www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Четверг, 23 марта 2017, 19:25

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / История и теория национального образования / Мухаметзянова Д.С. Кадимистская система образования в историческом и педагогическом контекстах
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
М.Х.Гатауллина. Ведущие тенденции развития татарской национальной школы (1985–2000 г.г.)  •  Национальная доктрина развития образовательно-воспитательных систем в Республике Татарстан  •  Милли мэктэп hэм укытунын моhим мэсьэлэлэре. Национальная школа и актуальные проблемы обучения  •  Т.А.Биктимирова. Татар хатын-кызлары мэгърифэт юлында  •  Программа по истории татарского народа и Татарстана  •  Гафарова Р.М. Пути активизации общения заикающихся детей  •  Сафиуллина Р.Р. История книгопечатания на арабском языке в России у мусульман Поволжья  •  Сафиуллина Р.Р. Арабская книга в духовной культуре татарского народа  •  Җәләлиев Ш.Ш. Милли тәрбия нигезләре  •  Гибатдинов М.М. Преподавание истории татарского народа и Татарстана в общеобразовательной школе  •  Муртазина Л.Р. Педагогический анализ деятельности ликбезов (на примере Республики Татарстан)  •  Биктимирова Т.А. Ступени образования до Сорбонны  •  Сборник материалов Международного конгресса (18–19 апреля 2007 г., г.Казань)  •  Мухаметзянова Д.С. Кадимистская система образования в историческом и педагогическом контекстах  •  Современные подходы к патриотическому воспитанию молодежи: опыт и инновации  •  Методические рекомендации для организации исследовательской деятельности учащихся по краеведению  •  Татар педагогик фикере антологиясе: ике томда. 1 т. (борынгы төрки чор – XX гасыр башы)  •  Исмаил Гаспралы (1851–1914) и развитие татарского просвещения

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Мухаметзянова Д.С. Кадимистская система образования в историческом и педагогическом контекстах
    Казань: Институт истории АН РТ, 2008. – 216 с.
     

    Мухаметзянова Д.С. Кадимистская система образования в историческом и педагогическом контекстах. – Казань: Институт истории АН РТ, 2008. – 216 с.

     

    В монографии впервые рассматривается кадимистская система религиозного образования среди татар как целостный объект исследования в историческом и педагогическом контекстах.

    Книга предназначена для широкого круга исследователей и читателей, интересующихся историей педагогической мысли.

     

    Содержание

     

    Введение

    Глава I. Кадимистская система образования как объект междисциплинарного научного исследования

    Глава II. Кадимистское медресе в историческом контексте

    § 1. Приобретение духовенством лидирующей роли в жизни татар

    § 2. Факторы, повлиявшие на конфигурацию модели системы

    Глава III. Кадимистское медресе в педагогическом контексте

    § 1. Описание кадимистской системы образования

    § 2. Системный анализ кадимистской модели образования

    § 3. Анализ критики кадимистской системы образования в свете целей образования и идеалов образованности

    Заключение

    Список использованной литературы

    Список сокращений

     

    ВВЕДЕНИЕ

     

    Процесс развития исторической науки постоянно вызывает необходимость обращения к проблемам, которые ранее получили свою историческую оценку и в определенной мере изучены. Однако накопление новых знаний, появление новых методов науч­ного исследования, интеграция наук (прежде всего гуманитарных), выделение новых межотраслевых дисциплин заставляют вернуться ко многим вопросам. С другой стороны, сам исторический процесс актуализирует проблемы, связанные с пересмотром ценностей.

    Идеологические рамки давно уже сняты, появился научный плюрализм. Но, несмотря на это, инерция мышления и здоровый научный консерватизм не позволяют ученым сразу дать новые ответы обществу на «старые» вопросы. Один из таких вопросов в области духовной культуры – религиозное образование и просве­щение.

    Актуальность проблемы. В настоящее время в России, в частности Татарстане, в силу возрастания роли религии в жизни современного общества, религиозного образования и просвещения в жизни конфессий, трансформации института образования в современном обществе и т.д., растет интерес к религиозному обра­зованию.

    Религиозное образование и полемика, связанная с ним, являются объектом внимания не только самих конфессий, но и научных кругов, а также общественности, государственных органов, ответственных за взаимодействие с конфессиями, в том числе в вопросах образования и просвещения. Подходы к предмету разнятся в зависимости от того, кто изучает данный вопрос. Так, представителей науки в большей степени интересуют теоретиче­ская сторона проблемы, место и роль в историческом процессе, государственные органы призваны отслеживать реалии современ­ного религиозного образования, конфессии же непосредственно предоставляют и, в то же время, получают образовательные услуги.

    Количественное нарастание числа верующих, религиозных организаций и культовых сооружений, других институтов религии ведет к качественным изменениям в самих конфессиях, связанных с приобретением конфессиями новых и развитием существующих функций в современном российском обществе и государстве. Так, например, сегодня можно говорить о том, что две основные конфессии – ислам и христианство – начинают приобретать ярко выраженные социальные функции. Среди таких наиболее четко вырисовываются: во-первых, функция социальной реабилитации и опеки, а также функция предоставления образовательных услуг.

    Актуальность исследуемой темы также продиктована полемикой о содержании современного мусульманского образо­вания. Эта полемика сфокусирована на двух проблемах:

    – соотношение в содержании образования светского и религиоз­ного компонентов;

    – цели мусульманского образования.

    По мнению автора, адекватное рассмотрение этих проблем невозможно без рассмотрения «чистой модели» религиозного образования (т.е. модели с сугубо религиозным содержанием). Исторически в качестве «чистой модели» в истории татарской педагогической мысли и выступает кадимистская система.

    Необходимость рассмотрения проблемы в педагогическом контексте обусловлена тем, что кадимистская система образования чаще рассматривалась как сугубо конфессиональное явление и не рассматривалась как пласт педагогического наследия татарского народа, и поэтому не изучалась пристально с позиций современной педагогической науки. Это связано, прежде всего, с идеологиче­скими ограничениями, имевшими место как в педагогике, так и в истории общественной мысли. В истории отечественной и национальной педагогики кадимистскому медресе еще предстоит занять должное место.

    Еще один фактор, обусловливающий актуальность темы – неясность, неопределенность целей современного обучения и воспитания. Это является следствием идейно-мировоззренческого и ценностного вакуума в современной системе образования, возникшего в связи с распадом тоталитарно-идеологического института управления ею.

    Актуальность исследования связана также с такими тенден­циями и процессами развития современного образования в стране и мире, как смена основной парадигмы образования, кризис классической модели и системы образования, разработка педаго­гиче­ских фундаментальных идей в философии и социологии образования, в гуманитарной науке; создание экспериментальных и альтернативных школ педагогики, а также движение отечественной школы и образования в направлении создания системы непрерыв­ного образования, гуманизации, гуманитаризации, компьютери­зации образования, свободного выбора программ обучения и образования, создание на основе самостоятельности школ и вузов школьного сообщества. Трансформация современной системы образования требует также нормативного определения места и функции конфессиональной школы в образовательной системе государства и общества, пересмотра педагогических технологий, организации самой конфессиональной школы.

    Всестороннее изучение педагогического наследия кадимистской системы сегодня становится все более насущным, так как многие идеи, лежащие в основе современных педагогических и образова­тельных инноваций, имели место и в системе кадимистского медресе. Среди них можно выделить такие, как индивидуальный и контактно групповые типы обучения, техники взаимного обучения, катехизисные, гипертекстовые способы изложения материала, эвристические методы, индивидуальный темп прохождения прог­рам­мы, сильные начала самообразования. Многие из этих идей вполне актуальны сегодня и могут стать альтернативой классно-урочной системе, переживающей глубокий кризис.

    Переходя к актуальности вопроса с точки зрения исторической науки, необходимо отметить, что без понимания джадидистских школьных реформ невозможно целостно представить переход процесса модернизации татарского общества, т.е переход его от традиционного к современному. В свою очередь, невозможно исторически верно осмыслить суть джадидистских школьных реформ, не представляя четко, что же собственно реформиро­валось.

    В исторической литературе, описывая суть джадидистских реформ, часто сводят их к тому, что был осуществлен переход на звуковой метод, в содержание образования были включены светские предметы, были применены новые средства обучения, такие, как классные доски, карты и глобус, а также установлены новые порядки в управлении медресе. Однако наше исследование показало, что изменения были более существенные: изменились цели, идеалы образованности, содержание образования, был осуществлен переход к классно-урочной системе, что привело в конечном итоге дегуманизации образования, уравниловке и формализму, невозможности решения ряда педагогических задач.

    В то же время необходимо подчеркнуть, что в отношении кадимистской системы образования существует ряд идеологиче­ских и исторических клише, которые прежде не были подвергнуты критике и анализу.

    Во-первых, к кадимистской системе подходили как к явлению, неизменному на протяжении всей его двухсотлетней истории, отрицая тем самым принцип исторического развития.

    Во-вторых, кадимистское образование не исследовалось как сложная система, имеющая разные уровни, разные функции, подсистемы, связи между ними и внешней средой. К данному исследованию мы попытались применить системный подход.

    В-третьих, к рассмотрению кадимистской системы образования подходили с позиции целей и функций образования для современных исследователей, а не того периода, когда получила развитие данная система. Оценка велась с точки зрения классической парадигмы образования и доминирования классно-урочной систе­мы (в отличие от которой кадимистская школа просущество­вала в системе национального образования гораздо дольше).

    В-четвертых, географическая фрагментарность исследований не позволяла увидеть целостную картину взаимосвязей внутри системы.

    В-пятых, в течение долгого времени в науке недооценивалась роль суфийских тарикатов, что было связано с существованием ряда идеологических установок в исламоведении, в частности, это гипертрофированный интерес к отдельным личностям и недооценка других, шаблонные искаженные представления о роли духовенства.

    В-шестых, культивирование тезиса о том, что мусульманское духовенство было полностью реакционным и не было прогрессив­ным, а прогрессивная часть была таковой вопреки религии. Такие подходы, основанные на специфической интерпретации отдельных фактов и противоречий, сегодня требуют серьезной научной критики.

    Безусловно, эти и другие проблемы обусловливают сложность изучения предмета исследования.

    По ряду объективных и субъективных причин литература, посвященная специально кадимистской системе образования, к сожалению, скудна.

    Важнейшими источниками изучения кадимистской системы медресе являются известнейшие биобиблиографические исследова­ния по истории духовной культуры татар: «Мустафадал ахбар»[1] и «Вафият ал-аслаф»[2] Шихабутдина Марджани, «Асар»[3] Ризаэтдина Фахретдинова, «Талфик ал-ахбар»[4] Мурада Рамзи. Также некото­рые сведения содержат биография Шихабутдина Марджани в изложении Шахара Шарафа[5], заметки Гайнутдина Ахмерова[6]. Несколько интересных заметок по поводу образования и его целях делает в своих трудах Карл Фукс[7].

    Интересные сведения и оценки содержат первые проекты реформаторов старометодной системы образования – муфтия Мухамаджана Хусаинова[8], профессора Казанского университета П.С.Кондырева[9], татарского ученого-ориенталиста Хусаина Фаиз­ханова[10].

    Некоторые сведения об отношениях старометодной системы и ОМДС содержатся и в сборнике циркуляров ОМДС[11].

    Среди более полных описаний старометодного медресе наиболее известны два: миссионера Я.Д.Коблова[12] и новометодиста Джамалетдина Валиди[13]. Большинство авторов ссылаются, как правило, на эти два описания.

    Я.Д.Коблов занимался исследованиями в миссионерских целях. Это нашло отражение в содержании его трудов. В своей брошюре «Конфессиональные школы казанских татар» он подробно описывает содержание образования, учебный процесс, внутренний распорядок медресе и мектебов, обращает внимание на некоторые дидактические особенности старометодного медресе. Этот труд написан в период позднего развития кадимистской системы, когда уже шла общественная оценка новометодных школ, поэтому он содержит интересные сведения о целях образования, однако сквозь призму пропаганды распространения среди татар русско-татарских училищ, что соответствовало интересам великодержавной идеоло­гии ассимиляции мусульманских народов.

    Надо отметить, что миссионеры и представители разных ведомств в целях формирования государственной политики в сфере образования, а также национальной и религиозной политики по отношению царизма к инородцам, весьма полно создавали материалы аналитическо-отчетного характера. Среди них, помимо Я.Д.Коблова, можно также отметить В.П.Панова[14].

    Следующая группа источников и интерпретаций относится к полемике по вопросам образования джадидистского периода. Здесь можно выделить две стороны: сторонники нового метода – к ним относится большинство материалов, и сторонники старого метода. У джадидистов основной упор делается на вопросе о содержании образования, а также на проблеме эффективности / неэффек­тивнос­ти системы, как правило, увязываемой со схоластичностью образования. Для джадидистов свойственны идеализация классно-урочной системы, ориентация на европейскую образовательную парадигму. К данной группе исследований можно отнести труды Джамалетдина Валиди[15], Исмаила Гаспринского[16], Фатиха Кари­ми[17] и многих других. Мнение джадидистов широкое отражение нашло и в художественной литературе того периода.

    Среди этой группы материалов наиболее известен «Очерк истории образованности и литературы татар» Дж. Валиди. «Очерк…» – в большей степени труд по истории общественной мысли и литературы, а не образования, имеет описательно-публицистический, а не научный характер, тем не менее содержит довольно подробное описание кадимистского медресе. В этой монографии дано много фактографического материала, в то же время недостаточно анализа. Большая часть работы посвящена биографиям реформаторов, но, к сожалению, при этом их взгляды на образование не раскрываются. Дж. Валиди – выпускник джадидистских медресе «Иж-буби» и «Хусаиния», он был приверженцем линии реформаторства, поэтому его отношение к кадимистскому медресе, естественно, имеет соответствующую идеологическую окраску. На тенденциозность «Очерков истории образованности…» обращает внимание Галимджан Ибрагимов[18]. Несмотря на то, что его отношение не менее идеологизировано (но уже с другой идеологической позиции), он обращает внимание на существенные недостатки этой работы: отсутствие стройности в логике изложения и нарушение некоторых принципов историчности.

    Еще одно произведение, где отразился идеал образованности джадидов и их интерпретация идеала образованности кадимистской системы, – это рассказ Фатиха Карими «Шакирд и студент»[19].

    Среди представителей сторонников старого метода можно отметить брошюру Гиладжутдина ибн Мухиддин ас-Сардави ал Казани «Стальной клинок против новой методики» (Нусул ал-хадида фи хыляфи ал-усул ал джадида)[20]. Здесь содержатся некоторые сведения о кадимистской системе. Однако в данной брошюре акцент сделан не на дидактических и педагогических аспектах, а на идеологических, и данный труд можно рассматривать как образец полемики между консерваторами и сторонниками модернизации, а не педагогами двух разных систем.

    Во всех этих работах, в силу существовавшего конфликта, для обеих сторон свойственны экспрессия, пропагандистский налет, переход на личности, идеализация собственной системы.

    Следующие исследования, в которых нашла отражение кадимистская система образования, относятся к советскому периоду. Работы З.Ишмухаметова[21], В.Горохова[22], Л.Климовича[23], З.Мозаффари[24] характеризуются яркой идеологической экспрессией, антирелигиозными интерпретациями исторических событий. Однако положительным в исследованиях советского периода является то, что в них говорится о неразрывной связи отечественного ислама с суфизмом (ишанизмом, мюридизмом). В более поздних работах роль тасаввуфа (суфизма) несколько приуменьшается, поскольку она не вписывается в образы реформаторов, якобы противостоящих «закоснелости» суфизма.

    Среди отечественных авторов, относящихся к позднесоветскому периоду, можно также выделить труды Р.Амирханова[25], С.Али­шева[26], А.Махмудовой[27], М.Усманова[28], М.Гайнетдина[29] и др. В постсоветский период их трактовки стали более свободны от советских идеологических установок. Например, в мотивах татаро-башкирских восстаний, как правило, виделись антифеодальные мотивы, но не замечались конфессиональные. В последние годы фокус сместился на национально-освободительный мотив (Ф.Исляев[30], С.Алишев[31]), однако религиозный фактор, сыгравший немалую роль в этих возмущениях, ярко проявившийся особенно в период политики насильственной христианизации мусульманских народов, на наш взгляд, в этих исследованиях отражен недоста­точно.

    Из зарубежных исследователей разные аспекты предмета данной монографии отражены у М.Кемпера[32] и Анке фон Кюгельген[33].

    Анке фон Кюгельген обращает внимание на то, что именно целенаправленные усилия шейхов тариката накшбандия-муджадидия приводят к образовательному буму в XVIII–XIX вв., увеличению количества медресе. Она увязывает этот бум в первую очередь с взглядами муджадидийцев в XVIII в. на религиозное образование. Согласно им обучение в медресе ставится одним из условий роста личности и соотвественно продвижения в тарикате.

    В постсоветский период среди отечественных исследователей, затрагивающих проблему кадимистской системы образования, можно отметить Ф.Султанова[34], Р.Мухаметшина[35], Г.Идиятул­лину[36], С.Сенюткина[37], И.Амирхана[38].

    В последние годы достаточно пристальное внимание уделялось изучению деятельности ОМДС. Среди них можно выделить работы Н.Гарипова[39], Д.Азаматова[40]. А.Хабутдинова[41]. Однако в них, на наш, взгляд недостаточно внимания уделено проблеме конфес­сионального образования. Наибольший интерес ученых вызвали политические аспекты, вопросы взаимоотношений ОМДС и государства. Ряд работ сосредоточен на изучении государственно-исламских отношений (Г.Фаизов[42], А.Ногманов[43]).

    Среди них стоит обособленно работа А.Хабутдинова «Миллет Оренбургского Духовного собрания в конце XVIII – XIX веках»[44], где достаточно много уделено внимания конфессиональному образованию, его генезису и региональным особенностям. А.Хабутдинов увязывает возникновение образовательной сети с деятельностью ОМДС. Однако сеть уже существовала до появления ОМДС, но ОМДС сыграло важную роль в расширении этой сети и ее легитимизации. По нашему мнению, возникновение и развитие сети учреждений связано, прежде всего, с деятель­ностью Каргалинских медресе и активностью представи­телей накшбандийских тарикатов.

    Еще один тип исследований – это исследования профессиональ­ных педагогов, среди них можно выделить уфимского специалиста по истории педагогики и образования М.НФархшатова[45], а также педагогов-инноваторов, директора татарской гимназии №2 г. Ниж­не­камска Ф.Г.Ялалова[46] и ректора духовно-светского колледжа «Амирхания» И.У.Амирханова[47].

    М.Н.Фархшатов рассматривает проблему сквозь призму статистики, открывая тем самым огромный пласт архивных материалов, главный его недостаток – регионализм, не дающий целостной картины представления о происходящем в мусульманском сообществе Волго-Уральского региона. Также характерно избегание суфийской тематики, доминирования парадигмы классической (классно-урочной) системы, роль личности педагога кадимистского медресе обходится стороной.

    Специфика исследований Ф.Г.Ялалова заключается в том, что будучи педагогом-инноватором, он применил аппарат педагогиче­ской науки к изучению религиозного образования. Он впервые пытается дать оценку дидактической системе, обращает внимание на воспитательные аспекты. Высказывает ряд ценных идей педагогической проблематики. Однако, поскольку целью его исследования является разработка теоретических и прикладных аспектов становления и развития татарского гимназического образования, анализ кадимистской системы носит пропедевти­ческий характер, не учитывается этапность развития системы. Отсутствует критический анализ некоторых шаблонов, имеющихся в истории педагогики советского периода.

    Особый интерес вызывают научные наработки И.Амирханова. Он обращает внимание на отличие в основополагающих концепциях обучения и воспитания в кадимистской и джадидистской моделях. И.Амирханов пишет о том, что кадимистская система основана на модели, которую он называет попредметно-групповой, а джадидистская основана на европейской классно-урочной модели. Однако поиск И.Амирханова не ограни­чивается сугубо теоретическими изысканиями, он попытался внедрить некоторые принципы и концепции кадимистского метода в организованном им же колледже «Амирхания».

    Предметом данного исследования является процесс возникновения, развития и трансформации кадимистской системы образования и ее влияние на развитие татарского мусульманского сообщества России XVIII – начала ХХ века.

    Целью данной работы не является исследование антагонизма таких общественно-политических и социальных явлений, как кадимизм и джадидизм. Кадимизм как общественное движение также не является предметом данного исследования, так как, по мнению автора, для этого требуется детальное изучение явления джадидизма, что не соответствует цели исследования.

    При подготовке работы была использована методология исторического исследования, основанная на принципах историзма и объективности. При анализе и изложении материала применялись общенаучные методы (логический, метод классификации) и специальные (метод биографического описания, сравнительно-исторический), сравнительно-сопоставительный и историко-гене­ти­ческий анализ фактов и материалов, отражающих процесс возник­но­ве­ния, развития и трансформации образования; логиче­ский анализ, систематизация и обобщение теоретических данных и фактов.

    Особенностью данного исследования является то, что был применен системный подход и использована процедура системного анализа. Теория систем рассматривает систему не автономно, а в ее связи с окружающей средой и исследует методы адаптации системы к изменяющимся внешним условиям. Система имеет свойства, отличные от свойств и просто суммирования.

    Теоретической основой исследования являются: философская концепция противоречивого характера общественного развития; философско-историческая концепция эволюционного развития общественного сознания; психолого-педагогическая концепция целостного развития личности человека, философско-педагогиче­ская концепция взаимосвязи и взаимообусловленности целостного мирового педагогического процесса при вариативности фактов его протекания в отдельных странах и регионах, философская концепция системного подхода.

    Старометодная система образования как система начала складываться в конце XVII в. и продолжала свое существование вплоть до начала XX в. В целом система пережила несколько этапов, которые описаны в параграфе 2 главы 1. После появления новометодных медресе основная масса татарских мусульманских медресе продолжала существовать, количественно их было намного больше, чем новометодных, и несмотря на то, что кадимистская система изначально не ставила целью обеспечение общего образования, она, тем не менее, выполняла ряд важных функций в татарском обществе, в том числе обеспечивала высокий процент грамотности населения, интеграцию населения в религиозном и культурном пространстве.

    Автором монографии

    · кадимистская школа рассмотрена как система, также рассмотрены цели, содержание обучения и воспитания, идеалы образованности;

    · проанализирована дидактическая система кадимистского медресе;

    · рассмотрено формирование мусульманского духовенства в качестве социально-политической элиты, данный процесс обозначен как один из главных факторов, повлиявших на конфигурацию системы кадимистского образования;

    · деятельность суфийских тарикатов рассмотрена как один из основных факторов формирования конфессиональной системы;

    · выявлено, что идеал образованности мусульманского ученого и педагога предусматривал инициацию[48] в суфийский орден;

    · выявлена дидактическая парадигма, существенно отлича­ющаяся от более поздней парадигмы, основанной на классно-урочной системе, ставшей базой для джадидистского медресе.

    Научно-теоретическая и практическая значимость даннной работы заключается в том, что в ней предпринята попытка комплексного исследования кадимистской системы образования. Результаты исследования могут использоваться при изучении систем национального и религиозного образования. Дидактические формы, методы, принципы кадимистского медресе могут послужить основой для педагогических инноваций, в том числе в сфере религиозного просвещения, конфессионального образования, образования взрослого населения, в т.ч. бизнес-образования.

    Результаты исследования открывают новые принципы для изучения такого исторического процесса конца XIX – начала XX в. как джадидизм.



    [1] Марджани Ш. Мустафад ал-ахбар фи ахвали Казан ва Булгар Т.I. – Казань: Тип. Б.Л. Домбровского, 1897. – 264 с.; То же. Т.II. – Казань: Типо-литограф. ун-та, 1900. – 368 с.

    [2] Марждани Ш. Вафият ал-аслаф ва тахият ал-ахлаф (подробное о предшественниках и приветствие потомкам) / Публикация А.Н. Юзеева. Казань: Издательство «Иман», 1999. – 126 с.

    [3] Фахрутдин Ризаэддин. Асар. 1 том. – Казан: Рухият, 2006. – 360 с.

    [4] Мурад Рамзи. Талфик ал-ахбар ва талких ал-асар фи вакаиг Казан ва Булгар ва ал-мулук ат-татар. Т. 2. Оренбург, 1908. – 540 с.

    [5] Шараф Шахар (Шәрәф Шәһәр). Мәрҗанинен тәржемәи хәле // «Мәрҗани» җыентыгы. – Казан: Мәгариф, 1915. – С.2-193.

    [6] Гайнутдин Ахмеров. О татарских школах и служащих в них // Әхмәрев Гайнетдин: тарихи-документаль җыентык. – Казан: Хәтер, 2000. – С.339-342.

    [7] Фукс К.Ф. Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях. – Казань, 1844; Репринт. Фонд ТЯК. Казань, 1991. С.126-132.

    [8] Проект муфтия // Вестник Научного Общества татароведения. – 1930. – № 9-10. – С.127-129 (Приложение № 1).

    [9] См.: Вишленкова Е.А. Профессор П.Кондырев: «Магометанам необходи­мо, по мнению моему, училище, особенно высшее...» // Гасырлар авазы (=Эхо веков). 1998. № 3-4. С.29-55.

    [10] Хөсәен Фәезханов. Ислахы мәдәрис.// Хөсәен Фәезханов: тарихи-документаль җыентык / Төз. авт. Р.Мәрданов. – Казан: «Җыен», 2006. – 38-57 б.

    [11] Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского Магометанского Духовного Собрания (1836–1903 гг.) / Р.Фахретдинов. – Уфа, 1905. – 385 с.

    [12] Коблов Я.Д. Конфессиональные школы казанских татар. – Казань, 1916. – 119 с.

    [13] Валидов Дж. Очерк истории образованности и литературы татар. – Казань: Иман, 1998. – 160 с.

    [14] Панов В.П. Записка об образовании мусульман Оренбургского края // Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. – СПб., 1869. – С.453-462.

    [15] Валидов Дж. Очерк истории образованности и литературы татар. – Казань: Иман, 1998. – 160 с.

    [16] Гаспринский И.Б. Русское мусульманство // Этнографическое обозрение. – М., 1992. – №6. – С.110-116.

    [17] Кәрими Фатих. Шәкерт илә студент / Кәрими Ф.Г. Морза кызы Фатыйма. Сайланма әсәрләр. – Казан: ТКН, 1996. – 30-56 б.

    [18] Галимҗан Ибраһимов. Татар әдәбияты хакында тагы бер әсәр // Галимҗан Ибраһимов. Әсәрләр. Сигез томда. 5 том. Әдәбият һәм сәнгать турында мәкаләләр, хезмәтләр (1910–1933). Казан: Татарстан китап нәшрияты. 1978. – 372-378 б.

    [19] Кәрими Фатих. Шәкерт илә студент / Кәрими Ф.Г. Морза кызы Фатыйма. Сайланма әсәрләр. – Казан: ТКН, 1996. – 30-56 б.

    [20] Гиладжутдин ибн Мухиддин ас-Сардави ал-Казани «Стальной клинок против новой методики» (нусул ал-хадида фи хыляфи ал-усул ал джадида) – Казань: «Иман», 2004. – 64 с.

    [21] Ишмухаметов З.А. Социальная роль и эволюция ислама в Татарии (Исторические очерки) / З.А.Ишмухаметов. – Казань: ТКИ, 1979. – 224 с.

    [22] Горохов В.М. Реакционная школьная политика царизма в отношении татар Поволжья. – Казань, 1941. – 152 с.

    [23] Климович Люциан. Ислам в царской России. – Казань: Иман, 2003. – С.37 -41.

    [24] Мозаффари З. Ишаннар–дәрвишләр / З.Мозаффари. – Казан: Татиздат, 1931. – 135 с.

    [25] Амирхан Равил. Иманга тугрылык. – Казан: ТКН, 1997. – 384 с.; Амирханов Р.У. Некоторые особенности развития народного образования у татар в дооктябрьский период // Народное просвещение татар в дооктябрьский период. – Казань: ТКИ, 1992. – С.22-60.

    [26] Алишев С.Х. Обучение и образование татарских крестьян в XVIII в. / С.Х.Алишев // Развитие культуры Татарии в дооктябрьский период. – Казань: ТКИ, 1988. – С.42-57.

    [27] Махмутова А.Х. Лишь тебе народ служенье! (История татарского просветительства в судьбах династии Нигматуллиных-Буби). – Казань: Магариф, 2003. – 455 с.: ил.

    [28] Госманов М.А. Каурый каләм эзеннән. Археограф язмалары / М.А.Госманов. – Казан: ТКН, 1994. – 464 б.; Госманов М. Үткәннән–киләчәккә / М.Госманов. – Казан: ТКН, 1990. – 472 б.

    [29] Гайнетдтин Мәсгуд. Гасырлар мирасы. – Казан: ТКН, 2004. 319 б.

    [30] Ислаев Фәйзелхак. Батырша восстаниесе. 1755 ел: Тарихи очерк. – Казан: ТКН, 2005. – 127 б.

    [31] Алишев С.Х. Обучение и образование татарских крестьян в XVIII в. / С.Х.Алишев // Развитие культуры Татарии в дооктябрьский период. – Казань: ТКИ, 1988. – С.42-57.

    [32] Кемпер М. Между Бухарой и средней Волгой: Столкновение Абд ан-Насра ал-Курсави с улемами традиционалистами // Мир ислама. – 1999. – №1 – С.160-161;

    [33] Анке фон Кюгельген. Расцвет Нашбандия-Муджадидия в Средней Трансоксании с XVIII до начала XIX вв.: опыт детективного расследова­ния // Суфизм в Центральной Азии (зарубежные исследования) Сб. ст. памяти Фритца Майера (1912-1998) / Сост. и отв. редактор А.А.Хисматул­лин. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2001. – С.275-330.

    [34] Солтанов Ф.М. Хөр фикер юлында. – Казан: ТКН, 1986. 111 б.; Султанов Ф.М. Ислам и татарское национальное движение в россий­ском и мировом мусульманском контексте: история и современность. – Казань: РИЦ «Школа», 1999. – 236 с.

    [35] Мухаметшин Р.М. Татары и ислам в XX веке (Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана). – Казань: Издательство «Фэн», 2003. – 303 с.

    [36] Идиятуллина Г. Введение // Курсави Абу-н-Наср «Наставление людей на путь истины (аль-Иршад ли-л-ибадат) / Пер. с араб. яз. – Казань: ТКИ, 2005. – 304 с.

    [37] Сенюткин С.Б. История татар нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала XX вв. (историческая судьба мишарей Нижегород­ского края): Монография. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – 416 с.: 12 илл.

    [38] Әмирхан Илдус. Татар фәлсәфәсе һәм милли мәгариф. – Казан: ТКН, 2003. – 335 б.

    [39] Гарипов Н.К. Политика Российского государства в этноконфес­сиональ­ной сфере в конце XVIII – начале XX веков: опыт духовного управления мусульман: Дис. … канд. ист. наук: 23.00.01 / Н.К.Гарипов. – Казань, 2003.

    [40] Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце XVIII – XIX веках / Д.Д.Азаматов. – Уфа: Гилем, 1999. – 194 с.

    [41] Хабутдинов А. Миллет Оренбургского Духовного Собрания в конце XVIII – XIX веках / А.Хабутдинов. – Казань: Иман, 2000. – 160 с.

    [42] Фаизов Г.Б. Государственно-исламские отношения в Поволжье и При­уралье. – Уфа: УНЦ РАН, 1995. – 114 с.

    [43] Ногманов А.И. Российское законодательство второй половины XVI – XVIII веков как источник по истории татарского населения Среднего Поволжья и Приуралья: Дис. … канд. ист. наук: 07.00.09 / А.И.Ногманов. – Казань, 1994.

    [44] Хабутдинов А. Миллет Оренбургского Духовного Собрания в конце XVIII – XIX веках / А.Хабутдинов. – Казань: Иман, 2000. – 160 с.

    [45] Фархшатов М.Н. Народное образование в Башкирии в пореформенный период. 60–90-е годы XIX в. / Отв. ред. Х.Ф.Усманов. – М.: Наука, 1994. – 144 с.

    [46] Ялалов Ф.Г. Национальное гимназическое образование: история, Тео­рия, практика. – М., 2000. – С.37.

    [47] Әмирхан Илдус. Татар фәлсәфәсе һәм милли мәгариф. – Казан: ТКН, 2003. – 335 б.

    [48] В данном случае под инициацией не обязательно понимается получение иджазата (разрешения на наставничество), но как минимум приобщенность к тарикату в качестве мюрида.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСК