www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Понедельник, 27 марта 2017, 03:48

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Публицистика / Незаконнорожденные дети господ журналистов или о навязчивом шумеро-булгаризаторстве истории татар
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Рафаэль Хакимов. Кто ты, татарин?  •  Пластилиновая история для служебного пользования  •  Некоронарное шунтирование «татарского вопроса»  •  Начнут ли признавать права этрусков и галлов в Европе?  •  Реформы письменности татарского языка: прошлое и настоящее  •  Господин Кириенко показывает нам язык  •  «Татарская проблема» во всероссийской переписи населения (взгляд из Москвы)  •  Взгляд на всероссийскую перепись из Татарстана  •  Незаконнорожденные дети господ журналистов или о навязчивом шумеро-булгаризаторстве истории татар  •  Татары в России хотят перемен!  •  Д.М.Исхаков. Нация и политика: татарский вектор  •  И.З.Илалдинов. Истоки нашей бедности, или Почему Россия все же не Америка?  •  Публикации о мусульманском реформаторе Р.Мангушеве  •  Нужна ли России национальная наука?

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Незаконнорожденные дети господ журналистов или о навязчивом шумеро-булгаризаторстве истории татар
    Измайлов И.Л.
     

    Измайлов И.Л., к.и.н., советник Президента АН РТ

     

    Незаконнорожденные дети господ журналистов или о навязчивом шумеро-булгаризаторстве истории татар

     

    Уберечь всех от невежды легче,

    чем его самого от него же самого.

    Кабус

     

    В эпоху, когда классическая наука и ученость уступает место полуграмотности и полузнаниям, возможно, конечно, все. Мутный поток квазинаучных историй затопил не только книжные полки, но и газетно-журнальные страницы. От многотомных, издающихся тысячными тиражами книг на исторические темы Л.Гумилева и акдемика-геометра Фоменко, расползается по стране и умам людей многоглавая гидра невежества и дилетантизма. Дело не только в том, что эти авторы и им подобные, искажают историю, превращая настоящую науку в «игру в бисер». Гораздо хуже, что, глядя на их заразный пример, другие дилетанты считают возможным рассматривать прошлое как детский конструктор, из которого можно собирать любые причудливые или уродливые механизмы и машины. В процессе этого «големостроительства» участвуют многие люди, хотя и не все осознают, что занимаются отнюдь не наукой и даже не любительством на ниве науки, а ее подменой и фальсификацией. Но есть и те, кто, используя подобные штудии, пытается достичь политический целей.

     

    «Халык-тарихистори»: превратности метода

     

    Обычно историки различные современные методические и методологические изыски в своих работах называют «постмодернистским дискурсом». Во многих областях знания, в том числе в некоторых областях истории, подобный научный термин означает солидные работы, в которых изучается не столько человек и его деятельность, сколько его ментальность и подсознательное, отраженные в формах языка, знаковых системах и символах. Это солидное научное направление, имеющее свои достижения и проблемы. Однако применение этого термина в отношении целого ряда работ просто затушевывает реальную картину. Для них применимы другие мерки.

    В последние годы прилавки книжных магазинов и страницы газетно-журнальной периодики все чаще и чаще стали появляться опусы, которые или самым радикальным образом опровергают те или иные положения академической исторической науки, или выдвигают причудливые теории и догадки об историческом прошлом. При этом авторы подобных книг обычно не утруждают себя продуманными аргументами или действительно научными доказательствами. Все строится на других «солидных» основаниях: банальной эрудиции, простоте и мнимой очевидности доказательств, сенсационности сомнительных фактов, бойкости пера и обвинениях ученых-историков в косности и склонности к догматизму. Значительное место в них занимает сравнительная и историческая лингвистика, к сожалению, только по названию. На самом деле это сравнение слов любого языка с любым, невзирая на временной разрыв, структурную несопоставимость языков и историко-этимологическую прозрачность происхождения слов и названий в рамках лексики своих языков. В науке подобный метод был архаизмом уже в середине XIX в., когда весь научный мир потешался над попытками венгерского барона Д.П.Европеуса искать угро-финские названия в Прикамье и даже в Северной Африке, Дж. Эдэра составлять списки еврейско-индейских схождений слов и обычаев, а также им подобных. Точно также резкую критику вызывали попытки прямого сопоставления кажущихся сходными обычаев и явлений культуры разных народов в качестве доказательства их родства. Например, для доказательства основания цивилизаций Мезоамерики египтянами обычно приводят список сходств: иероглифическое письмо, пирамиды, обычай мумификации умерших, мифы об умирающем и воскресающем боге, а также некоторые сходные слова, что на поверку оказывается неверным. Подобные дилетантские налеты на историю всегда отвергались наукой, поэтому, кстати, путешественника Т.Хейердала западная наука никогда не считала серьезным исследователем. Ясно, что подобные штудии – это не наука, а особый жанр литературы, которая только использует научную терминологию и проблематику.

    Московский историк Д.М.Володихин удачно назвал такие сочинения «фольк-хистори», которые действительно ничем не отличаются от произведений народного творчества о «тридевятых царства», «Китеж-градах» и прочих «странах Исамбиль», не имея ничего общего с реальным прошлым. В околоисторическом пространстве Поволжья и Приуралья подобных сочинений также появилось немало. Тюрко-мусульманские реалии нашего региона позволяют называть эту разновидность квазинаучного литературно-художественного творчества «халык-тарихистори».

    Раньше это поприще было уделом городских сумасшедших, обивавших пороги научных учреждений в поисках признания. Сейчас мир «фольк-хистори» разросся и зажил своей отдельной жизнью. В нем существуют собственные авторитеты, герои и гении, их книги издаются многотысячными тиражами. Одни авторы с уважением цитируют других, ссылки на одни «фольк-хисторические» труды перекочевывают в другие... Между ними иногда разворачиваются нешуточные споры о принадлежности той или иной древней цивилизации к предкам того или иного современного народа. Ныне это особое научное Зазеркалье, изнанка или «темная сторона» науки. В этом смысле подобные работы – это не дело знания, а дело веры. А настоящее название всех этих «халык-тарихистори» - современная мифология, типа НЛО, «снежного человека», «бермудского треугольника» «лох-несских змеев» и прочих наукообразных мифов. Паразитирует она на ошибках и недостатках науки, эксплуатирует слабо изученные проблемы и темы, а также предлагает простые, доступные для понимания каждого очень средне образованного человека сложные явления или способы решения научных проблем.

    К сожалению, недостатки образования многих редакторов средств массовой информации не позволяют им отделить писания псевдоисториков от настоящей науки. Мутному потоку, изливающемуся со страниц периодики необходимо ставить научные заслоны, чтобы он окончательно не затопил общественное сознание, «морские змеи» не пожрали науку, а сама она не канула в Лету, как корабли вблизи Бермуд.

    Открывает плеяду наших псевдоисториков почтенный писатель Н.Фаттах с его «прочтением» знаменитого Фестского диска и всей минойской письменности на основе мишарского диалекта татарского языка. Но на этом он не остановился и обнаружил, что древние египтяне и античные греки были… татарами из нижегородской губернии. Здесь его фантазия почти неистощима и прихотлива, например, по его мнению греческое слово «театр» происходит от татарского «ти-э-тор» / «продолжай смотреть», «Аполлон» - от «Аб/об-алла»/»бог-прародитель», «Зевс» - от «Йэфес» (библейский пророк или «жэфес»/«бог-нить», а «хаос» - от «хава»/ «воздух» и т.д. Еще более богатый материал дает греческая топонимика, которая прямо так и пестрит «татарскими» названиями типа «Саламин» - «Салман», «Троя» - «тэрэ» и т.д.. Немало татарских сюжетов, как оказалось, в греческой мифологии, например, миф об Одиссее, по его мнению, прямо восходит к татарской сказке «Шурале». Далее автор применяет этот весьма перспективный метод ко всем странам и народам и, что нисколько не удивительно, везде находит следы татар. От Перу до Бреста, как говорится, нет такого места, где бы наш татарин не побывал. Но особенно важным и убедительным для меня лично доказательством того, что татары потомки греков и египтян, является его обращение к сравнительной этнографии и его детальный анализ традиции отправления естественных нужд у ряда народов. Оказывается, прошу меня простить за научную цитату из книги Н.Фаттаха: «В наше деревне мужчины старшего поколения мочились сидя, как древние египтяне и греки времен Гесиода» При этом, оказывается, что «женщины-татарки, видимо, давно уже забыли божественные предписания, однако русские женщины нашего края нет-нет да вспоминают греческий обычай». Не буду углубляться в этот вопрос вслед за автором, который достаточно многословен и неистощим в подборе подобных доказательств, но должен сказать, что, очевидно, в русских женщинах нашего края тоже есть что-то от греческих Афродит (то есть татарских Афра-тутай по расшифровке автора). Это, что называется, прошу прощения за каламбур, исписался человек до конца. Осталось только выяснить, хотел ли автор этим примеров возвысить татарскую культуру («божественные предписания» восходящие к египетским жрецам) или жестоко унизить (от всей культуры Древних Египта и Греции у татар сохранился лишь … хм, весьма простой обряд). На основе подобных забавных сопоставлений несопоставимых языков, культур и письменностей он радикально пересматривает и всю древнюю истории татарского народа, который, оказывается, создал минойскую и греческую цивилизации. Но после нашествия Александра Македонского, видимо, бежал в азиатские степи и далее в Юго-Восточную Азию и Америку, где одичал и забыл великих предков. Остались в татарских селениях только отдельные «божественные предписания» весьма профанного свойства. Но самое смешное в этой истории то, что автор за свои штудии получил Государственную премию в области литературы. Не иначе как за самое юмористическое произведение того года.

    Но, если кто-то думает, что эту забавную игру придумал писатель-пенсионер, то ошибется. Ее уже давно апробировал и запустил в тираж академик и специалист по татарскому синтаксису М.Закиев. Хотя до писательского размаха ему далеко, но зато он более тщательно проработал карту Евразии и сделал много великих открытий на незнакомой ему почве сравнительного языкознания. Ему в этом также понадобилось знание современной карты Татарстана и немного отвлеченной от научных знаний фантазии. И вот потянулись из прошлого цепочки сравнений: «кушан – Кашан - Казан», «сармат – сарман», «биар-бигер-биляр», «Шумер-Сумер-Самара», «тохар-тогарма-тавр» и выверенные этимологии «булгар – бай-лар», «сувар – су-ар», «тавр» - «тау-ар». Но особенно понравился непревзойденному лингвисту и знатоку языков этноним «аз/ас/ис». Он находит его везде: в этнонимах – «асы/ясы», «огуз – ак-аз», «ашина - ас-ана», «сувар - суваз – су-аз» топонимах – Яссы, Астана (Ас-стан), но особенно хороший пример распространения булгар-асов дает Север. Мало того, что боги древних скандинавов Асы происходят от тюрок-асов, но даже и само название «Исландия прямо говорит о том, кто ее населял - страна исов». Интересно, а догадывается ли М.Закиев о том, что русская Исландия на самом деле читается как «Айс-лэнд» (Island)? Только один вопрос мне непонятен в этой связи: какое древнее родство связывает тюрок-асов с папуасами («папуа-асы», видимо, «асы из Папуа-Новой Гвинеи)? Иными словами метод его исторической реконструкции прост и безыскусен: этническая история в нем подменяется простой этимологией этнонимов. Найдя совпадения (чаще всего мнимые) М.Закиев делает вывод о родстве народов - их носителей. При таком подходе доказать можно все, что угодно. Автор свой метод скромно назвал «лингвистической палеонтологией» или «археоэтнолингвистикой», но, по-моему, ей больше подходит наименование «лингвистическая эквилибристика». Следование подобному методу вычеркивает его имя списка истинных исследователей. Зато теперь, когда он освободил себя от требований науки, ему не нужно утруждать себя поисками доказательств реального культурно-языкового родства и взаимовлияния народов. Ему все стало совершенно ясно в истории тюрок и в злокозненных попытках врагов исказить ее. И с каждым выступлением и новой статьей М.Закиев, теряя остатки здравого смысла, тонет в пучине воинствующего дилетантизма. Теперь он не спорит с оппонентами – он их заклинает и обвиняет.

    Но не только египтяне, греки и тюрки могут быть признаны предками татар «халык-тарихизаторами» истории. Уже давно инженер (ох, уж эти неуёмные физики и геометры, которым не стали в свое время лириками!) из Красноярска Ф.Р.Латыпов бомбардирует тюркологов и научные журналы своими статьями с «открытиями» в области этрускологии, где, невзирая на твердо установленные факты науки, пытается «читать» этрусские античные надписи на основе современного татарского языка. Сам же этноним этрусков (туск), вслед за М.Закиевым считает разновидностью названия тюрк, а, к примеру, имя Тарквиний, как производное от термина «тархан». Говорят, в последнее время он добрался уже и до окско-умбрского италийского языка. Подождем, когда он, наконец, перестанет «мелочится» и объявит тюркской великую Римскую цивилизацию, а латынь – тюркским языком. Тогда это будет хотя бы смешно. И весь мир узнает, что татары имеют, если не хороших лингвистов, то хотя бы нешуточное чувство юмора.

    Но в это верится с трудом. Пока этот автор втянут в перманентную научную дискуссию с куда более серьезным оппонентом. Не так давно академик РАН по геометрии А.Т.Фоменко, известный своими «новохронологическими» штудиями и лингвистическими изысками предъявил права русских на этрусское наследие. Из всех его «убойных» аргументов, самым непревзойденным является этимология слова «этруски». По его мнению, она ясна, как слеза ребенка – «это русские». После подобного доказательства у меня лично нет никаких комментариев и контрдоводов по всем другим его мыслям. Это настоящее «ultima ratio», не требующее после предъявления дополнительных аргументов. Справедливости ради надо сказать, что это не придумал сам Фоменко и компания. Уже лет за двадцать до этого с подобными мыслями выступал некий Владимир Щербаков, который всерьез доказывал, что «Трояновы века», упомянутые в «Слове о полку Игореве», воспоминание русичей о своем этрусском прошлом. Его статьи, опубликованные в альманахах «Дорогами тысячелетий», я и сейчас читаю на ночь, как увлекательный сборник юмористических шедевров. Вот, например, один: «В подземном мире, созданном фантазией этрусков, обитает демон Тухулка, воплощающий смерть и мучения. … Как правильно прочесть и перевести слово, давшее имя этому демону? Прежде всего, необходимо учесть звучание и произвести замену, подставив вместо «У» другую букву – «О». Как выяснилось выше, звук, изображаемый буквой «Т», сейчас казался бы звонким. Это приводит к необходимости использовать букву «Д». В согласии с законами замены получим слово «дохолка». У него тот же корень, что и у русского слова «дохлый» и многих других слов, связанных именно со смертью, как ее представляли в древности. Итак, имя этрусского демона говорит само за себя, стоит лишь правильно его «озвучить»». По такой же простой методе он запросто читает и все прочие имена, топонимы и названия народов. Имя лидийского бога Кандаулеса, по его мнению, содержал два корня кан («индоевропейское название собаки») и дау или дав (от русского глагола «давить») и переводится «волкодав». Впрочем, как справедливо отметил сам автор все эти древние слова «говорят сами за себя, стоит лишь правильно их «озвучить». Поэтому, думаю, что г-ну Латыпову придется еще очень сильно постараться, чтобы вернуть тюркское первородство этрускам. Надеюсь, что в борьбе с этими достойными соперниками он хотя бы на время забудет о науке и перестанет донимать ученых своими опусами.

    Весьма сложное положение сложилось и на другом направлении напряженного околонаучного поиска. Сразу несколько великих умов столкнулось в попытке доказать, что именно их народы происходят от шумеров. Как тут не вспомнить, как по этому поводу тюрколог с мировым именем, Омельян Прицак сказал, что: У всех нас есть стремление происходить от шумеров. Уж сколько писателей, физиков и географов из евразийских тюрок пытались отыскать конкретные доказательства тюркоязычности шумеров, но злокозненная «колониальная индоевропеистика» только высмеивает и резко критикует их методы и этимологии. Впервые по этому тернистому пути прошел казахский писатель О. Сулейменов. Опыт научным сообществом был признан, мягко говоря, неудачным. Но тогда авторитет науки был высок, а академики-филологи занимались больше наукой, а не писали псевдонаучные опусы.

    Сейчас же по его стопам идут уже десятки эпигонов. Научности в их писаниях не прибавилось, но агрессивности и воинствующего антиисторизма стало заметно больше. Наиболее прославленными штудиями по этому поводу могут являться книги и статьи М.Закиева, где доказывается, что древние корни тюркских народов уходят корнями в шумерское прошлое. Его последователи смогли конкретизировать эти положения мэтра татарского синтаксиса. Так, башкирский писатель С.Галлямов в своей книге «Великий Хау Бен» (Уфа, 1997) считает, что шумеры – это древние башкиры и даже пишет о башкирской династии персидских царей Ахеменидов, а также о том, что курды – это оставшиеся на далекой прародине «малые курды», в отличие от великих – «баш-курдов» Башкортостана. Тем самым утвердилось первородство башкир от шумеров. Брошенную на землю предков перчатку подняли другие тюрки. Чувашский краевед-любитель Геннадий Егоров посвятил проблеме корней чувашского народа свою книгу «Воскресение шумеров». В ней он прослеживает историю «протошумеров», появившихся в Месопотамии до времени, когда появилось земледелие, и настаивает на том, что с одиннадцатого до третьего тысячелетия до н.э. «только один народ жил во всей Месопотамии» – «проточуваши», как он его называет. После набегов семитских групп (как же без еврейского заговора!), одна группа шумеров – «низовых чувашей»- мигрировала к восточному Средиземноморью и Южной Анатолии и затем в юго-восточную Европу, где она продолжала пользоваться клинообразной письменностью, доказательство которого было обнаружено в Румынии. Группа, которая осталась, была позже вытеснена из Месопотамии аккадцами и мигрировала в Центральную Азию; эта группа упоминается как «верховые чуваши». Егоров мобилизует лингвистические данные, чтобы спорить, что диалект низовых чувашей был очень близок к диалекту южных шумеров, и даже что «шумерский язык - чувашский язык, который выжил без всяких изменений». Не берусь, за недостатком специальных знаний и кругозора, оценивать, чьи аргументы весомее в подобном «споре тюрков между собою», но мне лично ясно только одно, что «история мидян темна и непонятна». Аргументы же тех и других ничем не сложнее угадывания смысла и подставки букв в слова, которые, как мы уже выяснили, «говорят сами за себя, стоит лишь правильно их «озвучить». Могу только сказать, что, по моему мнению, в подобном спорее аргументы чувашских авторов будут гораздо весомее, чем татаро-башкир, хотя бы потому, что именно в Чувашии находится городок Шумерля (по-тюркски Шумер иле /Страна шумер). Этот аргумент для меня является решающим.

    Но не только древние предки привлекают «тарихизаторов» истории. Недавно преподаватель одного казанского вуза Р.Набиев написал книжку, скромно назвав сии «опыты быстротекущей жизни» «научной сенсацией» (что делать, скромность – это родовое проклятие «тарихизаторов» истории), в которой не только открыл, что булгары активно использовали северный морской путь в Скандинавию, но и пересмотрел всю историю Восточной и Северной Европы. На этом величественном фоне глобального пересмотра прежних научных представлений, мелкими деталями выглядят его «открытия», что язык булгар имел тунгусо-маньчжурскую основу, что просветители Кирилл и Мефодий, имена которых, по его мнению, неизвестны в христианском именнике (видимо, александрийский патриарх V века, гонитель знаменитой Гипатии, Кирилл то же из гунно-булгар), говорили на тюркском языке и создали славянский алфавит на основе булгарских рун, а древнерусские летописи – это «поповские легенды XVII-XVIII вв.». Основой для подобных экзерсисов является убеждение автора о языке населения Булгарии, как «переходного между угорскими, тунгусо-маньчжурскими и тюрки» и основой развития Восточной Европы является «мощные торгово-информационные потоки, связывающие Азию и северо-западную Европу». На основе этого «схематического представления об этническом составе булгарских союзов» и нескольких банальных «закономерностей» (вроде сакраментальных истин «Волга впадает в Каспийское море» и «каждый народ-завоеватель со временем становится завоеванным») автор предлагает читателю «освободиться от оков ложных стереотипов школьной программы». Разумеется, только полностью избавившись от «оков» науки, то есть, забыв об элементарных законах источниковедения, лингвистики и истории читателем, автор может рассчитывать на доверие к своим штудиям. Методика, построенная на таких допущениях, открывает безграничный простор для фантазии. Автор опирается в собственных этимологиях любых слов, топонимов и имен на основе современных тюркских, китайских и тунгусо-маньчжурских словарей, так, по его мнению, названия «Варшава» происходит от маньчжурского «варшань» - западная, «Суздаль» - от «сэмэ далань» - вонючая запруда, а «Киев» - от китайского «Кяо» - мост и другие настолько же выверенные сопоставления. Неудивительно, что, следуя им, автор находит татаро-маньчжурские названия даже в Скандинавии, где обнаруживается река Орклы, чье название автор переводит с татарского, как «задняя» (!?) (на самом деле название речки Оркла на севере Норвегии восходит к названию мифического народа орков, что доказывает и название города в устье этой речки – Оркангер). Показательно, что вслед за М.Закиевым, автор находит татаро-булгарские названия в Исландии – Иса-фьорд (Isa-fjordr), который по мысли автора означает «фьорд Иисуса») (на самом деле это название читается, как «ледяной фьорд»), название Йёкюль (Iokuls-fjordr), которое автор переводит с татарского как «домашнее озеро» (на самом деле название его восходит к имени мифических великанов йотунов или йокелей). Не обошлось и без обильного цитирования фальшивой «булгарской истории» « Джагфар тарихы». На основе этих и многих других таких же сомнительных этимологий, умозаключений и литературы автор выдает бессистемный и сбивчивый «поток исторического сознания», цель которого радикально пересмотреть «ложные стереотипы школьной программы» и заодно и всю писанную до сих пор средневековую историю Восточной Европы.

    Его пример показывает, что в эту забавную игру может включиться любой желающий. Для этого надо только немного времени, географическую карту и начальные познания в татарском языке. Например, «Палестина» - «Баллы-стан»/«медовая страна», «Кордова» - «кар-ява»/«снег идет», «Окстон» - «Ак су/стан»/«белая вода/земля» и т.д. В эту игру можно играть и вдвоем, и даже группой. Особенно рекомендую ее бывшим ученым и писателям-пенсионерам, поскольку времени у них много, а фантазия часто беспредельна почти по-детски. И польза будет для родных: и занят человек, и до Госпремии может доиграться.

    «Официальная наука», она же «европейская индоевропеистика», она же «наследие колониального прошлого» и «европоцентричная историография», уже давно и с переменным успехом отбивается от «тарихизаторов» истории и тщиться дискредитировать подобные «очевидные» доказательства, упрямо твердя о законах источниковедения, сравнительного и исторического языкознания и тому подобных занудных и сложных вещах. Тогда, как этим авторам хочется, как в той рекламе – «всего и сразу». Поэтому все они, вслед за М.Закиевым яростно клеймят науку, указывая, что ученые-индоевропеисты «в своей тенденциозности зашли в пределы нереальности, недоказуемой фантастичности и надуманности», а в тщетных попытках очернить тюркскую историю «постоянно фальсифицируют факты». Ясно, что от профессиональной критики они ничего хорошего не ждут. И действительно, лингвист и историк с мировым именем, специалист в древневосточном языкознании академик И.М. Дьяконов говорит о подобных штудиях, что они похожи на «потуги человека, знающего четыре правила арифметики, стремящегося решать тригонометрические уравнения», а крупнейший отечественный тюрколог Э. Тенишев написал в энциклопедическом труде о тюркских языках, что попытки «сближения между языком текстов шумерской клинописи и современными тюркскими языками нельзя расценивать как доказательные», «параллели в области фонетики, морфологии и лексики языка этрусских надписей и современных тюркских языков не дают оснований для заключения об их родственных связях». Для авторов «нового тюркского языкознания», они, что слону дробинка. Их аудитория ждет не научных аргументов, для нее важны мифы и вера в великих предков, а не факты. Сами эти труды действуют не на разум, а на подсознание людей, стремящихся обрести великих предков. В этом смысле подобные работы – это не дело знания, а дело веры. А реальная суть всех этих «халык-тарихистори» – современная мифология, типа НЛО, «снежного человека», «бермудского треугольника» и прочих наукообразных мифов. Паразитирует она на ошибках и недостатках науки, эксплуатирует слабо изученные проблемы и темы, а также предлагает простые, доступные для понимания каждого очень средне образованного человека сложные явления или способы решения научных проблем.

    Превращение подобных догадок в догмы и даже квазирелигию со своим «Ветхим Заветом» демонстрирует небольшое, но активное сообщество «булгаристов» - «Булгар ал-Джадид». Важной фигурой в его становлении является Ф.Нурутдинов. Он гордо именует себя «историк-источниковед», но труды его ни в одной области исторической науки не известны. Зато он популярен в определенных кругах, как предполагаемый автор истории булгар «Джагфар тарихы», а-ля «Влесова книга», «Поэмы Оссиана» и другие подобные фальшивки. Наука в лице тюркологов с мировым именем А.Рона-Таша и О.Прицака, литературоведов Н.Юзеева и М.Ахметзянова, археолога А.Халикова, источниковеда М.Усманова и этнологов Д.Исхакова и И.Измайлова и других исследователей неоднократно доказывала их подложность, указывая, в частности, что эти писания являются не переводами с «булгарского» языка, а написаны не очень грамотным русскоязычным автором в конце XX в., что они имеют вопиющие противоречия с фактами истории и даже здравым смыслом, но все напрасно. Для сектантов-булгаристов эта книга дело веры, а не разума. Они верят в нее не потому, что она истинна, а потому, что веруют. На ее основе пишутся статьи и книги, ведутся споры с оппонентами и, изучая ее, живет небольшая община булгаристов. По сути, мы имеем дело с возникновением особой квазирелигией, типа общины мормонов со своим пророком, открывшем скрижали «нового завета» и кучкой проповедников новой истины. В последние годы к ней примкнул заведующий кафедрой пединститута З.Мифтахов, написавший на основе этой фальшивки учебник по виртуальной истории Татарстана и заставляющий студентов заучивать бред вместо реальной истории татар. Говорят, что в Мормонском университете в штате Юта студенты также заучивают «Книгу Мормона». Никогда не думал, что наше родное образование докатится то такого позора, причем без всякой «руки Москвы». Кроме того, мормоны хотя бы изучают настоящую историю, чтобы спорить с оппонентами, а что будут знать по истории своего народа выпускники педвуза? Представляю, какую чушь они несут и будут нести детям на уроках родного края.

    Мир «халык-тарихистори» живет полной жизнью, пародируя жизнь серьезной науки, с дискуссиями и взаимными обвинениями в ненаучности. Для независимого наблюдателя это сообщество больше всего напоминает цирк с грохотом, музыкой и фанфарами. Один увлекательный номер сменяет другого. Едва сошел с арены магистр магии булгаризма и его последующего разоблачения Ф.Нурутдинов, черпающий материал для своих книг из астрала, как начал выступление Н.Фаттах, складывающий из обломков греческих названий татарские слова, как цветные пазлы», за ними уже спешит на сцену признанный языковой фокусник и лингвистический жонглер М.Закиев, а дальше неторопливо бубнит свои остроумные скетчи «холодный профессор» З. Мифтахов – давний знаток и испытатель алхимии научного коммунизма, сейчас специализирующийся на «булгаристическом» оккультизме. Когда же их веселое представление наскучило в Казани, то они и веселые «коверные», заполняющие паузы между сольными выступлениями метров, перебрались в Москву. Здесь под радостные рукоплескания дилетантов они дают свой концерт на сцене «Татарского мира» под призывным слоганом «последний раз на этой сцене» с забавными номерами «Куда делись булгары?» или «Далекий свет: булгары», под общей шапкой: «Выступают незаконнорожденные дети булгар». Поверьте, что со стороны все это выглядит довольно забавно и как-то даже свежо. Очевиден и успех. Непритязательная московская публика в восторге. Иными словами, цирк уехал, но клоуны недолго остались без работы…

     

    Господа Простаковы спорят о началах татарской истории

     

    В последнее время неблагодарный труд пропагандиста «халык-тарихисторических» заблуждений взяла на себя газета «Татарский мир», которая гордо именуется «федеральной правительственной газетой».

    Вообще, он выходит недавно, регулярно радует читателей разного рода страшилками и комиксами по истории татарского народа. Не так давно один известный врач-сердцевед решил порезвиться на ниве татарской истории и политики. В его статье с видением «татарских вопросов» и «московских ответах» на них нашлось немало интересных деталей, которые я счел своим профессиональным долгом прокомментировать, дабы у читающей публики не создалось впечатление, что мы вдруг все заболели «болезнью мурз» из рассказа Ф.Амирхана. Чтобы не пересказывать их полностью отошлю к своей статье «Некоронарное шунтирование «татарского вопроса» (Ответ доктору Р. Акчурину из страны непуганых татар)» (Звезда Поволжья. 2002 г. 30 мая – 5 июня. (№ 20); 6-12 июня (№ 21); 20-26 июня (№23); 27 июня-3 июля (№24); 11-17 июля (№25)), где дан обстоятельный их анализ. Ответа на эту статью не последовало ни со стороны человека, чья фамилия стояла под тем материалом – доктора Р.Акчурина - ни со стороны редакции газеты, которая его напечатала. Возможно, они считают неким ответом тот вялотекущий семинар «Русская Татарика», не имеющий ни проработанной тематики, ни концептуальной основы. Впрочем, ответом это считать нельзя. Казалось, что «шунтирование» прошло успешно и последующей госпитализации не потребуется. Если не обращать внимания на небольшие фантомные боли и синдром агрессии, выразившихся в жалобе на меня Президенту Татарстана М.Ш. Шаймиеву со стороны братьев Акчуриных, то можно было считать, что пациенты на пути к выздоровлению. Однако как оказалось, болезнь пустила метастазы. Редакция газеты «Татарский мир» всерьез решила продолжить политические игры по дискредитации, дезориентации и раздроблению татар. Если бы только это, то это не вызвало бы удивления. Как говорил один из героев пьесы Е.Шварца: «это почтенно, это понятно. Люди деньги зарабатывают». Но эта газета взяла на себя труд «просвещать» наш темный и забитый народ. Добро бы, делая это с любовью и умением, а не мастеря для нас гробы повапленные. Впрочем, что ж еще ждать хорошего из нашего Вавилона?

     Какого рода «просветительством» занимается этот печатаный орган, финансируемый из московской казны видно, например, из №2(12), где появился большой материал «Далекий свет: булгары» с замечательным подзаголовком: «Господа воины» - незаконные дети господ профессоров». В нем немало поучительного в плане того, как не надо писать о булгарах и прошлом татарского народа. Еще более интересен ее подтекст.

    Начнем с того, что автор материала обещает нам раскрыть, о чем спорят «булгаристы» и «татаристы». Вот уж точно сказал великий сын Абиссинии, временно живший в России: «О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенье…» вдруг. Понятно, что не редактор, ни редколлегия, ни тем более автор Б.Азарьев не являются специалистами в области этногенеза татарского народа. Не обязаны они и грамотно писать о таком сложном предмете, на что есть специалисты и научные журналы. Их задача другая. Очевидно, «политическое просвещение» нации в нужном для Москвы духе. Но оставим эту тему на десерт, а сейчас узнаем, что понимают авторы статьи под терминами «булгаристы» и «татаристы», а также о том, о чем они, по их мнению, спорят.

    Абсолютный, дистиллированный дилетантизм позволяет, нашим «незаконным отцам» трактовать этот вопрос проще, чем выпить стакан водки. «Булгаристы» - это те, кто считает, что этнической основой сегодняшних татар были булгары, а «татаристы», соответственно, от переселившихся в Европу азиатских кочевых татаро-монгол. Это тот самый случай, когда в народе говорят, что простота – хуже, чем выворачивание чужих карманов, поскольку за мнимой простотой видна цель гораздо худшая, нежели просто потеря презренного металла.

    Дело в том, что понятия эти не из оборота науки и не отражают реалий научной терминологии. Достаточно просмотреть классификации точек зрения на проблему у Ш.Ф.Мухамедьярова (1962), Р.Г.Фахрутдинова (1983), А.Х.Халикова (1987), М.З.Закиева (1995), чтобы в этом убедиться. Научный взгляд на проблему гораздо более сложен и не так прямолинеен. Газетная прямота темы отражает не научный подход, а имеет прямое отношение к кухонным разговорам советских интеллигентов, далеких от истории, но рьяно и бессистемно читавших разные книжки на сей предмет. Авторитетно заявляю, что никакой науки в дихотомии «булгаристы-татаристы» нет и в таком виде никогда не существовало.

    Не было никогда, тем более во времена Ш.Марджани. Просто потому, что он и его последователи и сторонники, чьи работы вошли в круг джадидистской историографии, считали булгар, равно как и других тюрок (хазар, кыпчаков, буртас, сувар и др.), составными элементами будущей татарской нации, которые пережили, однако период общей истории в период Золотой Орды. Даже непримиримый противник имени татары, как Р.Фахретдин, считая мусульман Поволжья потомками волжских булгар, писал, что «наше национальное имя – северные тюрки», но при этом не скрывал своих симпатий к истории Золотой Орды, считая ее тюркским государством, и никогда не призывал именоваться «булгарами». Споры в то время велись и довольно упорные, но не между «булгаристами» и «татаристами». В то время определяющим для основной части населения являлось религиозное (мусульманское) самосознание. Против него, за «татаризацию» истории и боролся Ш. Марджани своими историческими трудами и публицистикой. По его мысли, мусульманское сознание было лишь внешней оболочкой подлинного наименования народа «татар». Так, отмечая, что некоторые сторонники традиционализма «из-за чрезвычайного невежества, вслед за сартами Мавераннахра, вопреки истине берут название «нугай», употребляют между собой это наименование и считают себя представителями этого народа». Другие же, по его мнению, «из-за ого, что русские их оскорбляют как татар, воспринимают свое бытие как татар неким ущербным состоянием и отрицая свое «татарство», заявляют, что они никакие не татары, «мусульмане». Марджани, очень резко и категорично протестуя против такой постановки вопроса, пишет «Какая жалость! Между наименованиями (татары и мусульмане – И.И.) такая же большая разница, как расстояние между Нилом и Евфратом. О ничтожный! Если бы твой религиозный и национальный недруг не знал другого твоего наименования кроме имени «мусульмане», он бы тебя возненавидел как «мусульманина»… Кто же ты, если не татарин? Ты ведь не араб, не таджик, не нугай, да и не китаец, не русский, не француз и не немец. Хорошо, что не знали о существовании таких народов как сарты, черемисы, ары и не называли тебя одним из этих наименований. Если бы такое произошло, неужели бы ты согласился быть черемисом или мокшей?». Эти слова написаны в позапрошлом веке, но звучат актуально, как ответ некоторым ученым - «антитатаристам» и «необулгаристам».

    Джадидистская историография за редкими исключениями (Х.Габяши) считала себя татарами, хотя и отмечала, что истоки народа находятся в среде булгар, хазар, кыпчаков и центральноазиатских татар, но подчеркивала определяющую интегрирующую роль периода Золотой Орды. Вот, например, как кратко и ёмко описывал период Золотой Орды в своей программной работе «Идель-Урал» Г.Исхаки: «Одновременно с этим, сами болгары в свою очередь принимают очень многое от пришельцев, и в результате этого процесса возникает народ, выступивший позднее на арену под названием «казанских татар»».

     В этой связи смешно читать в редакционной статье «просветительской» газеты («Татарский мир» № 6(16) с.1), что якобы Ш.Марджани и Г.Исхаки были «булгаристами», причем в предыдущем номере было написано нечто прямо противоположное. Видимо, редакция газеты считает, что память у ее читателей еще короче, нежели у главного редактора. Еще смешнее другой пассаж: «В конце XIX века повышенное внимание к булгарским корням обильно подпитывалось желанием многих татар избавится от своего этнонима, ибо он считался «непрестижным» - обидным и даже позорным. Таково было воздействие на сознание татар русских, европейских, да и немалого числа восточных исторических трудов, художественной литературы, фольклора о «монголо-татарском иге»». Это я вам доложу настоящий «сконапель истоар». Какая бездна премудрости в нескольких скупых строках! Причем, все слова в ложном свете представляют развитие татарского самосознания в конце XIX века. Знал бы автор насколько мало было воздействие «на сознание татар русских, европейских, да и немалого числа восточных исторических трудов, художественной литературы». Если я скажу, что оно было незначительным, то и тогда несколько его преувеличу. Культурная пропасть между русским православным миром и татарами-мусульманами настолько, глубока, что влияние на общественное влияние татар она могла оказать только в негативном плане. Если русские считают имя «татар» позорным, то это делало его престижным для татар. И еще. Что это за русский фольклор о «монголо-татарском иге»? Очень хотелось бы познакомится. Насколько мне известно, единственная русская историческая песня XIII-XV вв. – это «Щелкан Дудентьевич», но вряд ли она была настолько широко распространена среди русских, чтобы повлиять на самосознание татар. Что касается других форм фольклора, то самый последний анекдот о «монголо-татарском иге» я слышал, когда один уважаемый футбольный комментатор, перечисляя причины поражения сборной России от команды Бельгии на последнем чемпионате мира, сказал: «первое – чудовищные последствия монголо-татарского ига…». Честно скажу, что и этого было довольно, чтобы понять глубину кризиса отечественного футбола, и я переключил канал. Что да, то да. Фольклор об иге живет. Только какое это имеет отношение к истории и к татарам?

    Если же вернуться к концу XIX в., то нетрудно убедиться, что никакого «повышенное внимание к булгарским корням» тогда в общественной жизни не наблюдалось. Нацию волновали другие вопросы. Какие, дает понять, в частности, великий Тукай в статье «Народная литература»: «Хватало у нас и своих доморощенных шакирдов-дураков с феской на голове, обезьянничавших в своей среде на турецкий лад, мол: «Ах, вы - из осман, мой эфенди!» Но все эти комедии в свое время были и ушли безвозвратно. Теперь и газетный лексикон у нас стал татарским, за исключением двух-трех указательных местоимений, книги и сборники тоже печатаются на татарском языке; мы, татары, и поныне остаемся татарами. Турки - в Стамбуле, мы – тут». Весьма емкая характеристика, обнажающая нерв общественной жизни татар в начале нашего века, когда рождалась нация и шла борьба между традиционным мусульманским и новым татарским самосознанием, а так же не менее актуальную дискуссию между “татарской” и “тюркской” (“тюрко-татары”, “булгарские тюрки”) идентификацией. Авторитетный современный историк, блестящий знаток татарской периодики Р.Амирханов, изучив общественно-политические дискуссии в начале XX века, и отметив, что наиболее острые дискуссии шли между «тюркистами» и «татаристами» сделал вывод: «Начало нынешнего столетия можно назвать переломным в отношении определения самоназвания «татары», чему в большой степени способствовала ... полемика в печати, так и огромный поток художественно-политических произведений с пропагандой татарства». Среди них особую роль сыграли поэтические произведения Г.Тукая с характерными названиями «Поет коростель (или татарский марш)» или «Проснись, татар» и обращением: «… любимый народ мой – татары», а также лирика Дэрдменда: «Разве может человек оскорбиться от имени татар, разве может он отрицать свое название, я сын татарина - татарин».

    Важно отметить, что вопрос о булгарском самоопределении, по крайней мере, судя по публицистике и художественной периодике, не был столь актуальным, как кажется сегодняшним булгаристам. Споры велись и довольно жестко, но по другим более актуальным поводам. «Булгарское» самосознание, да и то в форме «кризисного» культа, в форме «чистого» ислама, близкого по содержанию к пресловутому ваххабизму в этот период обнаруживается лишь у секты «ваисовцев», которая находилась в глубоком подполье и в стороне от общественной жизни татарского общества. Или газета «Татарский мир» может привести какие-то факты в пользу своей правоты?

    Возвращаясь к этногенезу и этнической истории, надо сказать мы с соавторстве с Д.Исхаковым разработали новую классификацию теорий происхождения татар. Поскольку на той же «булгарской» странице газеты автор Б.Азарьев обильно цитируют эту статью, то можно было бы взять себе за труд прочитать и процитировать эту статью из монографии «Татары», а не выдумывать «булгаристов-татаристов». Да, и вообще, если уж редакция взяла на себя смелость «просвещать» нас, «неразумных младших братьев», то не плохо бы ей поинтересоваться, что знает наука этнология о татарах. Я имею в виду настоящую науку, а не тот жалкий лепет, который с ученым видом знатока выдает за анализ татарского самосознания г-жа Хабенская. Опросив 75 (sik!) татар из Саратова, Москвы и Казани, она делает вид, что является специалистом по менталитету шестимиллионного народа, утверждая, к примеру, что татары Москвы и Саратова считают ненужной государственность Татарстана и, вообще, путаются в национальном самоопределении. Пусть она сколь угодно твердит, что этносоциология это ей позволяет, но я скажу, словами английского премьера Дизраэли, что «есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика». Так вот ее «сочинения на тему» гораздо ближе к середине этого афоризма. Впрочем, сам выбор именно ее в качестве эксперта по татарскому вопросу московской газетой весьма примечателен, особенно, если вчитаться в ее материалы. Понимаю, что редактор явно писатель, а не читатель, но отяготить свою память хотя бы начальными сведениями из истории и культуры татар мог бы. Тем более, что центр татароведения находится, слава Аллаху, еще в Казани и мы. Видимо, просвещать других гораздо более удобная позиция, чем просвещаться самим. Как, видимо, правильно говорил в подобном случае О.Уайльд: «советы, как касторка – их легче давать, чем принимать».

    Как в связи с этими новыми теоретическими основаниями и концепциями мы должны трактовать историю становления татарской нации и ее эволюцию? Татары, имеющие богатейшие исторко-культурные традиции (которые один авторитетный московский культуролог Б.Ерасов назвал «татарской цивилизацией») прошли сложный путь становления от средневекового этноса до современной нации. Этапы и характер этих этнических трансформаций всегда вызывали и, видимо, будут вызывать дискуссии, появление различных гипотез и концепций. Однако, не стремясь поставить, как говорят, все точки над «I» утверждаю, что ведущей на сегодняшний день является тюрко-татарская концепция.

    Она подчеркивает важную роль в этногенезе татар этнополитических и этнокультурных традиций Тюркских каганатов, Булгарии, кыпчакских и татарских этнических объединений. Ключевым этапом этногенеза эта теория рассматривает период Золотой Орды, когда возникла новая государственность, культура, общеразговорный и литературный языки (поволжский тюрки). Там и тогда произошло становление средневекового татарского этноса, традиции которого стали определяющими в эпоху формирования нации и утверждения общенационального татарского самосознания. Переломной эпохой в истории татарского народа следует считать конец XIX - начало XX века, когда в период бурного развития буржуазных социально-экономических отношений (особенно заметных в среде татар Волго-Уральского региона) в России и подъёма национальной культуры была создана татарская идеология. Благодаря становлению национальной «высокой» культуры на основе реформированного ислама, модернизированной и разветвленной системы образования, нормативного общенационального литературного языка, книгоиздания и общенациональной периодической печати, волго-уральско-татарский этнос стал центром притяжения тюрко-мусульманских народов России и ядром развития единой нации, обладавшей татарским национальным самосознанием и выразившимся в утверждении в общем, самоназвании «татары». Единение татарской нации происходило на фоне стремления определенного слоя интеллектуалов, яркими представителями которых были Ш.Марджани, И.Гаспралы, К.Насыри, Ф.Карими, Р.Фахрутдинов, Х.Атласи, М.Бигиев и др., к модернизации религии и общественно-культурных основ жизни народа. Слившись все этих процессы, привели на рубеже XIX-XX вв. к становлению широкого тюрко-мусульманского политического движения во главе с С.Максуди, Ю.Акчурой, Ф.Туктаровым, Г.Исхаки, сумевшего укрепить единство татарской нации и добиваться национально-культурной автономии в Российской империи, уже в советское время реализовавшего вековую надежду татар на возрождение государственности в форме национально-государственной автономии.

    Следует сказать, что в отличие от предшествующих концепций, данная теория опирается на новейшие разработки в области этнологии зарубежных (Э.Геллнер, Э.Хобсбаум, Э.Смит, Б.Андерсен, М.Хроч, Дж. Армстронг и др.) и отечественных (В.Тишков, Л.Дробижева, В.Шнирельман, В.Козлов и др.) специалистов. Основным элементом в процессах этногенеза и этнической истории ее разработчики считают факторы становления и развития самосознания (выражающегося в этнониме, исторических представлениях и традициях, религии, государственности, письменной культуре и системе образования). Соответственно и этнические процессы нами понимаются не просто как механические миграции, ассимиляция и мозаичное составление компонентов, не как «кровное», изначально данное и генетическое родство, а скорее как процесс культурогенеза и развития этнополитического самосознания в виде смены этнокультурных парадигм. Именно она легла в основу вышедших трудов – «Татарского энциклопедического словаря» и монографии «Татары», подготовленной совместно институтами истории Академии наук Татарстана и этнологии и антропологии Российской Академии наук, «Татарской энциклопедии» и многотомной «Истории татар».

    Разумеется, уважаемый академик М.Закиев волен в выступлениях на публике, называть своих оппонентов как угодно, в том числе и «татаристами» и еще обвинять их во всех смертных грехах, самый непростительный из которых, в его глазах, это тот, что народ называет себя татарами. Впрочем, и сам академик, очевидно, в силу преклонного возраста и усталости от многотрудной научной деятельности, часто путается в том, какой народ он изучает, называя его каждый раз по-разному: татары, тюрко-татары, булгары, булгаро-татары, волжско-татарская нация, волжские татары, булгаро-казанцы. Возникает сомнение в том, что мы имеем в виду один и тот же народ. Да и что это за имена? Самоназвания? Экзоэтнонимы? Предъявите Ваши факты, уважаемый академик! Не иначе, как он настолько вошел во вкус своей виртуальной этноистории, что забыл вернуться в науку. Но это его проблемы. Однако, когда редакция «Татарского мира» опустилась до подобного «коридорного» мышления, то это лучше всего другого свидетельствует о ее интеллектуальном потенциале. Одновременно он показывает, что простой и общедоступный подход к явлениям истории, пропагандируемый некоторыми газетами, взвалившими на себя непосильную ношу «просветительства», есть прямой путь к «халык-таристоризаторству» истории, отрыву от реалий прошлого.

    Если бы газета ограничилась только этими «спорами», то ответ на них не стоил бы и затраченных на ответ чернил. Как и не требует комментария «доказательность» цитат некоторых русских историков и литераторов о булгарских корнях татарского народа. Они, вопреки мнению редакции, кстати, ничего не доказывают, поскольку в русской научной среде XIX - XX вв., действительно в ходу была теория о преемственности булгар и татар. Была она плоть от плоти теорией своего времени. Один из ее постулатов был, например, тезис о присущем татарам и булгарам «торговом» духе. В конце концов, предками современных москвичей в определенной мере были и древние вятичи, но никто не считает, что вятичи только по ошибке величают себя русскими и не требуют переименовать москвичей в русско-вятическую народность, как и киевлян – в полянско-украинскую (было же славянское племя полян).

    Еще раз повторюсь, что если бы редакция ограничилась только кратким экскурсом в «булгаризм-татаризм», то ее дилетантский наскок можно было бы оставить без внимания. Однако далее редакция позволила себе такую наглую и разухабистую пляску на булгарском прошлом нашего народа, что не ответить, значило бы простить эту наглую выпад не только в сторону татарской истории, но и исторической науки вообще. Речь идет о глупейшей статейке о происхождении булгар и обширном пасквиле на нашу культуру с рассказом о так называемых «старинных булгарских праздниках».

     

    Булгары: далекий свет угасшей звезды

     

    Статья Б.Азарьева о «незаконных детях» напрямую касается меня, поскольку первая ее треть является неудачным пересказом нашей с Д.Исхаковым статьи из монографии «Татары» (СС.56-60). К сожалению, автор даже не сослался на нас – истинных авторов этой части его статьи. Согласен, что статья написано хорошо. Верю, что, как в истинном шедевре, в нем ничего нельзя убавить. Беда одна – стиль ее таков, что так никто не пишет и специалисты легко понимают, что «Б.Азарьев» только по недоразумению стоит в авторстве данного материала. Беда воровства, однако в том, как говорил О.Уайльд, в том, что «никогда не знаешь, что крадешь». Здесь тоже есть свой «браслет с секретом». Г-н Азарьев, списывая, сделал несколько «добавлений: имена арабских купцов и путешественников было ал-Гарнати (а не «ал-Гарнети) и ал-Омари (а не «ал-Амри»), а ал-Гарнати не был «андалусским» путешественником (хотя он и родился в Испании, но всю сознательную жизнь прожил на Ближнем Востоке и Восточной Европе.

    В принципе, даже лестно, когда твой текст рассматривается как общенародное достояние, которое не требует ссылок, так, очевидно, становятся классиками. Но, поскольку вслед за нами автор упоминает другого малопочтенного автора, то это наталкивает на мысль, что редакция просто побоялась упомянуть нас. Вот так проходит мирская слава! Или Б.Азарьев, как истинный прелюбодей мысли, совершив свое мелкое воровство, скрыл это. В любом случае редакцию, которая настолько плохо ориентируется в проблематике татарской истории, что не в состоянии распознать плагиат, это беда «Татарского мира», а когда авторы не в состоянии понять логику сворованного текста – это уже «московская трагедия».

    Добро бы, если бы автор просто пересказал эту статью, указав на собственно булгарские концепции своего происхождения и кратко рассказав о происхождении булгар и становлении булгарского средневекового этноса по той же статье. Мог бы автор и обратиться к обширной библиографии, приведенной в этой книге. В частности, есть серьезные работы на сей счет А.Х.Халикова, Е.А.Халиковой, В.Ф.Генинга, Е.П.Казакова, С.Г.Кляшторного и других. Без ложной скромности замечу, что ваш покорный слуга небезуспешно потрудился на этой ниве. Но, в самом деле, не ограничиваться же в таком сложном деле дилетантским и неряшливым пересказом скверно понятой научной статьи!

    Автор газетного пассажа просто не понял, что исторические сочинения булгар, прежде всего, интересны не как источник сведений о происхождении булгар, а как бесценный материал, раскрывающий механизм формирования становления булгарской этноконфессиональной общности. В отличие от прежней племенного и родового единства, в пределах государства происходит нивелировка племенных различий, которые растворяются в мусульманской (основе городской цивилизации) и государственной (этнополитической) общности. Происходило это быстрыми темпами и уже к концу X в. все население Булгарии было исламизировано, причем вплоть до периода Золотой Орды на территории этого государства не обнаружено ни одного не только могильника, но и одного языческого погребения. Христианские кладбища, видимо, существовали, но обслуживали небольшие общины русских и армян. Никаких булгар-христиан или булгар-язычников в XI – первой половине XIII в. неизвестно. Скажем, что нет их вплоть до XVII в. (Это отдельный привет от истории и археологии кряшенским активистам - «халык-тарихизаторам» упорно ищущим древние корни татар-кряшен в дорусском прошлом (см. «Татарский мир» №6)).

    Булгарская историческая традиция – это важнейший показатель зрелости этноса, осознающего и формирующего свои этнополитические мифологемы. Она достаточно точно характеризуют данную общность через призму ее собственных взглядов. В этой связи можно утверждать, что часть населения Среднего Поволжья XIII вв., осознавшая себя связанной определенными обязательствами с правящей династией булгарских эмиров и подвластная ей, исповедующая ислам и следующая своей особой миссией в мусульманском мире, жившее в пределах одного государства и считавшее его землю для себя отчизной, – это население, определенно, называло себя «булгарами». Эти черты, характеризующие общебулгарское сознание, и были зафиксированы в официальной историографической традиции. Особо следует подчеркнуть, что и другие объективные элементы общности, выявленные археологически и исторически, такие как общность языка, бытовой культуры, погребальной обрядности, хозяйственной деятельности (разумеется, при определенном местном культурном и этническом разнообразии, которое в частности отмечено на материалах бытовой лепной посуды и женских украшений), скорее всего не сознавались или же не считались этнодифференцирующими самими булгарами. По имеющимся данным, этномаркирующими в этом вопросе само население Булгарии в домонгольский период считало единство династии, территории, религии и, рассматриваемого через ее призму, прошлого. Таким образом, данная модель, определения этнополитического самосознания населения Булгарии, позволила выявить не только характерные аспекты, но и параметры, по которым человек самоопределялся как «булгар».

    Касаясь вопроса о происхождении булгар, то надо отметить, что, судя по исследованиям, С.Г.Кляшторного, они появились в Восточной Европе после гуннов, в конце V в. В начале VII в. создали свое государство, попавшее в зависимость от авар. Но в 635 г. Кубрат и его дядя Органа сбросили власть авар и создали государство, получившее название Великая Болгария. После смерти Кубрата в 670-е гг. это государство распалось, а его различные болгарские племена откочевали в разные стороны, например, орда во главе с Аспарухом двинулась в Подунавье, где образовало Дунайскую Болгарию, другие, оставшиеся в Подонье были завоеваны хазарами. Часть болгар выдвинулось в Среднее Поволжье, где проживали другие тюркские, угорские и балто-славянские племена. В ходе консолидации их главенствующим стало племя болгар (исследователи их называют «булгарами», чтобы не путать с дунайскими болгарами). Так к началу X в. возникает новое государство – Волжская Булгария, находившееся в вассальной зависимости от Хазарии. В силу ряда обстоятельств (интенсификация мировой торговли по Великому Волжскому пути, ключевому положению страны в Волго-Камье и т.д.) в начале X в. Булгария богатеет и укрепляется, в ней возникают города, распространяется ислам и в 922 г. Происходит дипломатическое признание нового государства Багдадским Халифатом, как части исламского мира. На этом фоне государство объединяется и избавляется от хазарской зависимости. Начинается период развития средневекового государства, где под нивелирующим влиянием государственности и ислама формируется средневековый булгарский этнос. Поступательное развитие Булгарии продолжалось до 1236 г., когда оно было завоевано монгольскими ханами и вошло в состав Улуса Джучи, где начинаются уже новые процессы этнополитического развития. Такова в самом кратком и сжатом виде история этого народа. Да, она несколько пресновата. Но что поделаешь, исторические книги, когда не врут, бывают довольно скучны, как говаривал О.де Бальзак.

    Видимо, помятую об этом Б.Азарьев решил немного разбавить ее. Он опустил всю эту историческую часть и заменил ее писаниной, которая могла бы занять достойное место в памфлете Эразма Роттердамского «Похвала глупости». Не имея столь едкий сарказм, как у этого нидерландского гуманиста, скажу только, что из всех самых неудачных казанских «тарихизаторов» истории автор выбрал наименее удачного. Мало того, что г-н З.Мифтахов никогда не был и уже точно не будет авторитетным ученым, но и его преподавательская деятельность отмечена скандальными провалами учебника по истории для средней школы (характерные заголовки: «Учебник не вызывающий доверия», «Урок полуграмотной истории»). Сколь не велик был тот провал, но г-н Мифтахов показал, что нет такого низкого уровня для бывшего научного коммуниста, который нельзя было уронить еще ниже. Его новые книги «Курс лекций по истории», которую цитирует наш московский «просветитель», уже не просто позор – это моральная (точнее аморальная) бездна, в которую свалился преподавателя. Эти книги, сведения из которых вдалбливаются в головы безответных и подневольных студентов, при полной безответственности руководства исторического факультета пединститута, просто списаны с фальшивой «Джагфар тарихы». С одной стороны, не хорошо, потому что автор даже не сильно утруждался, переписывая тексты Ф.Нурутдинова, а с другой, это неплохо, поскольку автор исхитрился написать такую книгу, где нет ни одной ссылки на достоверные источники и признанную научным сообществом литературу. Что же касается рекомендации Минобраза РФ на этот опус, то стыдливо умолкнем, ибо слишком хорошо знаем, как получают подобные рекомендации. Не знаю уж, чем прославился на педагогическом поприще профессор Ф.Н.Хузиахметов, ставший научным редактором этой книги, но не буду большим пророком, если скажу, что он заслужил славы, прямо скажем, геростратову за свой труд по дискредитации татарской истории. Что же касается г-на Б.Азарьева, лучше бы он обратился к, так сказать, к первоисточнику, чем к эпигонской литературе.

    Содержательную сторону этого опуса комментировать не берусь, за отсутствием таковой. Но каждый может оценить юмор автора, который повествует о том, что в Казани и Багдаде живут «поросли одного и того же шумерского корня и что большое число археологических свидетельств тому обнаружено на месте Набережные Челны». Очевидно, что Б.Азарьев черпает свои сведения не только из фальшивых хроник и учебников, но еще и из подземного мира. Как человек, с чувством юмора и археолог по образованию, могу сказать, что никаких «шумерских» следов в Татарстане не известны. Вообще, на территории города Набережные Челны известно три памятника бронзового века. Можно ли считать это «большим числом»? И датируются они серединой второго тысячелетия, а это никак не «пятитысячелетняя давность». Что касается булгар, как военного сословия шумеров и перевода их имени, как «господа-воины», то мне больше нравится идея одного болгарского писателя «фольк-хистори», который «читает» имя болгар, как «болг-арии». Действительно, если уж терять свою репутацию, то за «арийскую идею», а не за каких-то неизвестных «господ-воинов».

    Впрочем, эти детали кажутся даже смешными на фоне той смеси глупости и домыслов и лжи, которая написана об обычаях булгар. Во-первых, это пересказ из вторых рук З.Мифтахова, фантазий Ф.Нурутдинова и его «Джагфар тарихы» и уже хотя бы, поэтому грубая подделка. Во-вторых, все эти описания праздников и обычаев булгар – есть грубое, искаженное и карикатурное описание татарских народных праздников и обрядов, с изрядной долей фантазии и пародийности.

    Все описанное в этой обширной статье имеет такое же отношение к прошлому татар, как «Властелины колец» Дж. Р.Р.Толкиена к истории Англии. Изложенное на целой газетной странице «Татарского мира» является настоящей, неподдельной и кристально чистой виртуальной историей булгар. Такой, которая никогда не существовала в природе, но зато существует в головах членов секты «булгаристов» и ее главного адепта – Ф.Нурутдинова. Даже то, что касается ислама, описывает не реалии Волжской Булгарии, а то, что существовала в головах советских атеистов и научных коммунистов. Не удивительно, что этот мир так любовно описан З.Мифтаховым. Однако, например, комплекс погребальных обрядов у мусульман называется джаназа, а вот носилки, на которых несут умершего – таббут, поминовение на сороковой день считается поздним христианским влиянием и в булгарские времена, вряд ли, практиковалось. Какая же была духовная культура булгар в действительности, я здесь описывать, не намерен. Пусть автор этого пасквиля и те, у кого он это списал, читают научные труды, в том числе и мои. Может быть, наши просветители узнают что-то для себя новое про татар и их предков, кроме того «идиотизма крестьянской жизни», что изложены Б.Азарьевым.

    Только два слова об иллюстрациях. Понятно, что редакция испытывает недостаток в них, но и откровенными глупостями свои фантазии обрамлять, тоже не следует. Например, «образец бронзовой накладки XII в.» является-таки образцом раннезолотоордынской поясной накладки второй половины XIII в. с мотивом китайского дракона, а «булгарский золотой браслет XVI в.» на самом деле является золотоордынским браслетом первой половины XIV в.

    Таким образом, в этом большом материале все или глупость, или ошибка, или, на худой конец искажение правды. Но тогда зачем все это печатать в газете, которая громко величает себя «просветительской»? Думаю, что именно поэтому. Газета просто прикрывается своей некомпетентностью. На деле мы имеем дело с грубым манипулированием сознания татар. Во-первых, поскольку не все могут распознать историческую ложь, то она проникает в сознание, разъедая правдивую картину прошлого, внедряя фальшивые приоритеты и элементы сознания. Завтра подобные писания о шумерских корнях татар получат новый импульс, а послезавтра московские ученые в той же газете будут с упоением пинать «тарихизаторов», а заодно с ними и настоящих историков, глумливо, как это сделал в своей статье о «татарских вопросах» Р.Акчурин, обвиняя татарскую историческую науку в некомпетентности и в том, что она (подумать только!) считает Волжскую Булгарию и Золотую Орду по культурному уровню равными ВЕЛИКОЙ РУСИ. Уверен, что не дай мы ответ на эти гнусные попытки смешать нашу науку с грязью, так тут же польется мутный поток брани по поводу «националистической татарской науки», которая не в состоянии преодолеть все «детские болезни» становления. Во-вторых, какое подспорье для казанских «тарихизаторов» истории и прочих городских сумасшедших. Их признали в Москве! В головах многих людей может возникнуть мысль, что в писаниях булгаристов есть какая-то доля истины. И, привлеченные огнем этой болотной гнилушки, на этот гибельный, трясинный путь могут встать молодые историки. А далее … см. во-первых.

    И, в-третьих, булгаристский кураж у газеты «Татарский мир» появился неспроста. Москва просто испугалась проявления того единства, которое продемонстрировали татары перед лицом давления вертикали власти в отношении латиницы, попыток раздробления татар в процессе переписи и во время Третьего всемирного конгресса татар. Сначала от татар стали откусывать кряшен и сибирских татар, а теперь дело дошло до квазибулгар. Москва пытается вернуться к пресловутым решениям «черного» августовского постановления 1944 г. и сессии по этногенезу татар, где их предками были названы булгары. Правда, не всех татар. Те, у которых не будет обнаружено «булгарских» корней будут признаны другими этносами, например, «сибирскими тюрками», «астраханскими ногайцами», или «мишарями». Тем самым та титаническая работа по формированию нации, которая велась нашими великими предками, будет уничтожена и татар вернут к донациональному средневековому племенному состоянию. И вот тогда никто из московских властей не будет считаться с их коллективной волей, да самой-то воли не станет. К сожалению, тогда отпадет надобность в особой газете, ибо какой это «Татарский мир», если будут одни мелкие общинные мирки с провинциальным кругозором! Как говорится, «мавр сделал свое дело». Не будет и общей татарской науки, вот тогда (но только тогда!) смогут «тарихизаторы» вещать со страниц центральных газет свои болезненные фантазии и виртуальные «тарихи».

    В этой связи уже не вызывает удивления, что академик М.Закиев, выступая на семинаре о тюркском мире на «русской татарике», основную часть выступления посвятил не заявленной теме, и даже не разоблачению Президента АН Татарстана М.Х.Хасанова и его советника И.Измайлова и этнолога Д.Исхакова, а критике сборника материалов конференции «Единство татарской нации». Вот единство татарской нации, компетентное и профессиональное ее обоснование, как и концептуальная адекватность, изложенная практически во всех статьях, вызвали плохо скрываемую злобу у противников единства и самой нации. Но подобную злую, малоубедительную и голословную критику материалов этого сборника, как у М.Закиева, я читал только в брошюре «Против фальсификации истории Башкортостана» - те же вопли, сопли и всхлипы, но ничего конкретного, кроме объекта критики – персоналий и истории татарской нации. Поразительно родство душ! Так и сдерживаешь себя, чтобы не спросить: а кого в таком случае можно считать врагом татарской нации? Наверное, не тех, кто защищает ее единство. А, г-н Закиев?

    Таким образом, можно сказать, что, хотя газета «Татарский мир» и сравнительно недавно обретается на рынке российских масс-медиа, она уже достаточно «засветилась». Она в полной мере показала свою компетентность и профессионализм, выявила приоритеты в подборе материалов и выказала свою антитатарскую направленность.

    Может быть, некоторые материалы и кажутся свежими и актуальными, но это на взгляд «для проходящих». Для татарской науки в «русской татарике» нет ничего нового и интересного, в статьях газеты больше занимательного, нежели поучительного. А, учитывая грубые выпады против татарской истории со стороны замшелого «булгаризма» или политические эскапады некоторых кряшенских активистов и доморощенных специалистов по татарскому вопросу, то позитивный итог первых номеров газеты может быть назван скорее отрицательным, чем нулевым.

    И еще одно. Собственно говоря, за многими статьями «просветителей» из московского «Татарского мира» сквозит не что иное, как обыкновенный великорусский шовинизм, непоколебимый, нерукотворный и цельно-монументальный, как Александрийский столп. В нем читается в спинной мозг въевшееся представление о «великом русском старшем брате», чья литература и фольклор непременно влияли на «слаборазвитые» народы и чья несчастливая планида нести «бремя белого человека» просвещая инородцев. Даже у тех русских людей, вроде не за страх и деньги, работающих в «татарской» газете и то прямо-таки сквозит стремление раскрыть нам, «Иванам, родства непомнящим», глаза на нашу историю, высветить великую преобразующую роль русской культуры, хотя они и не имеют даже элементарных представлений ни о предмете просвещения, ни о просвещаемых. Читая подобные строки, яснее понимаешь суть понятия «небезвозмездная журналистика». И ее девиз: «прикажут – завтра же буду акушером». Может быть лучше Вам, господа «татарскомирцы» все-таки писать о медицине? В этом вопросе в редакции хотя бы один сердечный академик есть, который мог бы что-то отредактировать. В нынешнем же виде в газете «Татарский мир» специалистов по татарской истории куда, как меньше, чем один.

    Что касается слов Н.Гоголя о том, что «незнание родины кладется в основу нашего воспитания», то его следовало бы выбрать эпиграфом ко всей газете, дабы постоянно к ним обращаться, редактируя очередной материал по истории татар. Тогда, смею надеяться, редакция отринет свой традиционный московский снобизм, и будет печатать статьи историков, а не очередных «тарихизаторов» татарского прошлого.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСК