www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Пятница, 24 февраля 2017, 11:01

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Публицистика / Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Рафаэль Хакимов. Кто ты, татарин?  •  Пластилиновая история для служебного пользования  •  Некоронарное шунтирование «татарского вопроса»  •  Начнут ли признавать права этрусков и галлов в Европе?  •  Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее  •  Господин Кириенко показывает нам язык  •  «Татарская проблема» во всероссийской переписи населения (взгляд из Москвы)  •  Взгляд на всероссийскую перепись из Татарстана  •  Незаконнорожденные дети господ журналистов или о навязчивом шумеро-булгаризаторстве истории татар  •  Татары в России хотят перемен!  •  Д.М.Исхаков. Нация и политика: татарский вектор  •  И.З.Илалдинов. Истоки нашей бедности, или Почему Россия все же не Америка?  •  Публикации о мусульманском реформаторе Р.Мангушеве  •  Нужна ли России национальная наука?

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее
    Измайлов И.Л., Каримов И.Р. Журнал «Родина». 1999. № 11
     

    Измайлов И.Л., советник президента Академии наук Татарстана, кандидат исторических наук

    Каримов И.Р., помощник президента Академии наук Татарстана

     

    Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее

     

    Все, что хотел сказать народу своему,

    на вечном камне - здесь! - я высечь повелел.

     

    Смотрите на него, вникайте в письмена, -

    здесь вечный камень я на все века воздвиг.

    Надпись в честь Кюль-тегина

    732 г.

     

    Каждая эпоха предъявляет свои требования языку, определяя его специфику, особенности и уровень развития. Одним из важнейших показателей развитости языка является письменность, поднимающая язык на качественно новый уровень. С созданием системы начертания слов с помощью букв, язык как бы отрывается от говорящих уст своих носителей и начинает жить новой, более сложной жизнью. Письменность выступает могучим средством распространения языка как на территории проживания его носителей, так и во времени, фиксируя мысли "ушедших поколений", передавая их потомкам, когда народ исчезает, а "звучат лишь письмена".

    В древнем и средневековом обществе грамотность, умение писать и читать считались божественным даром. У многих народов сохранились легенды о письменности как тайном знании, переданном богами людям. Пиетет перед печатным, "неизреченным" словом сохраняется до сих пор, например, большинство людей гораздо с большим доверием относится к газетным сообщениям, чем к устной молве, хотя содержательность сообщений и тех и других часто бывает одинаковой.

     

    Известие о переходе татар России на латинский алфавит вызвало живой отклик в ряде средств массовой информации и с их подачи получило определенное политическое звучание. Но прежде чем обратиться к политическим аспектам проблемы, выясним историческую подоплеку этого события.

    Письменность у тюркских народов насчитывает более чем двухтысячелетнюю историю. За это время тюркские народы сменили несколько форм алфавита для записи своего языка. Все они в разной степени точности и адекватности отражали особенности тюрко-татарской речи. Образование тюркской письменности стимулировало процесс создания литературного наддиалектного тюркского языка. Все средневековые и современные литературные языки в значительной части восходят к языку Тюркского каганата. Недаром транслитерированные тюркские надписи практически без словаря доступны любому, знающему литературный тюркский язык.

     

    Первые известия о "неведомых" надписях на камнях в Сибири и Центральной Азии появились в конце XVII - начале XVIII вв. Сравнение этой графики с готскими и скандинавскими рунами, издавна знакомыми европейским ученым, привело к закреплению в научной литературе термина тюркская (или орхоно-енисейская) "руническая" письменность. Прочтение ее на основе тюркского языка и транслитерация данной письменности на латынь впервые были сделаны датским тюркологом В.Томсеном.

     

    Тюркская руника состояла из 35 знаков с некоторыми местными графическими вариантами. Писались они справа налево, и каждый знак чертился отдельно, как правило, не соединяясь друг с другом. Наблюдалось довольно значительное несоответствие между количеством звуков и количеством знаков, например, звук "ш" обозначался 6 знаками, ряд звукосочетаний обозначался специальными литерами и т.д. Тем не менее, академик В.В.Бартольд отмечал, что тюркский рунический "алфавит... был превосходно приспособлен к тюркскому языку, особенно к закону сингармонизма и в этом отношении представляется гораздо более совершенным, чем сменившие его алфавиты уйгурский и арабский".

    В Восточную Европу орхоно-енисейские руны проникли вместе с волнами тюркоязычных кочевников. Первые рунические памятники известны здесь с VIII-IX вв. Восточноевропейские руны кроме традиционной орхоно-енисейской графики, частично представляли собой, так называемую "племенную" письменность, т.е. письменность отдельных племенных союзов. На территории Волго-Уральского региона руника проникает вместе с тюрко-булгарскими племенами, где она использовалась для некоторых бытовых нужд вплоть до XII в.

     

    С X в. в Восточной Европе, прежде всего в Волжской Булгарии, вместе с исламом распространяется арабская графика. Она служила для записи официальной документации и государственного делопроизводства, а также литературных произведений. В Улусе Джучи (Золотой Орде) в ханской канцелярии для написания некоторых важных государственных актов в начале XIII - XIV вв. использовался также уйгурский алфавит, но наибольшее распространение получила деловая документация и литература, созданная на основе арабского письма, которая в начале XIV в. приобрела официальный статус. В государстве Джучидов были выработаны общеразговорное городское койне и литературный наддиалектный язык - поволжский тюрки. В XV - начале XX вв. татары Волго-Уральского региона (как и все мусульмане России) использовали исключительно арабскую графику (с добавлением некоторых знаков). После середины XVI в. арабское письмо, утратив официальные функции, применялось в качестве языка религии, образования и культуры. При этом уровень грамотности среди татар по сравнению с другими народами России был довольно высок.

     

    Несмотря на почти тысячелетнюю историю функционирования арабской графики в качестве основы для тюркской письменности, она практически не менялась. Основными неудобствами были сложность начертания (из 28 букв лишь 16 имеют самостоятельную форму начертания, а остальные отличаются друг от друга диакритическими точками), трудности употребления букв (в зависимости от местоположения в слове каждая буква имеет свою графему) и затруднения в чтении (арабские графемы были приспособлены для передачи различных оттенков произношения арабской речи и не соответствовали особенностям тюркской речи, в частности, в арабском письме отсутствовали буквы для передачи гласных звуков).

    Все эти явные неудобства использования арабского письма для передачи тюркских языков, стали особенно заметны в условиях промышленной и информационной модернизации рубежа XIX - начала XX вв. Выяснилось, что использование арабского письма делает невозможным использование механических пишущих машинок, затрудняет работу наборщиков типографий и осложняет обучение грамоте, при этом овладение арабской графикой не способствует обучению европейским языкам и, следовательно, тормозит прогресс общества. Были сделаны попытки модернизировать арабскую графику путем введения букв для гласных звуков, но все они оказались нежизнеспособными.

     

    Одновременно татарские реформаторы начали разработку нового алфавита для тюркских народов на основе латинской графики - яналиф (т.е. "новый алфавит"). Основными теоретиками его были тюркологи Г.Нугайбек, М.Корбангалиев, Г.Шараф, Г.Алпаров, Л.В.Щерба, Н.Ф.Яковлев, С.Агамалы-оглы, М.Ф.Ахундов и др., которые выработали систему, более точно соответствующую сингармонизму и нормам тюркских языков. К середине 1920-х гг. движение за изменение графики охватило все тюркские республики СССР, а в Турции правительство Кемаля Ататюрка начало кампанию за переход к латинице (официально алфавит был введен в 1928 г.). Кроме технических удобств применения письма, для советского (как, впрочем, и для кемалистского) государства был важен политический аспект - факт разрыва общества с традиционной исламской культурой, которую символизировала арабская графика, проведение политики массовой атеизации населения.

     

    На Первом Тюркологическом съезде в Баку в 1926 г. большинство делегатов проголосовало за введение нового алфавита, что дало основание для декретивных органов начать вводить его в делопроизводство, образование и периодическую печать. В Татарской АССР агитация перехода на яналиф вызвал волну критики и скрытого сопротивления. Целый ряд видных политиков и деятелей культуры (Г.Ибрагимов, К.Мухтаров, Г.Мансуров и др.) считал, что "будучи в принципе не против нового тюркского алфавита на латинской основе, в силу наших культурно-исторических традиций... должны выбрать путь реформы", т.е. усовершенствования арабской графики. При этом противники яналифа указывали, что в Татарстане есть все условия для этого: высокая культура на арабском письме, высокий уровень грамотности, развитая полиграфическая база и т.д. Было также опасение, что переход на новую графику нарушит преемственность культуры, лишит ее вековой традиции. Эти аргументы не были услышаны.

     

    Противники яналифа подверглись жесткой критике и партийным "чисткам". С 1 февраля 1929 г. в ТАССР было введено делопроизводство в государственных, кооперативных учреждениях и общественных организациях, а 7 августа 1929 г. постановлением ЦИК и СНК СССР "О новом латинизированном алфавите народов арабской письменности Союза СССР" переходу на латиницу был придан официальный статус. К 1 января 1930 г. на новый алфавит полностью перешли газеты и журналы, издательства, учебные заведения и т.д. Характерно, что на латиницу были переведены также чуваши и якуты, у которых до этого существовал алфавит на основе кириллицы, разработанный православными миссионерами.

    Спустя некоторое время латинская графика перестала удовлетворять нуждам советского руководства и их политике ускоренного "сближения и слияния" народов. У руководства страны созрел план перевода всех языков народов СССР на письменность на основе кириллического алфавита. Суть этой политики ясно выразил один из разработчиков этой реформы: "С ростом культурного уровня народов СССР латинизированный алфавит перестал удовлетворять потребности развития языков. Он не обеспечивал всех условий к сближению с культурой великого русского народа". В условиях разгула сталинского террора и уничтожения не только политической, но и научной элиты татарского (как и других мусульманских народов СССР) никаких дискуссий по этому поводу уже не разворачивалось. Не было и достаточной научной проработки вопроса, а вся кампания ограничилась рядом выступлений в печати с одобрением этой идеи. После решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР проблема перехода на новый алфавит была поставлена чисто технически. В начале 1939 г. в течении трех (!) месяцев был осуществлен полный переход на кириллицу. Ряд западных ученых (Т.Давлетшин, У.Коларз и др.) не без оснований называют эту смену алфавита "алфабетической русификацией".

     

    Татарский алфавит на основе кириллицы состоял из 39 знаков (33 знака кириллицы и 6 новых для обозначения звуков татарской речи) и как система письма не был свободен от многих недостатков. Так, создавая кириллические алфавиты для каждого народа составители не унифицировали их, в результате одни и те же графемы в разных тюркских языках стали обозначать разные звуки. Специальная комиссия АН СССР в течении 40 лет так и не смогла привести их в соответствие. При создании кириллического алфавита не были учтены все особенности фонетики татарского языка (42 фонемы), что создало сложности для их передачи на письме, осложняющих правила орфографии и породило множество разночтений (начиная от написания имен до отдельных слов), разрушающих единство литературного языка. При использовании кириллицы возникла проблема интерференции, т.е. испорченное произношение, возникающее тогда, когда знающий русскую фонетику читает татарские слова, которые звучат по-иному, чем написаны и наоборот татары, привыкая к "татарскому" чтению кириллицы и русские тексты читают "по-татарски".

     

    Проблемы несовершенства кириллического письма, были со всей остротой поставлены в конце 1980-х гг. в период подъема национального движения, когда была сделана попытка модернизировать татарский алфавит с помочью введения еще трех новых букв. Одновременно среди интеллигенции началась кампания за возврат к латинскому алфавиту. С 1990 г. было предложено несколько вариантов латинского письма, но вскоре дискуссия сосредоточилась на двух вариантах: возврат к яналифу (с некоторыми дополнениями) и переход на унифицированный тюркский алфавит (с добавлением нескольких графем).

    В 1994 г., после всестороннего обсуждения вопроса в Академии наук Татарстана, рекомендации по переходу на новую письменность были включены в "Государственную программу Республики Татарстан по сохранению, изучению и развитию языков народов Татарстана", которая 20 июля 1994 г. была принята Верховным Советом Республики Татарстан. Накопленный за несколько лет опыт применения этой программы позволил поставить вопрос о поэтапном переходе на латинскую графику.

     

    Руководство республики, понимая, что переход на новую письменность должен затронуть всех татар стремилось обеспечить максимальную участие в обсуждении этого вопроса татар из всех регионов России. Неоднократно на встречах с представителями татарской диаспоры и руководителями национально-культурных обществ ставился вопрос о переходе на латиницу и практически всегда эта идея горячо одобрялась. Все это позволило вынести вопрос о переходе на латиницу на обсуждение делегатов II Всемирного конгресса татар. Выступавшие представители регионов выразили поддержку этой программе. Наиболее четко изложил их пожелание председатель совета национально-культурной автономии из Санкт-Петербурга С.Т.Хасанов: "Считаем также назревшим перевод татарской письменности с кириллицы на латинскую графику, что даст нам возможность общения с татарами, проживающими в других странах мира, и облегчит вхождение в мировое компьютерное информационное сообщество". 28 августа 1997 г. делегаты конгресса единогласно приняли постановление о переходе на латинскую графику. В ходе дискуссии в Академии наук Татарстана и на заседаниях парламентских комиссий были разработаны конкретные система письма (на основе унифицированной латинской графики) и последовательные шаги по реализации данной программы.

     

    Разработанная современная латинская графика состоит из 34 знаков. Данная система ориентируется на унифицированный тюркский латинский, а также учитывает положительные стороны яналифа и стремится наиболее полно и точно отразить фонетику татарского языка. Учитывая опыт применения яналифа и унифицированной графики, можно сказать, что данный алфавит наиболее адекватно отражает особенности татарского языка и позволяет избежать интерференции.

     

    15 сентября 1999 г. Сессия Государственного Собрания Республики Татарстан приняла в третьем чтении данный закон "О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики", который после подписания его президентом должен вступить в силу и начать реализовываться. Программа вступает в силу с 1 сентября 2001 г. рассчитана на десять лет, когда 1 сентября 2011 г. должен состояться полный переход на новую систему графики с учетом практики ее применения.

     

    Все это однозначно свидетельствует, что смена системы письма является не политически конъюнктурным, а давно назревшей необходимостью. Нельзя сказать, что принятие закона проложило линию раздела между татарами Татарстана и татарами, живущими за его пределами, поскольку этот вопрос неоднократно обсуждался и получил одобрение татар всего мира. Кроме того, надо смотреть правде в глаза - количество наименований и тиражи периодики и книг (в том числе учебной литературы) на татарском языке, издающихся в Татарстане для регионов компактного проживания татар, во много раз превосходят продукцию местных издательств, поэтому культурная политика татарского народа еще долго будет определяться в Казани, а не, скажем, в Пензе и учебники для татар от Татарского пролива до Каспия еще долго будут, к сожалению, печататься исключительно в Казани, а не в Москве. Хотя бы поэтому татарам не грозит разделение по этно- "графическому" признаку.

     

    И, наконец, политический аспект этого решения. Критики волеизъявления татарского народа как-то очень по Фрейду проговариваются, стремясь уличить сторонников латинской графики в антирусской направленности этого решения. Аргумент их таков: "мы почти уже один народ, остались только некоторые различия, которые надо как можно быстрее стереть, а не усугублять". Действительно, в этом смысле переход на латиницу является дополнительным ресурсом этнической мобилизации и служит для татар интересам защиты и сохранения родного языка. Но никто и никогда не обещал, что целью татар будет стремление раствориться в новой исторической общности людей - "российском народе". Да, татары хотят жить в России, в дружбе и согласии с русским народом. Вместе, но наравне. И, поэтому они смеют надеяться, что их усилия по сохранению своей культуры и языка найдут понимание и поддержку, а не злобные инвективы известных языковедов от политики, стремящихся поссорить татар и русских.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСК