www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Суббота, 16 декабря 2017, 23:35

Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ


Вы находитесь: / Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ / Центр истории и теории национального образования им. Х.Фаезханова / Публикации сотрудников на сайте / Татарская женщина в зеркале истории
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Об Институте истории АН РТ  •  Администрация  •  Отдел новой истории  •  Отдел новейшей истории  •  Отдел этнологических исследований  •  Отдел истории общественной мысли и исламоведения  •  Центр истории и теории национального образования им. Х.Фаезханова  •  Центр исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А.Усманова  •  Центр иранистики  •  Центр изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков  •  Отдел информационных технологий  •  Крымский научный центр  •  Северо-Западный научный центр им. Л.Н. Гумилева  •  Центр этносоциологических исследований  •  Аспирантура Института истории АН РТ  •  Территориальные отделения  •  Архив
Гибатдинов Марат Мингалиевич  •  Мухаметзянова Дина Сибагатовна  •  Муртазина Ляля Раисовна  •  Лотфуллин Марат Вазыхович  •  Ахтямова Алсу Вазиховна  •  Гимазова Рафиля Алмарисовна  •  Сафина Алия Магсумовна  •  Зиннатуллина Алсу Анваровна  •  Яруллина Ляйсан Ильсуровна  •  Абызова Резеда Равиловна  •  Садыков Шамиль Фанисович  •  Публикации сотрудников на сайте  •  Проект по созданию «Антологии татарской педагогической мысли»  •  Гражданское общество и личность: проблемы образования в этнически гетерогенном российском социуме (на примере Респ. Татарстан)
Татарская женщина в зеркале истории  •  Татарки-просветительницы  •  С ВЕРОЙ В БУДУЩЕЕ (О доктрине образования в Республике Татарстан)  •  Комплексная система преподавания в системе ликбезов  •  Новые понятия в педагогике  •  Деятельность ликбезов в Татарстане  •  Детский музей как фактор формирования исторического мышления детей в контексте современных проблем музейной педагогики  •  Музейная педагогика: наука и практика в условиях Республики Татарстан  •  Некоторые размышления о философии образования средствами музейной педагогики  •  Роль Казани и Елабуги в развитии культуры, просвещения братских народов Поволжья и Приуралья  •  Пути к высотам образования  •  Практика создания электронного каталога арабографических источников  •  Арабская лингвистическая традиция и ее отражение в истории татарского языкознания  •  Роль исторического образования в формировании личности в условиях гетерогенного российского социума  •  О религиозном образовании татар в трудах татарских авторов XIX века и на страницах татарской периодики конца XIX – начала ХХ вв.  •  Books in Arabic by Tatar Publishers

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Татарская женщина в зеркале истории
    Биктемирова Т.А.
     

    Биктемирова Т.А., кандидат исторических наук

     

    Татарская женщина в зеркале истории

     

    Женщина - лицо нации. Самые прославленные гении человечества рассматривали совесть любого общества в связи с его отношением к женщине, ибо она то божественное создание, которое дает силу жизни. Женщина есть душа, опора, свет и тепло семьи. Она - мать. Любая нация черпает жизненные силы из семьи, оттуда берет начало родник, ведущий в будущее. Очевидно, именно отсюда исходило в древних татарских семьях уважение и преклонение перед культом женщины - матери. С именем матери считались все, в семье при решении многих проблем ее слово было последним. При матери нельзя было сквернословить, курить, повышать голос и т. д. Кстати, эти прекрасные обычаи сохранились во многих благородных семействах до наших дней.

     

    Однако только материнством не ограничивалась роль татарских женщин. Они повсеместно играли значительную роль в общественной жизни и даже с успехом овладевали царским венцом.

    До сих пор нет серьезных обобщающих работ о роли женщин татарок в истории народов нашей страны (в том числе и в истории татарского народа). За последние десятилетия появилось немало этнографических и социологических исследований, показывающих о роли и месте современной женщины в различных ситуациях: в деревенском быту, в различных сферах городской занятости, а также об их роли на разных этапах общественного развития. Но эту мозаику фактов еще нужно сложить в общую картину.

     

    Что же касается наших знаний о женской доле в прошлом, то тут "белых пятен" гораздо больше. Это обстоятельство отчасти объясняется сложившимся мнением, что татарка прежде всего мусульманка и как мусульманка - рабыня, будто во всех случаях жизни она нуждалась в муже: выходила в его сопровождении, путешествовала под его защитой, думала только его умом, смотрела его глазами, слушала его ушами, жила только его волей и т. д. Здесь не учитывается тот очень важный фактор, что только мужской эгоизм (а не Ислам) породил убеждение, будто Аллах при создании мужчины дал ему ум и добродетель, а женщина по слабости ума и страстности природы должна жить в подчинении мужчине, она не достойна умственного и нравственного прогресса. Кстати, это убеждение характерно не только для мусульманских мужчин.

    На наш взгляд нужно отказаться от крайностей в оценке положения женщин в мире Ислама. Ведь речь идет о большой исторической эпохе, длившейся более тысячи лет, на протяжении которой Ислам распространился на огромной территории от Испании и Марокко до Индокитая и Филиппин, от Поволжья и Западной Сибири до Занзибара и Уганды. Было бы наивно полагать, что положение женщин во всем исламском мире всегда и везде было одинаково. Бесспорным кажется одно, что такое быстрое распространение ислама не предполагало существенных перемен в социальной организации, в том числе и в положении женщин.

     

    Косвенным подтверждением высказанной гипотезы является преемственность многих традиций и этических норм в жизни Ближнего и Среднего Востока. Такие правила, как необходимость повиновения женщин мужчинам, соблюдения девушкой целомудренности, а женами верности своим мужьям, уплата выкупа ("калыма") за невесту, выделение большей доли наследства сыновьям, равно как и наличие системы запретов в семейно-брачной жизни, обычаев многоженства и ношения паранджи, которые нашими современниками воспринимаются как типично мусульманские, на самом деле действовали еще до появления ислама. Так, паранджу, судя по иконографическим изображениям, носили в Пальмире (1) еще в I веке нашей эры, известна она и в Византии и в других землях, вошедших позже в состав Арабского халифата. Ислам же, как считают современные исследователи, главным образом кодифицировал и закреплял силой религиозного установления те нормы общественной жизни, которые застали арабы в завоеванных ими странах.

     

    Отметим и другое. На перифериях мусульманского мира, таких как Поволжье и Сибирь, влияние классических исламских институтов ощущалось слабее, зато велика была роль местных традиций и обычного права. Так, женщина-татарка никогда не носила чадру и паранджу, уплата выкупа (калыма) за невесту и многоженство среди татар не было распространенным явлением.

    Она играла довольно активную роль в разных сферах общественной жизни. Разумеется, объем и проявления этой деятельности были различны в деревне и в городе; имущественное положение, уровень образования, принадлежность к разным социальным слоям также оказывали свое существенное влияние на активность женщин. Некоторое представление об этом дает изученные нами материалы о шариатском суде. Хотя в шариатском суде мусульманки не обладали равными правами с мужчинами, они все же использовали суд для обеспечения своих прав на собственность, наследственность, действовали как попечители своих детей и поручители за других женщин. Некоторые из них владели значительным имуществом, вкладывали деньги в торговлю и ростовщические операции, основывали вакфы для поддержания мечетей, медресе и других религиозных и культурно-просветительных учреждений.

     

    Обратим внимание на положение женщины в Волжской Булгарии, т. к. во всей системе государственности татарского народа более менее полно и объективно изучена лишь ее история. Женщина в Булгарии была свободной и равноправной. Она принимала участие в решении важных жизненных проблем наравне с мужчинами. На просвещенность женщин Великой Булгарии обращает внимание арабский ученый географ Ибн Руста. В ХII-ХIV вв. в Булгарии имелась разветвленная сеть мектебов и медресе, которые готовили деятелей, способных развивать национальную культуру на уровне передовых цивилизаций своего времени. Среди них достойное место занимало знаменитое медресе Туйбикэ абыстай, где обучались девочки из разных стран. Сколько прекрасных легенд сохранила людская память о прекрасных девушках Булгарии, таких как Алтынчэч и Каракюз, которые вставали рядом с мужчинами на защиту родной земли. А можно ли забыть легендарную Гайшэбикэ? Она с братьями храбро сражалась против монгольских захватчиков, но попала в плен. Ее увезли в Среднюю Азию. Благодаря исключительной мудрости и решимости ей удалось бежать из плена. Гайшэбикэ вернулась на родные места, вышла замуж и прожила долгую жизнь в почете и уважении. Ее имя носит татарская деревня Айшэ недалеко от Казани.

     

    Преемником материального и духовного наследия Волжской Булгарии стало Казанское ханство, представлявшее собой мощный экономический, политический и культурный центр. Можно было бы привести немало доказательств о том, что Казанское ханство, как одно из наиболее известных средневековых государств Восточной Европы и исламского мира, явилось продолжателем государственных и культурно-хозяйственных традиций, берущих свое начало у гуннов и древних тюрков, Булгарского царства и Золотой Орды. Но думается, достаточно вспомнить или прочитать книгу М. Г. Худякова "Очерки по истории Казанского ханства" написанную в 1923 г. И с каким почтением татарский народ хранит имена Нурсолтан и Сююмбикэ. Первая из них правила этим ханством (1480-1520 гг. ) и многие историки называют этот период "Эпохой Нурсолтан". О трагедии второй сегодня известно каждому, кто знает историю татарского народа.

     

    Уместно здесь подчеркнуть и то, что в истории Казанского ханства нет ни одной страницы и не упоминается ни одного случая об угнетенности женщин, об их неравном положении в обществе.

    Процветание края было прервано завоеванием Казани войсками Ивана Грозного 2 октября 1552 года. На многие столетия задержалось развитие экономики, культуры и всей политической жизни края. История прошлась тяжелым катком по судьбе национального просвещения, не щадя ни его подвижников, ни результатов труда нескольких поколений интеллектуальной элиты. Татары стали русскими подданными, но подданными второго сорта, не имеющих равных прав с русскими.

    В условиях рабства невозможно было сохранить прекрасные традиции, устоявшиеся уважительные отношения между людьми. Постепенно изменилось отношение к женщине, ее положение ухудшалось. Бесправие и бедность поставили ее в неблагоприятное положение перед лицом произвола мужчин.

     

    Отметим, что бесправное положение женщин характерно было для всей России (в том числе и для русских женщин). В своде законов Российской империи говорилось: "жена обязана повиноваться мужу своему, как главе семейства, пребывать к нему в любви, почтении и в неограниченном послушании, оказывать ему всякое угождение и привязанность... " Замужние женщины не имели права получать отдельный вид на жительство и вписывались в паспорт мужа. В случае ухода от мужа они могли быть принудительно возвращены обратно, как нарушительницы закона. Неравноправное положение женщин освящалось церковью(2).

    Татарский народ задолго до покорения Казанского ханства имел свою письменность, литературу. Несмотря на жестокие репрессии, он сохранил свою религию и школу (3). Это было нелегко, ведь учебные заведения существовали полулегально, из страха быть разгромленными.

     

    Важную роль в обучении девочек играли медресе или частный дом, используемый для обучения Корану. В некоторых местах позволялось совместное обучение мальчиков и девочек до 10 лет. Следует отметить, что долгое время выслеживались эти частные дома (дом муллы, где обучение вела его жена - абыстай), что будто они являлись рассадниками невежества. При этом замалчивался тот факт, что "татарские школы содержались исключительно на мирские деньги, и возникновение их исключительно связано с инициативой самого населения" (4).

    Бесспорно и то, что образование девочек сталкивалось со многими трудностями, которые тормозили его развитие и совершенствование. Основная трудность была связана с нехваткой средств (государство не тратило ни одного рубля на нужды просвещения татарского народа) в тот период, когда доходы зависели от сельского урожая и торговли. В силу превалирующей роли мужчин в экономической жизни, образование мальчиков считалось более важным. Несмотря на все трудности женский пол у татар также не остался без образования. В 60-е годы XIX в., подчеркивая высокий уровень грамотности татар, исследователь М. Лаптев писал: "Вообще первая ступень образования -- грамотность достаточно распространена между татарами: мало найдется даже женщин, которые не умели читать и писать" (5). Но политика царского самодержавия была такова, что татары в течение столетий не могли иметь светские школы. Царизм делал все, чтобы увековечить отсталость татар, обречь их на бедность и прозябание, не допускать приобщения к передовым методам производства и хозяйствования, держать вдали от достижения науки и культуры.

     

    Парадоксально, что всемерно препятствуя развитию национального просвещения, особенно в светском направлении, осуждая татар за "фанатизм", "слепую" приверженность к своей вере и учебным заведениям, ратуя за приобщение мусульман к русской образованности и русской культуре, царизм в то же время опускал шлагбаум перед теми, кто пытался пробиться в государственную школу: училища, гимназии, университеты и т. д. (6)

    Однако совместная жизнь с русским народом в одном государстве не могла не привести к проникновению русской, а затем и через нее западноевропейской культуры. В Казани родились, жили или просто побывали многие выдающиеся деятели русской культуры. В 1759 году в Казани открывается гимназия, сыгравшая важную роль в культурной жизни не только города, но и всей округи. Здесь действовал один из старейших театров страны. По свидетельству М. Рыбушкина, татары становятся "страстными любителями театра" и начинают судить о его постановках "с достаточной разборчивостью". Открытый в начале XIX в. Казанский университет становится светочем науки и культуры для всего Поволжья.

    И, наконец, еще одно важное обстоятельство: Казань являлась одним из центров общероссийского демократического движения. Здесь всегда был слышен мощный голос представителей молодой, непримиримой с деспотией, революционной России. Такая обстановка не могла не оказывать влияния на общественное сознание татарского народа; она способствовала его освобождению от духовного багажа средневековья, распространению передовых идей и научных знаний.

     

    С начала XIX в. в Казани началось издание татарских книг. За 1807 - 1855 гг. только в Казани было издано 577 книг на арабской графике тиражом 2400-4200 экз. каждая. Это значит, что татарское население, татарские школы ежегодно обеспечивались десятками тысяч печатных книг. При этом надо отметить, что печатание книг светского характера (просветительского, литературного, научного, юридического, медицинского) намного превышало издание религиозно-духовных книг. Прогрессивная роль татарской книги и ее печатания признана историками до октябрьского и советского периодов (7).

    Научные знания, проникающие в татарскую среду, вступили в противоречие со средневековым религиозным мировоззрением, расшатывали его и подготовили почву для формирования рационалистического подхода к проблемам общественной жизни. По мере проникновения научных знаний, ознакомления с прогрессивными достижениями мировой и русской культуры, повышения грамотности населения созревали духовные предпосылки просветительства (8).

     

    Одной из центральных в татарском просветительстве была проблема женской свободы и равноправия. Последовательно проводя принцип гуманизма, татарские просветители Ш. Культяси, Г. Кандалый, М. Акъегет-Заде, 3. Бигиев, Г. Ильяси, Ф. Халиди и др. не могли относиться примиренчески к порабощению человека, в том числе женщины. Они выступали с решительным протестом протестом против её угнетённого положения и критикой попыток его оправдания. Важное место в татарском просветительстве занимал вопрос о женском образовании. Обучение женщин, предоставление им широких возможностей для повышения образованности и культуры, по мнению просветителей, является одним из необходимых условий прогресса и преодоления отсталости. Ибо женщина по своему положению выступает первым воспитателем детей. Она сумеет успешно выполнить эту задачу и воспитать достойных граждан лишь будучи образованной.

     

    Но вместе с тем вопрос о женском образовании для татарских просветителей - это часть более широкой проблемы преодоления проявлений средневековья, в том числе в отношении положения женщины в обществе. Они поднимают весь комплекс вопросов, связанных с проблемой женской свободы и равноправия и подвергают уничтожающей критике порядки, унижающие человеческое достоинство женщины и ущемляющие её права.

    Под благотворным влиянием деятельности татарских просветителей среди женщин началось движение за отказ от покрывал, за посещение театров, участие в вечеринках и обществах, и, наконец, возникло движение наподобие феминизма у европейских женщин. В кон. XIX - нач. XX вв. появилась целая плеяда женщин-писательниц и поэтесс, которые сначала робко, затем всё активнее начали заниматься литературной деятельностью. Среди них Галима Биктимерия, Ханифа Гисматуллина, Галима Самитова, Зара (Зугра) Тагирова, Магруй Мозаффария, Загида Бурнашева, Рукия Ибрагимова, Хадига Шаммасова и другие. Первые же литературные шаги этих женщин будоражили общественное мнение. На страницах татарской печати (после 1905-07 гг. ) развернулась дискуссия о положении женщины.

     

    Хотя идея эмансипации женщины впервые была провозглашена мужчинами, сама татарка не стояла в стороне этого общественно-политического вопроса. Конечно, выступления женщин в печати, их протест против социальной несправедливости не могли коренным образом изменить положение татарки, но они пробудили мысль, заставили акцентировать внимание на женском вопросе, искать выход. Татарские поэты, писатели и видные общественные деятели такие как Габдулла Тукай, Фатих Амирхан, Фатих Карими, Гаяз Исхаки, Муса Бигиев и многие другие выступили с целой программой требований, среди которых было обязательное обучение девочек в начальной школе, создание женской медицинской школы, запрещение брака по воле родителей и запрещение его без согласия жены, за доступ татарских девушек в высшие учебные заведения.

     

    Требование об обязательном начальном (светском) образовании девочек включила в свою программу первый мусульманский союз "Иттифак-эль муслимин", созданный в августе 1905 года.

    К началу XIX столетия в татарском обществе наметился серьёзный поворот к светскому образованию. Суть её заключалась во введении в курс татарских конфессиональных учебных заведений преподавания общеобразовательных предметов. Во имя этого перекраиваются учебно-воспитательные программы, вводится азбучно-звуковой метод, который с 80-х гг. XIX в. стал заменять буквосложение (отметим, что звуковой метод в русскую школу начал проникать в 70-х гг. XIX в. ). Нововведение используется и при обучении девочек.

     

    В 1890 году усилиями Г.М.Галиева (Баруди) и его жены Магруй абыстай была открыта первая женская новометодная школа. Позже такие школы появились и в других регионах России, где проживало татарское население. Наибольшую известность приобрели Иж-Бобинская школа (Вятская губ. ), школы Лябибы Хусаиновой, Маргуй Музаффарии, Рабиги и Сагадат Амирхании, Фатихи Аитовой в Казани, Фагимы Гайнутдиновой в Чистополе, Фатимы Агдамовой, Магубы Рамеевой, Багбостан Мукминовой в Оренбурге, Галимателбанат Биктимировой в Касимове, Ханифы Урмановой в Благовещенске и Агафуровых в Екатеринбурге. Открывались аналогичные школы для девочек в Рязани, Уфе, Астрахани, Перми, Томске, Симбирске, Ростове-на-Дону, Москве.

     

    Открывались и русско-татарские школы для девочек. В 1872 году в Казани первую такую школу открыла Бариджамал Абсаллямова - вдова Коллежского регистратора. Её примеру в 1872 году последовали Сайфуллина (имя неизвестно), выпускница Уфимской гимназии Шамсенур Гайнутдинова (1878 г.), Хадича Ахмерова (1901г.), Амина Фаезханова и др. В начале XIX века количество русско-татарских школ для девочек увеличилось (хотя из-за страха насильственной ассимиляции со стороны русских миссионеров, особой популярностью не пользовались). Некоторые из этих школ (№№ 3, 4, 5, 7) открывались на средства Министерства Народного просвещения, некоторые благодаря меценатам (А. Мустафину, М. Муштариеву).

     

    Уместно подчеркнуть, что за реформу образования выступила наиболее радикальная часть татарской буржуазии, её деловые круги. Ей нужны были люди с известным минимумом светских знаний, которые могли бы практически вести дело, развивая производство. Среди ревнителей светской образованности были такие крупные промышленники, как Ахмед и Гани Хусаиновы, Шакир и Закир Рамиевы, фабриканты Акчурины, Утямышевы, Азимовы и др. На этой почве расцветало национальное меценатство. Легендарными покровителями татарской духовной культуры слыли те же братья Хусаиновы, в особенности Ахмед Хусаинов. Они пожертвовали сотни тысяч рублей на строительство мечетей, открытие мектебов и медресе, субсидировали десятки учебных заведений, на свои средства посылали наиболее одарённых шакирдов в заграничные вузы, на стажировку и т. д. История сохранила имена женщин-меценаток, которые не обладая особо внушительным состоянием, тем не менее внесли значительный вклад в дело развития национального просвещения, покровительствовали неимущим и т. д. Так, упомянутые выше Магруй абыстай Галиева на строительстве Зенгер мечет в Казани выделила из своего состояния 2000 рублей, Фатиха Аитова потратила своё приданное на открытие школы для девочек татарок в Казани, а позже открыла на базе этой школы I женскую гимназию (1916) для татарок; Фатима-Фарида Наурузова завещала всё своё состояние для строительства школы в дер. Кэрэкэшле (ныне в Ютазинском р-не РТ); Суфия Джантурина (жена члена Государственной Думы России, известного учёного (С. Джантурина) пожертвовала уфимской медресе "Галия" 50 тыс., построила в деревне Килем (ныне Буздякский район Башкирии) две школы: для мальчиков и девочек, платила жалованье учителям этих школ, построила мечеть в этой же деревне, помогала нуждающимся во время голода, а также ездила в Петербург, изучала ткацкое дело и открыла для деревенских жителей ткацкую мастерскую, купив для этой цели станки. Сама же обучала их этому ремеслу.

     

    В конце ХIХ-нач. ХХ вв. среди девушек-татарок распространилось обучение в гимназиях и сдача экзаменов на аттестат зрелости экстерном. Этот процесс особенно усилился после революции 1905-07 гг. Только по нашим подсчётам, в гимназиях Казани таковых было более 50-ти.

    В 1916 году вслед за уже действовавшими Уфимской и Троицкой в Казани была открыта татарская женская гимназия. Это обеспечило татаркам путь к высшему образованию.

    Стали доступны высшие учебные заведения и для женщин-татарок. Одной из первых в 1898 году окончила Петербургские высшие женские медицинские курсы Амина Батыршина, а в 1891 году - Фазия Котлыярова-Сулейманова. С 1901 по 1914 годы здесь обучались Зейнеб Абдрахманова, Гульсум Асфандиярова, Марьям Рязяпова, Майпарваз Ахмерова-Девлеткильдеева, Суфия Кулахметова, Марьям Якупова, Амина Яхина, Фатима Галиева, Зульфия Умидова и др.

     

    В разные годы высшие женские курсы закончили Гайша Акчурина (Бестужевские), Магруй Мирсалимова, Асфандиярова Ания, Байгимбаева Гуляймэ (Стебутовские сельскохозяйственные), Диляфруз Рамеева и Магианвер Яушева (историко-литературные), Мадина Асанова (естественно-научные), Якупова Салима, Котлыярова Танзиля, Еникева Саодат, Максудова Макфузя, Акимбитова Марьям, Айдарова Марьям, Юнусова Рукия, Баишева Хаят, Маймуна Шафигуллина, Гульсум Камалова, Гульсум Асфандиярова, Диляра Булгакова (педагогические) и др.

    Камалова Хатимэ, Ханафиева Хадичэ, Хакимова Фатима, Халфина Марьям обучались в высших женских курсах Москвы.

     

    Немалую лепту в просвещение татарских женщин внесли Казанские высшие женские курсы. До 1917 года их окончили Зейнеб Ахмярова, Марьям Губайдуллина, Фатима Вагапова, Рабига Габитова, Марьям Мухутдинова, Зулейха Рахманкулова, Камиля Максудова, Фатима Девлеткильдеева, Рабига Губайдуллина, Магиря Юнусова, Сара Гафарова, Зугра Гафурова.

    В Казанском Родионовском институте благородных девиц обучались дочери надворного советника Ибрагима Абдуловича Вагапова - Зулейха и Мадина. Со временем татарки выходят за границы сугубо женского образования. В петербургском политехническом институте обучалась Акчурина Марьям Хасановна, в 1907 году медицинский факультет Казанского университета посещали вольнослушательницы Амина Терегулова и Ракия Шайхаттарова, а в 1915 году стали его студентками Гайша Апанаева и Амина Мухутдинова (9).

     

    В начале 20 века татарские девушки появились в европейских университетах. В Женеве обучались Сафия Сыртланова и Марьям Габдрахманова. Сара Шакулова, одна из первых татарских женщин с высшим математическим образованием. В 1913 году ей был выдан диплом об окончании факультета точных наук Сорбонского университета, а в 1915 году она стала обладательницей еще одного диплома - об окончании физико-математического факультета Московского университета.

    Борьба за эмансипацию женщины дала свои результаты. На общественной арене стали появляться татарки, получившие образование и отдающие все силы и знания служению народу. Женщины-татарки начали принимать активное участие в национально-освободительной борьбе против тирании. Перед Октябрьской революцией возникли первые женские организации. К сожалению, после Октября многие стали жертвами различных репрессий.

     

    Большую роль татарки сыграли в распространении, грамотности среди братских народов Туркестана (в состав Туркестана входили все республики Средней Азии). Автор работ по истории культурной жизни Туркестана В.В.Бартольд писал, что создателем новометодных школ в крае, в том числе и женских, были "исключительно татары, прибывшие из внутренних губерний России (10). К сожалению, самоотверженная работа татарок -просветительниц несправедливо забыта.

    Следует отметить, что достижения татарского народа в области духовной культуры, и прежде всего в сфере просвещения, долгие десятилетия игнорировались. Надо было изобразить Октябрьский переворот как новую эру в истории человечества, а значит и в истории культуры, начисто отрицалось то, что уже задолго до Октября татарский народ, консолидировавшийся в буржуазную нацию, имел богатые национальные традиции, находился на достаточно высокой ступени духовного и интеллектуального развития. Успехов было бы намного выше, если бы были высшие учебные заведения на родном языке, если бы татарский народ сам мог определить свою судьбу.

    Женщины - татарки... Они бесстрашно шли в общем строю революционных борцов за власть Советов, верили в обещания большевиков о равноправии и свободы. Они были в первых шеренгах строителей социализма, проявили чудеса отваги и стойкости в дни Великой Отечественной войны, сыграли огромную роль в восстановлении народного хозяйства.

     

    Озабоченность перед лицом сложных социальных проблем, неверие в возможности науки и человека изменить мир в лучшую сторону, чувство экономической и психологической отчужденности в обезличенном современном индустриальном обществе, традиционный страх за семью и детей является тем фоном, на котором проходит жизнь современной женщины. Но надежда умирает последней. Женщина - татарка хранит глубокую веру, надежду на лучшее будущее. Она - мать.

     

    Примечания

    1. Пальмира - столица одноименного античного государства, объединявшего в I в. до н. э. - III в. н. э. Сирию и Египет.

    2. Женщины Страны Советов. Краткий исторический очерк. М., 1977, с. 6.

    3. Загидуллин И. К. Перепись 1897 года и татары Казанской губернии. - Казань: Татар, кн. Изд-во. 2000. - С. 95.

    4. Народное образование в Казанской губернии. Школы и учащиеся в них

    Вып. 1. -Казань, 1905. -С. 19.

    5. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Казанская губерния. Составил М. Лаптев. Спб., 1861. С. 221.

    6. Амирханов Р.У. Некоторые особенности развития народного образования у татар в дооктябрьской период. - В кн.: Народное просвещение у татар в дооктябрьский период. - Казань, 1992. - С. 29.

    7. Каримуллин А. Г. У истоков татарской книги. - Казань, 1971. - С. 171-181,206-207.

    8. О просветителях см. книгу: Абдулина Я. Г. "Татарская просветительская мысль". - Казань: Тат. кн. изд-во, 1976.

    9. Вслед за Петербургом, Казанскому и Саратовскому университетам прием девушек на медицинский факультет разрешен в 1915 году. - Практикующий врач, 1915, №4. -С. 46.

    10. Бартольд В. В. История культурной жизни Туркестана. - Л., 1927. - С. 252. 

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ