www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Понедельник, 21 августа 2017, 01:58

Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ


Вы находитесь: / Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ / Территориальные отделения / Саратовское отделение / Публикации / Этнический аспект в изучении отечественной истории: нерешенные проблемы
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Об Институте истории АН РТ  •  Администрация  •  Отдел новой истории  •  Отдел новейшей истории  •  Отдел этнологических исследований  •  Отдел истории общественной мысли и исламоведения  •  Центр истории и теории национального образования им. Х.Фаезханова  •  Центр исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А.Усманова  •  Центр иранистики  •  Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков  •  Отдел информационных технологий  •  Крымский научный центр  •  Северо-Западный научный центр им. Л.Н. Гумилева  •  Центр этносоциологических исследований  •  Аспирантура Института истории АН РТ  •  Территориальные отделения  •  Архив
Саратовское отделение
Кадры  •  Общественный научный совет отделения  •  Рашитов Фрид Айниевич  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Отчеты
Этнический аспект в изучении отечественной истории: нерешенные проблемы  •  Укекский период в истории городской цивилизации в Саратовском Поволжье  •  Археологические объекты и историческая топография золотоордынского города Укек  •  Монетный двор Укека  •  Укек в системе городской цивилизации Золотой Орды  •  Итоги и задачи изучения Укека и его округи  •  От Укека до Саратова  •  Туристический проект «древний город Укек»: сохранение культурного объекта и экономическое развитие города Саратова  •  Увекское городище: правовой статус, проблемы охраны и исследования  •  Введение и резолюция

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Этнический аспект в изучении отечественной истории: нерешенные проблемы
    Рашитов Ф.А.
     

    Рашитов Фрид Айниевич, доктор исторических наук, профессор, зав. кафедры гуманитарных дисциплин в Саратовском институте (филиале) РГТЭУ.

     

    Этнический аспект в изучении отечественной истории: нерешенные проблемы.

     

    В истории становления и развития России огромная роль принадлежит этноконфессиональному фактору Россия складывалась и развивалась как полиэтническая и поликонфессиональная страна. Издревле территорию современной России населяли многочисленные племена и народы, относившиеся в основном, по крайней мере, к четырем большим языковым группам: славяне, угрофинны, тюрки, иберийско-кавказкие народы.

    Отрадно, что этноконфессиональный фактор получает в последнее время все большее признание в школьных и вузовских учебниках по отечественной истории. Многонациональный состав населения справедливо рассматривается в них в качестве одной из важных исторических особенностей России.

    «Такое сосредоточение различных народов в составе одной страны, - пишут авторы учебника для 10 класса «История России с древнейших времен до конца XVII века» А. Н. Сахаров и В. И. Буганов, - оказывало заметное влияние на хозяйственную деятельность населения, обычаи, культуру, требовало особого отношения к этим народам со стороны центральной власти, которая всегда учитывала этот разноплеменный состав страны» (1). Логичным представляется вывод ученых о том, что столь разнообразные национальные духовные и культурные влияния расширяли, углубляли и обогащали сознание российского населения, учили людей различных национальностей дружескому, уважительному отношению друг к другу. В этой многонациональной среде национализм в отличие от Западной Европы никогда не имел большого успеха.

    Такой подход к изучению истории России является единственно верным и весьма обнадеживающим. Можно было ожидать, что теперь произойдет полный и решительный отказ от архаичной концепции славяноцентризма, существовавшей еще с царских времен. Что наконец-то история России перестанет быть историей фактически одного народа-русского, а станет историей всех народов, веками живущих на этой земле. Ведь это так просто и естественно: признать за каждым народом право на свою собственную историю, изучать ее в контексте истории нашей общей Родины-России.

    Впрочем, было ясно: переход на новую парадигму изучения отечественной истории потребует пересмотра многих устоявшихся методологических и концептуальных позиций, отказа от стереотипов, радикальных изменений в структуре и содержании школьных и вузовских курсов истории. Словом, такой переход не обещал быть легким. И все таки верилось: история России перестанет быть монополией русского народа, в лучшем случае трех восточнославянских народов, восторжествует принцип полицентризма в полном соответствии с многонациональным составом населения страны.

    Однако, приходится признать, что эти ожидания пока не оправдываются. Школьные и вузовские курсы отечественной истории как были, так и остаются до сих пор ориентированными исключительно на изучение прошлого русского народа, русской государственности, культуры и т.д. Чтобы не быть голословным, сошлюсь на упомянутый учебник А.Н. Сахарова и В.И. Буганова. Сделав во вводном разделе вывод о полиэтничности как важном факторе самобытности российской истории, авторы, к сожалению, никак не подтверждают его структурой и содержанием своего учебника. Вот как, например, названы главы данной книги: «Начало Руси», «Русь в XI-XII вв.», «Русь в XVII в.». Такая же моноэтничность наблюдается в названиях параграфов: «восточнославянские племена в VIII-IX вв.», «первые русские князья», «русское общество в XI.», «хозяйство Руси и положение различных групп общества в XIV-XV вв.» и т.д. Параграфы, посвященные культуре и быту соответствующего периода, также повествуют о русской культуре, о быте русских людей.

    Таким образом, в данном учебнике, как и во всех остальных школьных и вузовских учебниках по отечественной истории, по-прежнему продолжает господствовать принцип славяноцентризма. Неславянские нерусские народы, к сожалению, так и не стали полноправными участниками общественного исторического процесса. Большинство народов не удостаиваются даже того, чтобы их назвали, не говоря уже о том, что полностью отсутствуют попытки дать хотя бы краткий очерк их генезиса и исторического развития. В учебнике А.Н. Сахарова и В.И. Буганова упоминаются некие «угрофинские племена», но лишь в связи с тем, что они «жили вперемежку со славянскими» и «с древности рассматривали себя полноправной частью большого Русского государства» (3). Предками каких современных этносов являлись названные племена, когда и как эти последние расселились на данной территории, об этом и многом другом школьный учебник точной и четкой информации не дает.

    Особенно не повезло в этом отношении тюркоязычным и иберийско-кавказским народам. Авторы учебников старательно избегают употребления даже термина «тюрки». Вместо этого признанного всей мировой наукой термина употребляются такие аморфные, бессодержательные в этническом плане определения, как «народы… Среднего Поволжья, Приуралья, Западной Сибири…, Средней Азии», «степные кочевники»(3) и т.п. Здесь, по всей вероятности, сказывается сохраняющиеся влияние враждебного отношения российской официальной историиографии к так называемому пантюркизму. Само это явление давно изжито, но соответствующий стереотип в общественном сознании продолжает действовать.

    Но если не нравится собирательный этноним «тюрки», то почему бы не назвать имена современных российских этносов, являющихся потомками «степных кочевников»? Например, татар, башкир, карачаевцев, ногайцев, тувинцев и других? К сожалению, учебники не содержат и этих крайне необходимых сведений. Тем самым остается неудовлетворенной естественная потребность значительной части учащейся молодежи знать свои национальные корни, получить ответ на вопросы: Кто мы? Откуда мы? Кто наши предки? Это означает, что заявление авторов учебника о влиянии на российскую историю фактора многонациональности остается лишь декорацией.

    В современных учебниках сохраняет свои позиции еще один устоявшийся стереотип, однозначно рассматривающий весь мир «степных кочевников» как враждебную Руси силу. По мнению А.Н. Сахарова и В.И. Буганова, это были «постоянные, опасные соседи сначала восточнославянских племен, потом Руси» (4). Характерно, что в структурной компоновке учебника находит себе место лишь одна неславянская этнополитическая общность, это «татаро-монголы». И появляются они для того, чтобы по воле авторов, начать «вторжение на Русь» и совершить «нашествие на Русь» (параграфы 19,20). Очевидно, ничего иного, как вторгаться в чужие земли и убивать, эти самые «татаро-монголы» не умели.

     Кстати, об этой странной, явно искусственной конструкции «татаро-монголы». Эта конструкция созданная российскими историками в XIX веке, также является явно устаревшей и непродуктивной. Современная наука, не отрицая близости древних монголов и татар в геополитическом и отчасти в этническом отношениях, тем не менее

     рассматривает их как два разных этноса. Татары считаются тюркоязычным народом, родственным гуннам, тюркоязычным болгарам, хазарам, кипчакам-половцам (5). Хотя они действительно пришли в Восточную Европу в составе большой армии вторжения, однако не будем забывать, что во главе этой армии стоял монгол Батухан из рода основателя Монгольской державы Чингисхана. Монголы никогда не называли себя татарами. В то же время неслучайным является тот факт, что почти все тюркоязычные племена и народы Великой степи в XIV-XV вв. приняли общий этноним «Татары». Нет оснований смешивать эти два этнических массива средневековья - монгольский и татарский (тюркский). Немаловажное значение имеет и тот факт, что монголы и татары на протяжении нескольких столетий в новое и новейшее время сложились и развиваются как два самостоятельных этноса. Не следует вносить в сознание нынешнего поколения путаницу посредством надуманных конструкций вроде «татаро-монголов». Итак, по моему глубокому убеждению, в такой уникальной полиэтнической стране, как Россия, школьные и вузовские курсы истории должны быть ориентированы на глубокое, серьезное изучение этнической истории. Речь здесь идет не только и не столько о преподавании специальных курсов по истории того или иного этноса в образовательных учреждениях с углубленным изучением национального (родного) языка, а главным образом об общих курсах истории, включаемых в федеральный компонент государственных образовательных стандартов. В этой связи предвижу сомнения и возражения. Возможно, ли в одном учебном курсе отразить историю всех народов России? Не станет ли этот курс неким конгломератом слабо увязанных между собой сведений и фактов, сделанным по принципу «всем сестрам по серьгам»? Не обернется ли стремление дать всем этносам полноправное место в российской истории потерей истинных ориентиров и пропорций, попытками искусственно подравнять все этносы с точки зрения исторических заслуг и достижений?

    Сомнения эти не беспочвенны. О проблемах и трудностях, возникающих при переходе на новую парадигму изучения отечественной истории, уже говорилось в данной статье. Однако эти трудности не являются непреодолимыми. Важно начать, не откладывая, решение возникающих проблем.

    Особого внимания заслуживают методологические и концептуальные вопросы. Попробую высказать некоторые соображения на этот счет.  Совершенно очевидно, что фактографическая база отечественной истории не должна претерпеть каких-либо радикальных изменений. Должны произойти лишь изменения в пропорциях: материал по истории русского народа уменьшится, взамен будет введен фактографический материал из истории других этносов. Ясно также, что должен сохраниться устоявшийся взгляд на историю России как на единый, целостный процесс. Не подлежит пересмотру особая, выдающаяся роль русского народа в историческом процессе, главным образом в хозяйственном освоении огромных территорий евразийского пространства, в деле собирания и объединения многочисленных разноязыких племен и народов, в создании единого государства и великой цивилизации.

     Вместе с тем предстоит заново осмыслить отнюдь не прямой, а извилистый путь исторического развития как русского, так и других народов, дать точную, объективную оценку вклада каждого этноса в становление российской государственности и цивилизации. Важно осознать, что каждый этнос занимал свое законное и особое место в историческом пространстве, вносил свой посильный вклад в строительство «общего дома». Разумеется, вклад разных этносов был не одинаковым, но это не дает оснований считать один народ главным «строителем» и «хозяином» в доме, а остальным отводить роль подручных или даже «опасных соседей». К сожалению, концепция славяноцентризма представляет дело таким образом, что единственными рачительными хозяевами на этой земле были восточные славяне, а остальные племена и народы участвовали в историческом творчестве лишь постольку, поскольку помогали или мешали славянам. Фактически неславянским народам отказывается в способности к самостоятельному историческому творчеству. Ясно, что эта концепция не научна, антиисторична.

     Общеизвестно, что просторы восточно-европейской равнины были заселены и стали осваиваться угро-финскими и тюркскими племенами задолго до расселения здесь славянских племен. Гунны и другие тюркоязычные племена появились в степях Приуралья и Поволжья во II-III веках н.э. При этом они не просто проходили через эти земли, а в течение многих десятилетий, здесь вели хозяйство, совершенствовали орудия труда, развивали ремесло. На всей территории Нижнего и Среднего Поволжья археологами обнаружен ряд гуннских памятников с большим количеством предметов быта, оружия, украшений.  Разве может, далее, историк России проходить мимо таких фактов, как создание в  VI-IX вв. тюркскими племенами своих государств: Тюркского каганата, Хазарского каганата, Волжской Булгарии? Разве признание того факта, что восточные славяне, жившие в Поднепровье (поляне), вплоть до середины Х века платили дань хазарскому кагану, может умалить величие русского народа? Конечно, нет! Или, может быть, данный факт свидетельствует об особом корыстолюбии и жестокости тюрков – хазар? Тоже нет. Этот факт говорит лишь о том, что в то время сильнейшей державой Восточной Европы была Хазария. Поскольку последняя располагалась на территории современной России, постольку история данного государства должна найти достойное место в школьных и вузовских курсах по истории.

    То же самое относится к истории Волжской Булгарии, Золотой Орды, Казанского, Астраханского и Сибирского ханств. В Волжской Булгарии в 11 – 14 вв. существовало около 30 городов, и среди них такие крупные, не уступавшие по размерам, богатству ведущим городам Руси, как Булгар, Сувар, Буляр. Изучение истории этого средневекового тюрко-татарского государства, его хозяйства, общественно-политического строя, городов, культуры значительно обогатило бы наши представления о прошлом России, сделало бы картину прошлого более полной, многоцветной, яркой.

    Или взять Золотую Орду. Образование этого крупнейшего и могущественного государства, несмотря на то, что это в значительной степени произошло в результате завоевательных войн, его двухвековая история свидетельствовали об огромной созидательной, творческой энергии восточных, степных народов. Очевидно, в данный период (13-14вв.) созидательный потенциал данных народов, по выражению Л.Н. Гумилева их «пассионарность», были выше, чем у русского народа. Именно первым принадлежала историческая инициатива. Золотая Орда дала бесценный опыт строительства и благоустройства городов, взаимодополняющего существования кочевого и оседло-городского хозяйства, организации военного и государственного управления, учета населения, ямской службы, таможенного дела и т.д. Этот опыт должен быть всесторонне и тщательно изучен, стать частью российской истории.

    Как в этой связи пишет Р.С. Хакимов, «у России две опоры, две ноги – Киевская Русь и Золотая Орда. Все проблемы, вся неопределенность национальной идеи и реальной политики в России происходят из-за игнорирования этого факта, из-за стыдливого отказа от татарского наследства под влиянием петровско-екатерининской традиции» (6). С подобными фактами приходится сталкиваться и у нас в Саратове. Речь в частности идет о судьбе такого исторического памятника, как золотоордынский город Укек, располагавшийся на южной окраине современного Саратова. Этот город, построенный, судя по всему Батуханом в начале 50-х годов XIII века, занимал важное положение на Волжском торговом пути, был одним из крупных торгово-ремесленных и административных центров государства, весьма благоустроенным. Историческая память надолго пережила сам город, разрушенный, по всей вероятности, Тамерланом в 1395 году. Укек (Увек в русской транскрипции), Увекское городище с полуразрушенными зданиями неоднократно упоминались в письменных источниках в XV- XVII вв. Эта память наверняка сыграла свою роль, когда выбиралось место для русской крепости Саратов, поставленной неподалеку от Увека в 1590 году. Но, как это ни странно и ни прискорбно, когда речь заходит об истории Саратова, об очередной юбилейной дате, об Укеке не говорится ни слова, как будто он ни причем. Правда, был кратковременный период, с конца XIX до 20-х годов ХХ века, когда по инициативе местных любителей старины из Саратовской ученой архивной комиссии (СУАК), в связи с празднованием 300-летия Саратова, было развернуто широкомасштабное изучение Увекского городища, делались попытки увязать историю Саратова с историей Укека и других татарских поселений в данном районе. Однако в дальнейшем исследования прекратились, об Укеке надолго забыли, а само Увекское городище, почти сплошь застроенное, фактически потеряло свое значение, как историко–археологический памятник.

    В 2003 году исполняется 750 лет с момента посещения Укека посланником французского короля Гильомом де Рубруком. Это - большая дата, достойная внимания. Однако, пока не заметно, чтобы местные власти и общественность нашего города проявили к ней хотя бы малейший интерес. Очевидно, рассуждают вполне традиционно: Укек был татарским городом, это - татарское наследство, пусть татары и отмечают этот юбилей.

    Новое, современное прочтение российской истории наступит лишь тогда, когда достижения и опыт не только русского, но и татарского, мордовского, осетинского и всех других народов будут признаны нашим общим достоянием, и все это богатство органично войдет в историю России, в историческое сознание общества.

     

    Литература:

    Сахаров А.Н., Буганов В.И. История России с древнейших времен до конца 17 века. Учебник для 10 класса общеобразовательных учреждений. М.,1995. С.11-12

    Там же. С.11

    Там же.

    Там же. С. 6

    Татары. М., Наука, 2001.С. 42-43

    Хакимов Р.С. «Кто ты татарин?» Казань, 2002. С.13


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ