www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Понедельник, 1 мая 2017, 09:14

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Публицистика / Господин Кириенко показывает нам язык
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Рафаэль Хакимов. Кто ты, татарин?  •  Пластилиновая история для служебного пользования  •  Некоронарное шунтирование «татарского вопроса»  •  Начнут ли признавать права этрусков и галлов в Европе?  •  Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее  •  Господин Кириенко показывает нам язык  •  «Татарская проблема» во всероссийской переписи населения (взгляд из Москвы)  •  Взгляд на всероссийскую перепись из Татарстана  •  Незаконнорожденные дети господ журналистов или о навязчивом шумеро-булгаризаторстве истории татар  •  Татары в России хотят перемен!  •  Д.М.Исхаков. Нация и политика: татарский вектор  •  И.З.Илалдинов. Истоки нашей бедности, или Почему Россия все же не Америка?  •  Публикации о мусульманском реформаторе Р.Мангушеве  •  Нужна ли России национальная наука?

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Господин Кириенко показывает нам язык
    (к вопросу о восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики) Измайлов И.Л.
     

    Измайлов И.Л., к.и.н., советник президента Академии наук Республики Татарстан

     

    Господин Кириенко показывает нам язык

     

    Вопрос о восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики с недавних пор будоражит умы не только специалистов-филологов и учителей, но и щекочет нервы журналистам. При этом настоящая кампания критики (хотя более справедливо было бы ее назвать травлей) этого сугубо внутреннего дела татар все набирает обороты и становится все более разнузданной.

     

    Между тем, нынешняя информационная атака на наш язык имеет свою предысторию. Как известно, начало ей положила два года назад статья “Язычники” журналистов Максима Юсина и Гаяза Алимова (себя он аттестовал как “пензенского татарина) в “Известиях” (23.09.99). Тогда же на страницах журнала «Родина» (1999. № 11) мы с Ильдаром Каримовым дали ответ на поползновения поставить под сомнение необходимость и правомерность этого шага. Излагалась история вопроса и использование различных систем графики для тюрко-татарского языка и указывалось, что смена системы письма является не политически конъюнктурным, а давно назревшей необходимостью, подтвержденной делегатами Второго Всемирного конгресса татар (тогда 28 августа 1997 г. делегаты конгресса единогласно приняли постановление о необходимости возвращения латинской графики). Одновременно мы отмечали, что принятие закона отнюдь не проложит линию раздела между татарами Татарстана и татарами, живущими за его пределами. И не только потому, что этот вопрос неоднократно обсуждался и получил одобрение татар всего мира, но и потому, что, если смотреть правде в глаза, то мы увидим: количество наименований и тиражи периодики и книг (в том числе учебной литературы) на татарском языке, издающихся в Татарстане для регионов компактного проживания татар, во много раз превосходят продукцию всех местных издательств, не говоря уже о Москве. Именно потому, что культурная политика татарского народа еще долго будет определяться в Казани, а не, скажем, в Пензе или Нижнем Новгороде и учебники для татар от Татарского пролива до Каспия еще долго будут, к сожалению, печататься исключительно в Казани, а не в других городах и как раз поэтому-то татарам не грозит разделение по этно- "графическому" признаку.

     

    Смею надеется, что эта, а также целый ряд еще более аргументированных и красноречивых статей наших коллег - филологов и историков - заставили исполнителей прикусить язык, поскольку новых аргументов не было, а старые не выдержали критики. Именно тогда, когда московские власти и разбуженное ею “медвединство” только просыпалось и надо было ускоренными темпами вводить латинскую графику. Однако татарстанские политики, прямо скажем, прозевали удобный момент.

    Далее в дискуссию вступили политики. Началось это с, так называемой экспертизы, комитетами Государственной Думы России татарстанского закона, где это возвращение узаконивается. Сначала, видимо, для общего порядка комиссией, в которой не было ни одного языковеда, отмечалось что “как лингвистические, так и педагогические основания для данной реформы графики отсутствуют”, а “современный татарский литературный язык успешно развивается при использовании алфавита на кириллической основе”. Вообще эту “информацию” следует занести в анналы политической филологии (или филологической политики - это, как угодно). Комиссия работала в республике три дня и не имея в своем составе сколько-нибудь не то, что тюркологов, но и просто филологов, сумела сделать вывод об отсутствии “лингвистических и даже педагогических оснований для языковой реформы.

    После этого было много других негативных выступлений и откликов. Но при этом сколько-нибудь внятных аргументов против этого решения было высказано три: недовольство учителей новой программой, значительные финансовые затраты, привычностью кириллицы и недовольство диаспорально проживающими за пределами республики татарами.

     

    Учителя, как известно, довольно консервативный слой общества. Дай им волю в освещении учебного материала и они остановят прогресс! Если бы не университеты и наука, разрабатывавшая все новые и новые учебные программы и планы, учителя до сих пор бы рассказывали детям, что Земля плоская, а Солнце вращается вокруг нее - так проще, общепонятно и очевидно. На то и общественный заказ, чтобы внедрят современное и прогрессивное. Да, на первых порах учителям будет трудно - надо осваивать новый материал, новую программу. Разумеется, проще годами учить по старым конспектам. Но лучше ли это для общества. Должно ли оно принести в жертву традиционности стремление к модернизации? Вряд ли. Настораживает только целенаправленная, как по заказу (вполне, очевидно, политическому), организованная учителями и академиками от педнаук кампания против внедрения латиницы. Причем исходит эта инициатива не от педагогов, действительно разрабатывавших проблемы преподавания татарского языка на основе латиницы в школе, а людей далеких от этих проблем. Так и задаешь себе вопрос: какие звуки эоловой арфы услышали они после заключения комиссии Госдумы, поскольку до этого воспринимали латинизацию довольно адекватно? Что это вдруг учителя, обычно тихие и спокойные, стали трактовать вопросы графики? Не лучше было бы спешно начать их переподготовку, а не спрашивать у них согласия на реформы? Конечно, эти недоуменные вопросы - не ко многим сотням учителей, которые являются цветом нации и искренне желают улучшить латиницу и быстрее начать ее преподавание. Это вопросы, скорее, к министерству образования, которое, очевидно, увлеклось политическими играми, вместо того, чтобы исполнять закон, принятый татарстанским парламентом.

     

    Касаясь финансовых затрат, следует поблагодарить заинтересованные стороны (в первую очередь комиссию Госдумы) за внимание к нашим деньгам, тем более, что они сделали все от них зависящее, чтобы лишить нас средств. Однако, поскольку наш парламент демократично решил выделить свои деньги (которые еще не отобрал центр, но очень хочет) на эти цели, то беспокойство со стороны московских политиков кажется излишне навязчивым. Как говориться, спасибо, не надо. Свои средства мы тратим так, как считаем нужным.

    Болезненный вопрос о привычности кириллицы и изданных на ее основе тысячах томов книг. Не лишимся ли мы в очередной раз своего наследия? Пожалуй, что проблема существует. Есть только два смягчающих ее момента. Многое из того, что издано в Советской Татарии (оно под пером “комиссаров” из Госдумы превратилось в “гигантский пласт культуры”) вообще не стоит перепечатывать ни на латинской, ни на кириллической, ни на какой другой графике. Оставим эти труды историкам, которым для того, чтобы познакомится с ними придется изучить несколько букв. Если учесть, что несравнимо больше по значимости наследие татарского народа, изданное и написанное на арабице, вообще недоступно никому, кроме небольшого круга специалистов, то это не кажется таким уж сложным делом. То же, что действительно требует переиздания будет постепенно напечатано. Уверен, что это не потребует, ни сверхусилий, ни сверхзатрат. Список не слишком велик.

     

    Другой момент связан с включенностью татар в русское государство и его языковую среду. Как бы мы, не хотели бы от этого отказаться, но русский язык и кириллицу нам знать придется. При этом на первых порах может потребоваться знание татарских кириллических букв. Опять-таки это слишком малая плата за возможность сохранения языка. В настоящее время кириллица убивает татарский язык. Известно, что при создании кириллического алфавита не были учтены все особенности фонетики татарского языка, что создало сложности для их передачи на письме, осложняющих правила орфографии и породило множество разночтений (начиная от написания имен до отдельных слов), разрушающих единство литературного языка. При использовании кириллицы возникла проблема интерференции, т.е. испорченное произношение, возникающее тогда, когда знающий русскую фонетику читает татарские слова, которые звучат по-иному, чем написаны и наоборот татары, привыкая к "татарскому" чтению кириллицы и русские тексты читают "по-татарски". Иными словами, вопрос стоит так, следует ли попытаться спасти язык от поглощения русским за счет перехода на отличную графику (хотя в исторической перспективе успех не гарантирован), либо не делать ничего и ждать, тогда он медленно погибнет неминуемо.

     

    И наконец наиболее часто в последнее время педалируемый вопрос о якобы нежелании татар, проживающих вне республики переходить на латиницу. Он будировался всегда, но наиболее остро поставлен в письме московских татар, опубликованном в правительственной “Российской газете”, указывавших, что переход на латинскую графику в Татарстане расколет нацию, поскольку в других регионах России переходить на нее не желают. Аргумент оказался очень веским и заставил татарстанских политиков призадуматься. Тут и дошло дело до "триариев". Развивая успех, опять откликнулись неизменные “Известия”, опубликовав статью Рустама Абдуллина “Покажите язык” (19.09.01), где своими мыслями по поводу дебатируемых проблем высказался полпред президента РФ в Приволжском округе Сергей Кириенко. Ясное дело, что когда человек подобного ранга комментирует событие, то это не может быть просто мнением отдельного человека. Вначале он, впадая в некоторое раздвоение личности, пытается разделить свою точку зрения как чиновника (“поскольку по законодательству парламент Татарстана и руководство республики вправе самостоятельно принимать решение о шрифте, то мы не должны здесь с позиций федеральной власти вмешиваться”) и как отдельной личности (“считаю, что не стоило бы вводить латинский шрифт для татарского языка”). То, что российские чиновники думают одно, подразумевают другое, а делают третье - не новость, а секрет Полишинеля. Дело в другом. Думается, что г. Кириенко как раз вполне целен. Разумеется, для него “очень важный вопрос - сохранение культурных традиций, сохранение культурных корней богатейшей татарской истории, одной из старейших на территории Российской Федерации”. Заботит же его то, что: “не все татары в Российской Федерации живут на территории республики Татарстан. Там живет только половина татарского населения. Что будет с остальными... Если книги, учебники начнут в Татарстане выпускаться на латинице, а татары, живущие на всей территории остальной Российской Федерации, не смогут читать эти книги, то это проблема”. Действительно. Но это не проблема - это беда, но беда не в том, что татары не смогут их читать на латинице, ужас в том, что они скоро вообще не смогут читать по-татарски!

     

    И об этом свидетельствует та же известинская статья, где полпред с иезуитской хитростью “подставляется” (или нам показывают его язык?). Здесь со слов вице-премьера Татарстана Зили Валеевой говорится, что на этой самой “всей территории остальной Российской Федерации” обучается на родном языке только 7% татар. Процент вообще изучающих там татарский язык будет, видимо, только на разы лучше. Не знаю есть ли татарские школы в Нижнем Новгороде, но в Москве, откуда пришло письмо “пятидесяти разгневанных мужчин”, только одна школа, где есть татарский класс (то есть, даже не преподавание всех предметов по-татарски, а просто изучение язык, культуры и истории своего народа). Примерно такое же положение почти везде по “остальной Российской Федерации”, где лучше, где хуже. То есть, положение с татарским языком в России просто ужасающее. И то, что творится иначе, чем дискриминацией назвать нельзя, ибо именно это слово обозначает “ограничение или лишение прав определенной категории граждан по признаку расовой или национальной принадлежности” (Словарь иностранных слов. М., 1979), поскольку право на получение образования на родном языке - одно из базовых прав народа и личности. Для наглядности только один пример. Власти одной из земель ФРГ - Свободного государства Саксония попытались воспрепятствовать продолжению преподавания языка лужицких сорбов в одной из школ, мотивируя это тем, что в ней всего 17 учеников и это экономически невыгодно. Эта проблема широко освещается в прессе, обсуждается на Совете Европы, хотя сорбов всего около ста тысяч человек. Российские СМИ также с большим вниманием и сочувствием отнеслись к этой проблеме, отмечая, что этот народ за десять веков германизации сохранил свою культуру, язык и обычаи. “Уже в силу этого очевидно, - пишет корреспондент Е. Григорьев (НГ, 5.09.2001), - что сохранение культурного наследия и языка славянского меньшинства в германии меньше требует голого чиновничьего администрирования и крохоборческой экономии. Наоборот, оно заслуживает всяческого внимания, поддержки и благожелательного отношения. Ведь это же часть как германской, так и европейской культуры”. Вспомним, как часто возмущаются российские СМИ фактами дискриминации русского языка в Прибалтике, на Украине, в республиках Средней Азии. И совершенно справедливо возмущаются. Вот только в чужом глазу и соринка кажется бревном, а в своем - все наоборот.

     

    И не припомнишь сразу, чтобы в центральной прессе кто-то подобным образом писал о “втором государствообразующем народе”, который в Приволжском федеральном округе составляет 12% населения. Не слышал я и ни о каких обращениях этих “озабоченных языком татар” в адрес г. Кириенко и его Президента, с просьбой увеличить ассигнования на татарские (да и другие национальные) школы в России. Нет и не будет подобных обращений, ибо на татарскую школу им глубоко плевать, будь она хоть на египетской иероглифике. Именно, поэтому, а не потому, что кто-то не знает языка, а кто-то вообще не имеет морального права что-то говорить о республике, как, например, кинорежиссер Булат Мансуров, которой получил огромные деньги на фильм, которого пока нет. Если бы эти подписанты действительно желали лучшей участи татарскому языку, то не дергались бы марионетками в чужой игре, а действовали во благо республике и нации.

     

    Что касается полпреда Кириенко, то, все его реверансы и вздохи о “сохранении культурных традиций и культурных корней богатейшей татарской истории” лишь крокодиловы слезы расчетливого чиновника. Осознает ли он мрачные перспективы грозящие одной из национальных культур его округа, вне зависимости, перейдет ли Татарстан на латиницу или нет? Что он делает, чтобы наполнить школы учителями и учебниками? Открываются ли в вузах округа (кроме Казани) кафедры по изучению татарского языка, увеличивается ли прием студентов, есть ли возможность для татар получить высшее образование (пусть даже гуманитарное) в вузах округа (кроме Казани и Уфы)? Увеличены ли тиражи татарских учебников на кириллице, издающихся в Нижнем Новгороде? Что-то мне подсказывает, что ответы на все эти вопросы будут, если не совсем отрицательными, то уклончивыми. Во всяком случае, как человек интересующийся, я еще не встречал учебника по татарской истории, написанном по-татарски и изданном за пределами Татарстана.

     

    В свете этих “7%”, по иному оцениваешь и степень его искренности и уважительности к нашему народу. То же, что-то около 7%, а может быть и менее. Будь г. Кириенко не на словах, а на деле заинтересован в гармоничном развитии России и так уважаемого им татарского народа, будь он действительно либералом и демократом, то он бы не только сказал бы, что выбор атрибутов его культуры - его, народа, дело. Тогда бы он не только призвал бы уважать чужой выбор, но и пообещал бы всячески помогать в его реализации. Но нет. В словах полпреда звучит металл и грозное предупреждение - “не все татары живут в Татарстане” и “что будет с остальными?” При такой постановке проблемы уже нет места уважению к “культурным корням богатейшей истории татар” Они, живущие вне территории республики становятся заложниками политики Кремля. Прикрывшись ими, как живым щитом кукловоды трусливо прячутся позади, спрашивая, “а что будет с остальными?” Думаю, что ничего особенного не случится. Там, где потребляли культуру, создаваемую в Татарстане - так и будут ее потреблять, вместе с латынью. Там, где захотят и главное - смогут создавать сами на кириллице - будет свой центр культуры. Однако, учитывая, что до сих пор московско-нижегородские власти не спешили создавать подобный центр, то, вряд ли, он возникнет и сейчас. Очень не простое и хлопотное это дело - создавать науку, вузы и кадры учителей. А у федеральных властей, так много соблазнов потратить средства с пользой, что этот вариант развития событий можно рассматривать, как фантастический.

     

    Вообще, “нетатарстанские татары” очевидно, рассматриваются как собственность федерального центра. При этом вопросами своего образования и культуры они не могут ведать сами, а за них все решается в Москве или в Нижнем Новгороде. Совершив спиральный виток история выносит нас обратно к состоянию на конец позапрошлого века, когда прямо стояла только вертикаль и никакой национально-культурной автономии не было и помина. Видимо, скоро нас ждет еще большее закручивание гаек и усиление культурного (скорее, антикультурного) империализма. Может ли быть в таком случае свободным выбор у татар в и вне республики? Остается ли в таком случае у Татарстана какое-то поле для маневра, кроме движения к латинице с надеждой на то, что ни федеральная, ни окружная власти, не смогут организовать обучение и преподавание, издание книг и учебников на кириллице. Правда в этом случае власти приготовят для нас “последний довод королей”, о чем намекает и полпред.

     

    Он, как всегда, корректен и сдержан, но дьявол, как известно, скрывается в деталях. Вот и у полпреда Кириенко случилась весьма важная оговорка. Он сказал, что вопрос о латинице “это скорее (разрядка наша - И.И.) культурологический вопрос, но он очень важный”. То есть, говоря запросто - это, конечно, вопрос татарской культуры, но российской политики. И, разумеется вопрос культуры российской политики (или ее отсутствия). Как бы то ни было, но главное возражение противников реформы татарского языка приобретает, как они не крутят, политический характер. Вот и знаменитый публицист и недоброжелатель Татарстана Лев Овруцкий, как ни сдерживал себя, успокаивая, что “правильнее бы деликатно постоять в сторонке”, а не лезть со своими нравоучениями, но и он не удержался, чтобы не приметить, “что те, кто грудью стоит за латиницу, и те, кто настаивает на максимальном обособлении Татарстана от России”. Логика несколько извращенная, но верная. Если человек выступает за сохранение своей нации, если он стремиться сохранять и развивать ее культуру и язык, то он (таки да!) националист и в определенной мере стоит за обособление (культурное, языковое) своей нации. Но зачем же сразу “лепить” ему “политическую статью” и строчить донос с обвинением всех “латинистов” стремлении “максимально обособиться от России”. Это уже было в 20-30-х XX в., которые ему профессионально известны, как историку. Да, и опасное это дело - вешать политические ярлыки. Так можно и евреев обвинить, что они не только изучают в школах довольно мертвый язык и пишут на абсолютно непонятной россиянам графике. Неужели, чтобы еще более “обособиться” от других россиян?

     

    Вообще переводить вопрос “в политическую плоскость” - это не находка нашего публициста со звучной фамилией. Еще авторы известинской статьи двухгодичной давности замечали: “Независимые государства рвали со своим прошлым. Их можно понять. Но ведь Татария-то не независимая. Она очень даже зависит от России, от русских. А русские очень даже зависят от татар. Мы вместе уже четыре с лишним века. Мы - два крупнейших народа России. Мы перемешались настолько, что нас уже не разделить никакими силами. Резать придется по живому. И все равно разрезать не удастся”. Эта длинная цитата нужна, дабы высветить один важный момент - уже в самом начале “языковой дискуссии” речь шла не о языке, а о татарской нации. Критики волеизъявления татарского народа как-то очень по Фрейду проговариваются, стремясь уличить сторонников латинской графики в антирусской направленности этого решения. Аргумент их подспудно таков: “мы почти уже один народ, остались только некоторые различия, которые надо как можно быстрее стереть, а не усугублять”. Прозорливо указывает на это и комиссия Госдумы: “подобные реформы будут иметь негативные политические последствия, связанные с этнокультурным обособлением населения Татарстана от других народов России, в том числе тюркоязычных, большим дистанцированием этого субъекта Федерации от федерального центра”.

     

    Что ж не будем лукавить. Действительно, в этом смысле переход на латиницу является дополнительным ресурсом этнической мобилизации и служит для татар интересам защиты и сохранения родного языка. Тем более, что оснований для беспокойства больше, чем достаточно. Например, рабочая группа депутатов Госдумы во главе с тувинским депутатом Кадыр-оолом Бичелдеем готовит законы не только о “русском народе” и “русском языке” (почему именно о русских, а не о народах России?), но и “языках народов Российской Федерации”, где прямо устанавливается норма, согласно которой все языки, имеющие в РФ статус государственных должны основываться только и исключительно на кириллице. Мало того, что этот закон вопиюще противоречит всем международным нормам и пактам о правах человека и наций, но и самим российским законам и Конституции. Далее остается только принять законы об “унификации всех языков РФ” на основе русского и “о православии, как единственной государствообразующей религии”. Тогда в России, уж точно, установится единство, единообразие и единомыслие.

     

    Надеюсь, что до этого “введения просвещения” пока еще далеко. И мы никак не обещаем, что исторической целью татар было и будет стремление раствориться в новой исторической общности людей - “российском народе”. Напротив, все пятьсот лет татары всячески противостояли русификации и христианизации. Да, мы хотим жить в России, в дружбе и согласии с русским народом, в едином государстве. Но только вместе и только наравне. И, поэтому надеемся, что наши усилия по сохранению своей культуры и языка найдут понимание и поддержку, а не злобные инвективы языковедов от политики и политиканствующих журналистов. Ненависть эта к “ненашим” основана на чувстве собственной неполноценности, неуверенности в себе и своем народе, желании утвердить свое превосходство не добиваясь уважения к себе, а унижая других. Но у этого исторического пути много направлений, но нет будущего.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ