www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Суббота, 23 сентября 2017, 15:55

Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ


Вы находитесь: / Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ / Территориальные отделения / Саратовское отделение / Публикации / От Укека до Саратова
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Об Институте истории АН РТ  •  Администрация  •  Отдел новой истории  •  Отдел новейшей истории  •  Отдел этнологических исследований  •  Отдел истории общественной мысли и исламоведения  •  Центр истории и теории национального образования им. Х.Фаезханова  •  Центр исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А.Усманова  •  Центр иранистики  •  Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков  •  Отдел информационных технологий  •  Крымский научный центр  •  Северо-Западный научный центр им. Л.Н. Гумилева  •  Центр этносоциологических исследований  •  Аспирантура Института истории АН РТ  •  Территориальные отделения  •  Архив
Саратовское отделение
Кадры  •  Общественный научный совет отделения  •  Рашитов Фрид Айниевич  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Отчеты
Этнический аспект в изучении отечественной истории: нерешенные проблемы  •  Укекский период в истории городской цивилизации в Саратовском Поволжье  •  Археологические объекты и историческая топография золотоордынского города Укек  •  Монетный двор Укека  •  Укек в системе городской цивилизации Золотой Орды  •  Итоги и задачи изучения Укека и его округи  •  От Укека до Саратова  •  Туристический проект «древний город Укек»: сохранение культурного объекта и экономическое развитие города Саратова  •  Увекское городище: правовой статус, проблемы охраны и исследования  •  Введение и резолюция

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • От Укека до Саратова
    Рашитов Ф.А., Сингатулин Р.А. Межрегиональная научно-практическая конференция «Средневековому городу Укеку семь с половиной столетий (середина ХIII-ХХ вв.)» г. Саратов, 22 марта 2002 года
     

    Рашитов Ф.А., Сингатулин Р.А. (г. Саратов)

     

    от Укека до Саратова

     

    Вторая половина XIII века характеризовалась интенсивной городской колонизацией Поволжского региона. За какие-то 50-60 лет, в волжской степи возникло несколько десятков городов (Егоров, 1985, с. 94-119). По многим параметрам эти новообразованные города превосходили западноевропейские, причём не только в роскоши жизни господствующих слоёв, но и в жилищно-бытовых условиях для рядовых жителей (Кульпин, 2001, с.81).

     

    К данному периоду относится появление первого города в Саратовском Поволжье. Это – город Укек. Остатки его, именуемые археологами Увекским городищем, находятся на правом берегу Волги, на южной окраине современного Саратова.

    Большинство исследователей склоняется к мнению, что Укек является одним из ранних городов Золотой Орды. Он был основан в конце 40-х – начале 50-х годов XIII века, практически одновременно со столицей Джучиева улуса - Сараем. Предположение, что французский монах Гильом Рубрук в 1253 году посетил на Волге строящийся город Укек, подтверждается и «Книгой» знаменитого Марко Поло (Горнунг, 1997, с. 116, 193).

     

    Следует отметить, что Укек был не единственным поселением в данном районе. В пору расцвета Золотой Орды в округе Укека располагалось около 50 поселений различной величины, некоторые из них – в черте современного Саратова (Недашковский, 2000, с. 113-127). Вместе с Укеком эти поселения составляли крупный мегаполис, расположенный в Саратовской котловине по обе стороны Волги. Именно здесь, на фундаменте золотоордынских поселений, в 1590 году был заложен русский укреплённый посёлок – Саратов.

     

    На первый взгляд может показаться, что золотоордынский Укек и российский Саратов случайно оказались на одной территории и между ними нет преемственной связи. В самом деле, между гибелью Укека (конец XIV века) и основанием Саратова прошло изрядное время – два столетия. За это время от благоустроенного, красивого города Укека мало что осталось. Может ли в таком случае идти речь о «фундаменте» для нового города Саратова?

     

    При рассмотрении данного вопроса полезно обращение к истории других стран и городов. Известно, например, что современный город Иерихон не является прямым наследником библейского Иерихона. Ереван по времени отстоит от древнего Эребуни более чем на тысячу лет. Современный Самарканд и античная Мараканда нередко воспринимаются как разные города. Территориальное расположение этих городов, как и их названия примерно совпадали, но хронологически они относились к разным эпохам. Следует отметить, что никто на этом основании не отрицает исторической преемственности древних и средневековых городов.

     

    По-иному обстоит дело с Укеком и Саратовом. В местном историческом краеведении когда-то утвердилось и продолжает сохранять прочные позиции представление, что Саратов возник и развивался вне связи с золотоордынским Укеком. История Укека, таким образом, выносится за рамки истории Саратова. Для большинства саратовцев Укек, этот некогда цветущий крупный город, в котором мирно уживались мусульмане и православные, монгольские вельможи, тюркские купцы и ремесленники-славяне, продолжает оставаться чужим, в лучшем случае – непонятным, неизвестным городом, фактически – «белым пятном». Не в этом ли укоренившемся в историческом сознании российского общества стереотипе находятся причины того небрежного, нехозяйского, можно даже сказать – варварского отношения к Увекскому городищу, которое наблюдается на протяжении нескольких столетий? Развалины дворца, которые путешественники видели ещё в конце XVIII века, и других сооружений Укека, утеряны навсегда; из бесценных сокровищ Увекского городища лишь малая часть попала в музеи, а большая часть этих сокровищ расхищена, ушла под воды Волгоградского водохранилища, бесследно исчезла…

    И всё-таки, пусть и с опозданием, историческая память и историческая справедливость должны быть восстановлены. Непродуктивная историографическая традиция, связанная с искусственным разрывом преемственной связи между Укеком и Саратовом, должна быть преодолена.

     

    Рассматриваемый стереотип во многом зиждется на предположении, что после нашествия Тамерлана все жители покинули Укек, город и его округа полностью обезлюдели, и лишь спустя два столетия, в 1590 году, воевода Г.О. Засекин основал Саратов в безлюдной местности, на «пустом» месте. Однако трудно согласиться с таким мнением. Как известно, во время и после распада Золотой Орды степное пространство между Волгой и Уралом оказалось под властью правителей Ногайской Орды. Они имели довольно оживлённые связи с Казанским и Крымским ханствами, с Московским государством. И, конечно, они вряд ли упустили возможность использовать удобную переправу через Волгу в районе Укека для своих нужд.

    Ф.В. Баллод, проводивший археологические раскопки на Увекском городище, считал, что Укек просуществовал, пусть даже в виде небольшого посёлка, вплоть до середины XVI века (Баллод, 1924, с. 96-99), т.е. практически до времени основания Саратова.

     

    Очевидно, продолжали существовать, хотя и в меньших масштабах, и другие поселения. В ряде письменных памятников, относящихся к середине XVI века, начинает всё чаще упоминаться поселение под названием «Сары-атав» (в переводе с татарского – «жёлтый остров»). Данный топоним встречается в так называемой «Булгарской истории», написанной в 1580-1581 гг. мусульманским проповедником Шерефетдином Булгари (Чекалин, 1891, с. 2). В ней он, перечисляя издавна населённые мусульманами пункты и города, упоминал Саратов в одном ряду с такими городами, как Казань, Алатур, Уфа и некоторые другие.

    С учётом этого ведущие саратовские краеведы конца XIX в. Н.Ф. Хованский и Ф.Ф. Чекалин пришли к выводу, что русская крепость Саратов была основана на месте татарского поселения с тем же названием (Хованский, 1891; Чекалин, 1891).

    Исключительно сложным и не решенным до конца является вопрос о месторасположении как татарского поселения Сары-атав, так и первоначального Саратова, заложенного в 1590 году. Можно считать твёрдо установленным лишь факт неоднократного переноса городских поселений, возникших в районе средневекового Увека в XVI-XVII вв.

     

    Следует отметить, что данный факт не является чем-то необычным и тем более уникальным. История даёт нам многочисленные примеры перемещений в пространстве таких городов, как Рязань, Царицын, Таллинн и ряда других. Так, первоначально город Рязань, кремль которого был заложен в 1095 году (Монгайт, 1955), находился в 50 км к югу-востоку от современной Рязани.

    Город под названием «Саратов» закладывался русскими воеводами три раза: в 1590, 1617 и 1674 годах, и каждый раз на новом месте. Лишь с 1674 года он начал строиться на том месте, где находится и поныне.

     

    Как предполагает ряд исследователей (Акимова, Ардабацкая, с.3; Гераклитов, с.145,146,148-153.; Осипов, с.21-24), первоначально Саратов был заложен на правом берегу Волги недалеко от местности, где сейчас расположено село Пристанное. Кроме архивных документов и ссылок на разных авторов, для доказательства данной гипотезы используются материалы археологических раскопок, проведённых профессором И.В.Синицыным в 1963 году в районе села Пристанное при впадении речки Гуселки в Волгу.

    Но найденные там следы поселения и остатки погребений отнюдь не дают оснований для такого заключения. Так, профессор Н.Н.Студенцов, основываясь на мнении А.И.Шахматова, справедливо полагал, что данная местность могла подходить, скорее всего, для какого-то сторожевого пункта - «острожка» (Шахматов, 1891, с.89-90; Студенцов, 1989, с. 18), но никак не для строительства крепости. Если исходить из тех требований, которые предъявлялись к выбору места для строительства крепостей, а это, напомним, прежде всего, была охрана торговых судов, шедших обычно караванами в восточные страны вниз по течению и вверх, в Москву, то выбор местности у Пристанного просто крайне неудачен. С этой местности Волга может просматриваться только вниз по течению, да и то лишь на небольшое расстояние. В северной части этой местности обзору мешает перепад высот самого берега, который здесь образовал многокилометровую дугу выпуклой стороной к юго-востоку. А проходящие с востока от Волги многочисленные заросшие протоки надёжно прикрывали главный фарватер реки. Кроме того, сильно пересечённая и заросшая местность в этом районе, в особенности у реки Гуселки, практически сводила на нет всю охранную деятельность этого опорного пункта. Даже при выставлении дозорных на больших высотах, на Соколовой горе и в Усть-Курдюме, характер “помощи” караванам идущим по реке, мог быть только один - пиратство. Это подтверждается данными (Минх, 1881) о существовании на Волге опорных пунктов перехвата так называемой «вольницы», «воровских» казаков, против которых и задумывались сторожевые крепости.

     

    Сторожевые пункты для выполнения своих функций должны были располагаться на самой реке или в непосредственной близости от неё. Поэтому наиболее подходящим решением являлось островное или левобережное (луговое) расположение новой русской крепости. При этом следует также иметь в виду, что в конце XVI-начале XVII вв. угроза для волжского судоходства чаще всего шла со стороны Степи. Поэтому важно было «прикрыть» Волгу с левого берега. Очевидно, не случайно, что первый сторожевой пункт в данном районе, так называемая «Караманская станица», был основан в 1571 году на левом берегу Волги, недалеко от впадения в неё степной реки Большой Караман. Станица просуществовала до 1576 года.

     

    Версия об островном или левобережном расположении первоначального Саратова имеет немало сторонников среди историков-краеведов (А.Ф. Леопольдов, А.И. Шахматов, С.С. Краснодубровский, Н.Ф. Хованский, Г.И. Перетякович, Н.Н. Студенцов, Б. Донецкий). В основе этой версии лежат материалы замечательного памятника отечественной культуры, известного под названием «Книга Большому Чертежу». В этом документе, составленном по царскому указу в 1627 году, в главе «Река Волга» о Саратове сказано: «А ниже Самары 200 вёрст на Волге город Саратов, а до Саратова от Самары по правому берегу горы…. А ниже Иргиз реки 30 вёрст Караман река…, а ниже Карамана реки 40 вёрст на Волге город Саратов; под Саратовом пала речка из озера, а другая речка из поля. А с нагорной стороны выше Саратова пала река Тайбалык; а на Волге реке против Саратова остров. А ниже того острова с нагорной стороны пала в Волгу река Увеша; а ниже её городище Увешенское…». В другой главе: «А Увеша пала в Волгу против города Саратова, выше городища Увешина» (Книга Большому Чертежу, 1950, с. 85, 143).

     

    Обращает на себя внимание, что в тексте документа город Саратов постоянно связывается с Увекским городищем и речкой Увековкой. Очевидно, для людей XVII века Увек выступал в качестве общеизвестного поселения, исторически предшествовавшего Саратову. На это в частности указывает грамота ногайского хана Уруса к царю Фёдору Ивановичу от 1586 года, в которой хозяин Большой Ногайской орды констатировал: «…хочешь ты городы ставить: на Уфе, да на Увеке, да на Самаре, да на Белой Воложке». В своём ответе российское правительство не опровергало предположения Уруса, но при этом, желая успокоить его, пыталось доказать, что крепости будут построены для защиты и ногайцев от набегов вольных казаков и для лучшей торговли. Большая Ногайская орда в это время формально находилась в подданстве России, и ухудшение отношений с ней не входило в планы царской администрации. Но от строительства укреплённых поселений на юго-восточных рубежах молодого государства не отказались, - они, как правило, строились рядом с остатками золотоордынских поселений. Последние служили своеобразными ориентирами при закладке русских городов-крепостей.

     

    Именно так обстояло дело с первоначальным Саратовом. Он возник в Саратовской котловине, охватывающей участок Волги протяжённостью 10-12 км между двумя горными вершинами: Курдюмской на севере и Каланчой на юге. Господствующие позиции в этом районе на протяжении ряда столетий занимали золотоордынский город Укек и Увекское городище. Московское правительство в конце XVI века выбрало место для сторожевой крепости между Самарой (заложена в 1586 году) и Царицыным (1589) с учётом данного обстоятельства. Это, несомненно. Наиболее удобным местом расположения крепости в тех конкретно-исторических условиях были, как указывалось выше, левый берег Волги или один из волжских островов.

     

    В литературе наиболее часто встречаются две версии местоположения первоначального Саратова. По первой из них крепость была поставлена воеводой Засекиным и боярином Туровым на том месте, где степная речка под названием Саратовка впадает в Волгу. Это место находится в районе нынешнего дачного посёлка Шалово, в нескольких километрах к северу от города Энгельса.

     

    По другой версии, первоначальный Саратов был поставлен также на левом берегу Волги, но примерно в 10 км южнее, почти напротив Увекского городища, в районе нынешнего посёлка Анисовка (Донецкий, с. 48). При этом доказывается, что здесь в Волгу впадала речка, также называвшаяся в то время Саратовкой. Около 1630 года крепость была перенесена на новое место – в районе Шалово.

     

    В обоснование обеих версий приводятся доказательства косвенного характера. Поэтому выбрать какую-то из них как единственно верную не представляется возможным. Проведённые археологические работы показывают, что в XVI веке поселения имелись в обоих названных пунктах, как, впрочем, и в районе Гуселки, на правом берегу Волги. Высказывается также предположение, что в конце XVI – первой половине XVII в. могло существовать небольшое поселение, скажем, волжских рыбаков, под Соколовой горой, на месте нынешнего Саратова (Донецкий, с. 48).

     

    Приведённые выше рассуждения ещё раз указывают на то, что район Саратовской котловины в рассматриваемое время отнюдь не был безлюдным. Здесь продолжали жить люди, велась хозяйственная деятельность, хотя и в несравненно меньших масштабах, чем в пору расцвета Укека.

     

    В последнее время всё большее внимание исследователей привлекает версия Саратовского краеведа В.П.Юрьева о том, что Саратов первоначально был основан рядом с руинами золотоордынского Укека. С изложением этой версии он выступил в одной из саратовских газет (Гераклитов,1923, с.145). Его поддержал П.Г. Любомиров в своём докладе губернской архивной комиссии (Гераклитов, 1923, с.149).

    Следует отметить, что поиски первоначального Саратова предпринимались везде, но только не на территории Увекского городища, которое само практически мало исследовано. Между тем существует немало аргументов в пользу данной версии.

     

    Во-первых, местность, расположенная рядом с городищем, является исключительно удобной. По словам А.Н. Минха: «Это лучший обсервационный пост во всей этой местности» (Минх, 1881). С вершины горы, которая расположена рядом с городищем и в разное время носила имя Стенькиного бугра, Каланчи и просто Увека, открывается обширная панорама Саратовской котловины, заволжской степи, низовий Волги, скрывающейся за горизонтом. Вне всякого сомнения, эта местность полностью отвечала основным требованиям сторожевого пункта и строительства крепости. Обилие родников, леса, плодовых деревьев, удобная и вместительная гавань, строительные материалы из древнего городища, а также близость к Донскому водоразделу через реку Латрык давали неоспоримые преимущества этой местности перед другими. Именно здесь, на развалинах Увека, и мог образоваться первоначальный Саратов.

     

    Во-вторых, указанная версия хорошо согласуется с археологическими находками. Так, монеты, найденные на Увеке: русские XV-XVII ст., западноевропейские XVII ст., «мордовки» и крымские, свидетельствуют о существовании здесь достаточно крупного поселения (Баллод, с.96-99).

     

    Заслуживает внимания сообщение приказчика английской торговой компании Христофора Барроу, который в 1579 году, сопровождал транспорт английских товаров с устья Северной Двины водным путём по Волге. Он оставил подробное описание каменных построек Укека: « ...можно ещё видеть фигуру человека на лошади с луком в руках и колчаном стрел на боку. На одном из этих камней можно также разобрать гербовый щит с высеченными, частью разрушенными буквами, которые мы сочли за армянские. Надпись на другом камне вырезана другим алфавитом» (Ключевский, 1991, с.203-204); такую запись мог сделать только человек, непосредственно присутствующий при этом. А это значит, что английские торговые суда по какой-то причине останавливались возле Увека. По всей вероятности, здесь был населённый пункт.

     

    На существование первоначального Саратова на Увеке указывает и достаточно известный исторический документ - «Памяти стрелецким головам», относящийся к первым годам царствования Михаила Фёдоровича. 17 мая 1614 года из Самары был отправлен правительственный передовой отряд с приказом как можно быстрее прибыть в Астрахань для подавления банды Заруцкого. Однако стрельцы не спешили и, миновав на четвёртый день пути Саратов, отправились вниз по течению на «Саратовское городище» в поисках меди для колоколов, серебра и других ценностей. Прибывшая 23 мая основная часть войска застала передовой отряд за «работой», и разгневанным воеводам пришлось для предотвращения подобных эксцессов в будущем написать этот документ. В нём говорится следующее (в сокращённом варианте): «Лета 7122 (1614) Маия в 23 день, по Государеву Царёву и Великого Князя Михаила Фёдоровича всеа Руси указу, память головам шти (шести) человеком. ...государевым делом не радеете, что едете мешкотно, заезжали есте на Саратовское городище и копали ямы и искали поклажеев (клады), а от городища заезжали к Саратову близко десять вёрст, и прислали колокола; а мы вас послали под Астрахань наспех, а не ям копать и не поклажеев искать и не для колоколов...».

    По мнению П.Г. Любомирова (Гераклитов, 1923, с.149), « под Саратовским городищем следует понимать развалины Увека, ещё в значительной степени сохранившие следы древнего богатого города и соблазнившие голов порыться в них в поисках за скрытыми сокровищами».

     

    И, наконец, следует обратить внимание на результаты исследований последнего времени с использованием новейших методов и технологий. Весьма перспективным является применение термографических технологий. В условиях, когда одна часть Увекского городища оказалась под водой Волгоградского водохранилища, а другая – под городской застройкой, только эти технологии могут помочь раскрывать тайны средневековых городов и поселений в рассматриваемом районе (Plotnikov, Singatulin, Ramzaev, 2001).

     

    Из вышеизложенного следует, что в так называемой Саратовской котловине, по обеим берегам Волги, на протяжении нескольких столетий происходила широкомасштабная городская колонизация. Она началась в эпоху Золотой Орды, с основания города Укека – крупного ремесленно-торгового центра на Великом Волжском пути. После разрушительного похода Тамерлана на волжские города в конце  XIV века произошло резкое торможение городской колонизации. Но полного исчезновения жилых поселений в этом районе не произошло. Многое указывает на то, что после распада Золотой Орды, в эпоху существования Казанского и Астраханского ханств, Большой Ногайской орды (середина XV –середина XVI вв.) здесь, на Увеке и в его округе, наблюдалось значительное оживление хозяйственной деятельности людей, стали возрождаться старые и появились новые поселения.

     

    Этому способствовали развитие связей между татарскими государственными образованьями: Казанским, Астраханским и Крымским ханствами, Большой Ногайской ордой и с Московским государством, а также возрождение Великого Волжского торгового пути, развитие промыслового рыболовства. Среди вновь возникших населённых пунктов был, очевидно, и посёлок под татарским названием «Сары-атав» («жёлтый остров»). Существует и другой вариант этого топонима: «Сар-атау» («низменный, тонкий остров») (Студенцов, 1989).

     

    Для правильного понимания рассматриваемого процесса важно иметь в виду, что в XV-XVI веках осёдлая городская жизнь в этом районе находилась в зачаточном состоянии. Всё пребывало в зыбком, неустойчивом положении: поселения появлялись и исчезали то в одном, то в другом месте, некоторые были безымянными, в некоторых других случаях название населённого пункта «кочевало» с одного места на другое. Эта неопределённость, неустойчивость продолжались в течение нескольких десятилетий, и после основания русской крепости «Саратов». Современный автор образно назвал её: «Кочующая крепость» (Донецкий, с. 42).

    Всё это, естественно, затрудняет определение точного местоположения первоначального Саратова. Но при всей важности данного вопроса мы должны признать, что гораздо большее значение имеет выявление закономерностей и общей логики становления и развития городской цивилизации в Саратовском Поволжье. С этой точки зрения представляется установленным, что, во-первых, «присутствие» Укека как крупного городского центра в данном районе не ограничивалось лишь XIII-XIV вв., а продолжалось в XV-XVI столетиях. Не случайно все документы данного периода содержат упоминания об Укеке-Увеке. Именно он являлся ориентиром для этого района.

     

    Во-вторых, важным промежуточным звеном между золотоордынским Укеком и русским Саратовым явилось татарское поселение «Сары-атав» («Сар-атау»), возникшее, очевидно, в середине XVI века.

    Независимо от того, где оно находилось, - рядом с Увекским городищем или на левом берегу Волги, - данное поселение имело самое прямое отношение к возникновению Саратова. Н.Ф.Хованский считал, что крепость Саратов была основана в 1590 году «…на месте бывшего татарского поселения Сары-тау, занятого русской станицей. «Саратовом на острову» заведовал воевода князь Григорий Осипович Засекин». По мнению В.А. Осипова, «воеводе Г.О. Засекину, приехавшему строить новый город на этом урочище, не надо было придумывать название города. Оно было готово, его он и использовал».

     

    Кстати говоря, название нового города могло оказаться и «Увек». Оно было не менее известным, чем Саратов. При таком развитии событий Укеку «повезло» бы больше, с точки зрения места в истории нашего города.

     

    Отсюда третий вывод: российский город Саратов возник на историческом фундаменте золотоордынского Укека и других татарских поселений; он явился наследником и продолжателем традиций городской ремесленно-торговой культуры, сложившихся во второй половине XIII-XIV вв. Разумеется, речь при этом не шла о прямом и целостном восприятии укекской культурной традиции, а лишь об опосредственном, фрагментарном. Хотя, заметим, были и прямые заимствования. Например, в середине XIX  века несколько саратовских улиц были вымощены камнем с Увекского городища. Важно также отметить, что сам Саратов как городской центр прошёл сложный, трудный путь становления и самоопределения, как в географическом, так и функциональном отношениях. Настоящая его история началась лишь в последней четверти XVIII века.

     

    Отношение Саратова, саратовцев к укекскому наследию неоднократно менялось на протяжении последних столетий. Пренебрежительное отношение к нему как к ненавистному «басурманству», «татарщине», характерное для XVIII – первой половины XIX вв., сменилось в конце XIX века, особенно в связи с празднованием 300-летия Саратова, живейшим интересом, стремлением понять и принять татарский период региональной истории. На волне этого интереса на Увекском городище были проведены первые археологические раскопки в конце XIX – начале XX вв. К сожалению, в дальнейшем, интерес к истории Золотой Орды сильно упал, возобладало односторонне негативное отношение к этому историческому периоду. Увекское городище, исследование которого далеко ещё не было завершено, было принесено в жертву индустриализации.

     

    Ни местная власть, ни научная общественность не смогли использовать 400-летний юбилей Саратова (в 1990 году) для утверждения более глубокого и точного взгляда на историю города, историю, которая, по нашему глубокому убеждению, включает в себя в качестве фундамента, предшественника золотоордынский Укек и другие поселения. Правовое и фактическое положение Увекского городища – ценнейшего историко-археологического памятника – фактически не изменилось. На протяжении многих лет здесь не проводятся ни археологических раскопок, ни серьёзных охранных мероприятий.

     

    Ситуация должна быть в корне изменена. Сохранение и укрепление Российского государства могут быть обеспечены только при проведении продуманной политики, построенной на новом прочтении истории России.

     

    Как справедливо пишет Р.С. Хакимов, «Истоками России являются как православие, так и ислам, как славянское, так и тюркское начало. Это её генетический код, от которого не уйти и не избавиться. Он будет определять будущее страны. Иначе говоря, у России две опоры, две ноги – Киевская Русь и Золотая Орда. Все проблемы, вся неопределённость национальной идеи и реальной политики в России происходят из-за игнорирования этого факта, из-за стыдливого отказа от татарского наследства под влиянием петровско-екатерининской традиции» (Хакимов, с. 13).

    Эта мысль в полной мере применима и к обсуждаемой на нашей конференции теме.

     

    ЛИТЕРАТУРА:

     

    Акимова Т.М. и Ардабацкая А.М. Очерки истории Саратова. Саратов, 1940.

    Баллод Ф.В. Приволжские «Помпеи». Саратов, 1924.

    Гераклитов А.А. История Саратовского края XVI-XVIII вв. Саратов,1923.

    Горнунг М.Г. Джованни дель Плано Карпини. История монголов. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. Книга Марко Поло. М., 1997.

    Донецкий Б. «Кочующая» крепость//Альманах «Памятники Отечества», 1998, №39(1-2).

    Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М., 1985.

    Егоров В.Л. Сарай, Сарайчик, Бахчисарай…//Родина. 1997. № 3-4.

    Ключевский В.О. Сказания иностранцев о Московском государстве. М., 1991.

    Книга Большому Чертежу: под ред. К.Н. Сербиной. М., 1950.

    Кульпин Э.С. Цивилизационный феномен Золотой Орды//Общественные науки и современность, 2001, №3.

    Минх А.Н. Саратовский сборник. Материал для изучения Саратовской губернии. Т. 1, отд.1. Саратов, 1881.

    Монгайт А.Л., Старая Рязань//Материалы и исследования по археологии СССР, М., 1955, №49.

    Недашковский Л.Ф. Укек (Увек) в письменных памятниках XIII-XVII вв. Саратов, 1992.

    Недашковский Л.Ф. Золотоордынский город Укек и его округа. М., 2000.

    Осетинский А.И. Строительство городов на Волге. Саратов, 1965.

    Осипов В.А. Очерки по истории Саратовского края. Конец XVI-XVII вв. Саратов, 1976.

    Рашитов Ф.А., Малов Н.М. Предшественник Саратова//Альманах “Памятники Отечества”, №39,1-2, 1998.

    Сингатулин Р.А. О перспективе подводных археологических исследований волжского бассейна//Археологическое наследие Саратовского края. Вып.4, Саратов, 2001.

    Студенцов Н.Н. Две загадки Саратова. Саратов, 1989.

    Фёдоров-Давыдов Г.А. Осёдлое и кочевое население в западных улусах чингизидов в XIII-XIV вв.//Взаимодействие кочевых и оседлых культур на Великом шелковом пути. Алма-Ата, 1991.

    Хакимов Р.С. Кто ты, татарин? Казань, 2002.

    Хованский Н.Ф. О прошлом города Саратова. Саратов, 1891.

    Чекалин Ф.Ф. Саратов на левом берегу и время переноса его на правый берег. Саратов, 1891.

    Шахматов А.И. Исторические очерки г. Саратова и его округи. Саратов, 1891.

    Plotnikov P.K., Singatulin R.A., Ramzaev A.P. Application of method of infra-red photogrammetry for identification of underground archaeological tracks and rests of constructions in urbanist`s conditions. 4-th Inter. Geo. Symp., Berlin, 2001.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСККАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ