма (тенгрианства). Эти проблемы поднимались такими исследователями как Я.Д.Коблов, Н.Веселовский, О.А.Сухарева, В.Н.Басилов, С.Г.Кляшторный, Л.П.Потапов, С.Ю.Неклюдов, Т.Д.Скрынникова и др. Исследование американского исследователя Девина ДеВизе среднеазиатского памятника ХVI в. «Тарих-и дуст Султан» Утемиша Хаджи и его многочисленных подражаний, повествующих об обращении в ислам хана Золотой Орды Узбека, позволили автору установить многие аспекты исламизации Улуса Джучи и прийти к заключению о том, что исламизация Внутренней Азии стала преобразующим фактором, настроенным на доисламские традиции.

     

    В области регионального изучения суфизма особый интерес представляет история и литература татарского народа, этапные моменты развития которых, особенно древний период, были во многом связаны именно с этим течением (Г.Рахим, Г.Газиз, Я.Г.Абдуллин, Ш.Ш.Абилов, Р.М.Амирханов, Г.А.Тагирджанов, З.Ф.Ишмухаметов, М.В.Гайнетдинов, Г.М.Давлетшин, Р.Ф.Мухаметдинов, А.Т.Сибгатуллина, Ф.З.Яхин).

     

    Для воссоздания структуры онтологического пространства Золотой Орды, позволяющем наиболее полно представить религиозные настроения и изменения в этом государстве и строить модели их динамики необходимы адекватные общетеоретические и методологические подходы к ним. Среди трудов, в которых сформированы эти подходы, можно назвать исследования У.Джемса, М.Элиаде, Н.С.Трубецкого, Е.А.Торчинова, Р.С.Хакимова, Н.С.Розова, и т.д. Исследованию философских проблем как средневековой арабской философии вообще, так и арабо-мусульманского мистицизма в частности посвящены работы А.В.Смирнова, М.Т.Степанянц, Е.А.Фроловой, Г.Б.Шаймухаметовой, Т.Ибрагима, которые позволяют полно представить историю развития суфизма и определиться в общетеоретических подходах.

     

    Основные положения и выводы темы:

    1. Тенденции развития суфизма в Золотой Орде были обозначены в процессе постоянных столкновений между оседлым и кочевым мирами, одинаково рьяно стремившихся к власти. Анализируя вопрос принятия почти всеми ханами исламской веры, устанавливаются параллели в системе мировоззренческих особенностей ислама и доисламских верований тюрков и монголов.

    2. Для выявления особенностей функционирования ислама в Золотой Орде, рассматривается проблема преемственности в верованиях у тюрков и монголов, где основное внимание обращается на определение характера религиозно-мифологических представлений этих народов. Исторические общности и параллели в мировоззренческой системе указанных народов, наряду с такими факторами как императивы ресурсной обеспеченности, государственного и военного строительства, создавали благоприятные условия для развития общественно-политических отношений в Золотоордынском государстве.

    3. Распространение ислама в Золотой Орде рассматривается и как еще одно проявление региональных особенностей ислама и его способности адаптации к местным условиям. Ислам в Золотой Орде принял своеобразный облик, обусловленный особенностями древних верований тюрков и монголов - шаманизма и тенгризма.

    4. Анализируемые в художественных памятниках мотивы и ценности суфизма позволяют установить, что идеи суфизма в Золотой Орде имели место в своеобразном рационалистическом ключе, отличались рационализацией и этизацией мистического опыта, отстраненностью от непосредственного переживания.

     

    Основные положения темы нашли отражение в следующих публикациях:

     

    Ислам в Золотой Орде // Идель. - 1999. - №12. - С.65-67.

     

    «Жомжомэ солтан» дастанында суфичыл-фэлсэфи карашларнын чагылышы // Ислам в истории и культуре татарского народа. - Казань, 2000. - С. 57-71. (на татарском языке)

     

    Религиозные традиции в Золотой Орде в первой половине ХIV в. /Актуальные проблемы истории государственности татарского народа. - Казань: Изд-во «Матбугат йорты», 2000. - С.49- 57.

     

    Суфизм в Золотой Орде. // Суфизм в Поволжье: история и специфика. - Казань: Иман, 2000. - С.26-28.

     

    Ислам в Золотой Орде: традиции религиозного опыта (к вопросу изучения темы) //Сборник материалов итоговых конференций молодых ученых и аспирантов за 1999-2000 гг. - Казань: Изд-во «Мастер Лайн», 2001. - С.43-50.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ